Kate Gladyo (Кейт Гладьо)

Страна: Россия

Я увлекаюсь слишком многим: от Арктики до сочинения музыки. Творчеством занимаюсь всю жизнь, но лишь недавно поняла, как важна необходимость выразить себя.


Country: Russia

I am interested in too many things: from the Arctic to writing piano music. I always felt this urge to create, but only recently realized that we live to express ourselves. And now it is what keeps me inspired and motivated to write.


Отрывок из поэтического сборника “Сборник номер 1”

Не гонись за мыслею

Не гонись за мыслею,

Пусть улетает прочь.

Ведь с нею рой бесчисленный

Тебе прогнать невмочь.

Дорогами глубокими,

Вдоль прошлого могил

Заманит одинокая

В тупик тебя без сил.

И в сети мыслей спутанный,

Забудешь для чего

Ты начал путь задуманный,

Не выиграв ничего.

Бегут картинки быстрые

И голоса, рябя.

Кто гонится за мыслями

Теряет сам себя.

***

Не нужно меня провожать

До дома. Проводи меня лучше

До сна.

Я боюсь темноты, и что в час до забвенья

Вновь останусь одна.

Этот час неизбежен, он еженедельно

Крадётся со мной в кровать.

С ним приходят нежданная грусть и сомненье,

Отгоняя желание спать.

Я так счастлива днём, и безоблачна утром,

Но ночь не зависит от них.

Что б ни делала я, но минута в минуту

Возникает ряд страхов дурных.

Нет, не стоит меня провожать

До дома. Мне дойти не стоит труда.

Проведи меня сразу в ярчайшую кому,

Чтобы в сон не прокралась беда.

***

Что остается?

Что остаётся? Думать, наблюдать,

Как мир неспешно колебался,

Как звук стоял, и полз, и рвался;

Минуту следующую ждать.

Нажать на клавишу-другую,

И ноты выстроятся в ряд,

Но я не их услышать рад.

Меж ними паузы волнуют

Они шумят как водопад

И музыку без струн рисуют.

Я думать стал:

какой-то гений раз сказал

Что истина в пространстве,

Пустоте,

и промежутках,

В общем-то, в нигде.

В тот день меня томила скука

И мысль та разогнала муку,

Дала надежду: вот ответ!

Сейчас забот, занятий нет

Нет развлечений, нет друзей

Нет наполнений долгих дней.

Пусть в этом будет мое счастье!

Я сяду ночью на балкон

(Давно меня оставил сон)

Закрою книги, мой блокнот,

Открою иссушенный рот,

Возьму и задержу дыхание,

Чтоб лучше слышать кроны шум

И звёзд чуть видное мерцание,

Чтоб многословный, громкий ум

Дал путь тупому ожиданию.

***

Я сижу у окна,

из которого просто печёт.

Мне везёт.

Я один в ряду —

наконец отдохну

от приевшихся разговоров.

Я скучал.

Тишина.

Я и только она,

но без грусти и без одиночества.

Завести разговор —

хоть сейчас. Мне легко.

Я способен на всё.

Дело в том —

не хочу.

У меня есть вода

в виде пара вокруг.

Есть горячий листок

светотени у рук.

Я смотрю вновь в окно —

в наднебесье и в мир.

Одиноким один лишь кретин

ощущал бы себя в этих видах.

Ибо то полотно, уплотнившись

и став полем пудры,

наполняло меня

и давало мне силу,

поднимая все выше с каждой минутой.

Одиноки не люди без братьев,

Не люди, что братьев не видели год.

Одинок тот, кто брата за облаками

разглядеть в ясном небе не смог.

Кто беспомощно ищет себя под землёй,

не подумав поднять глаза выше.

На мгновенье не сможет остаться с собой — и . . .

ничто не увидит,

ничто не услышит.

В облаках целый мир

и людей, и воды,

света, веры и птиц,

множества, пустоты.

На одном из холмов

мягкой, свежей пурги

Там сидит один ты,

Рядом с ним, позади,

Там сидит кровный брат

и родная сестра.

Мать с отцом, город весь,

Реки, лес — тоже здесь,

И родные хребты,

И иные края.

Все вокруг — тишина.

Но стекает вода.

Тает снег облаков,

Солнце с шумом горит,

И кипит вся земля.

Жизнь кипит.

Целый мир синевы предо мной.

Небо, я был один.

А сегодня — с тобой.

***

Мне приснилось совсем недавно,

Что я настоящая мразь.

Сперва это казалось забавным,

Но накрепко мне в мысли вкралась

Эта вера, что сон не был ложью,

Что я во себя влюблена.

И, в отличие от многих, божьей

Силой наделена.

И казалось, что выше стою я,

И казалось, весь мир был другим.

Я с презрением и негодуя

Называла родное чужим.

Я любовь извратила в побои,

И с невинностью равной души,

С невозможностью ту успокоить,

Радость общества стала душить.

С вверх стремящейся головою,

С уходящей из-по́д ног землей

Я себе не казалась собою:

Я лицом породнилась с змеей.

Вдруг тонуть начал в сумрачном море

Перламутровый отблеск змеи.

Та забилась в испуге волною,

Обнажила свои острим.

Мне тогда стало истинно страшно:

Смерть смотрела мне грозно в глаза.

Я летела в том сне безотважно

В пропасть, кровью брызжа и в слезах.

Только кистью коснулась конца я,

Распахнулись, как двери, глаза.

До конца себе не доверяя,

Дух был счастлив вернуться назад.

Хоть казалось, мне снилось так явно,

Что я настоящая мразь,

На душе моей было приятно,

Что кошмару я не поддалась.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)

Загрузка...