Anna Solnova

Страна: Украина

Если говорить о моей любви к литературе, то можно считать подтверждением то, что еще в шесть лет я начала стремительно терять зрение, когда долго и при плохом освещении зачитывалась сказками братьев Гримм. И оно того стоило. Если приехать в гости к моим родителям и открыть несколько тумбочек, можно найти множество исписанных блокнотов, в которых я вносила все то, что хочу, чтобы со мной произошло. Обычно это были сказки, в которых главной героиней была я и множество моих фантастических друзей. Мои истории начались еще тогда, и вот, наконец, воплотились в полноценном произведении. Надеюсь, с моим главным героем захотят подружиться много людей, как это когда-то сделала я.


Country: Ukraine

If we talk about my love for literature, then I can confirm this by the fact that at the age of six I began to lose my sight rapidly from all that continuous reading of Grimms’ fairy tales under the dim light. And it was worth it. If you come visit my parents and open a few drawers, you will find a lot of my old notebooks, in which I wrote down everything that I wanted to happen to me. Usually, these were fairy tales, where many of my fantastic friends and I were the main characters. My stories began back then, and now, finally, they have been embodied into a full-fledged work. I hope that many people will want to make friends with my main character, just as I once did.


Отрывок из произведения “Заячья гора”

Солнце наполняло пейзаж яркостью, и Тео, снова уставившись в компас, побрел дальше. От осознания того, что он сделал нечто важное для поколения птиц и переубедил охотника, его плечи немного выпрямились, а коленки почти перестали дрожать. По мере того, как картинка на циферблате становилась ярче, Тео ускорил шаг. Ему не терпелось узнать куда приведет его компас и что же означают эти бесподобные цветы.
Лес заканчивался: плотные ветки превратились в тонкие, старые деревья дали дорогу молодым, а солнечный свет все смелее пробивался сквозь листву. По тропинке бегали разноцветные ящерицы, словно вели его за собой, и Тео что есть сил пытался на них не наступить. Они проворно проскакивали у него под ногами, по пути отбрасывая старые хвостики. Это было поразительное зрелище: если обернуться назад, можно было увидеть, что дорога была густо ими усеяна. Тео заворожено за этим наблюдал, пытаясь понять куда они держат свой путь, что сам не заметил, как вышел из леса.
Перед мальчиком раскинулась холмистая долина, такая необъятная, что не было видно, где она заканчивается. Но взгляд Тео остановился на другом: перед собой он увидел огромный лабиринт, сплетенный из миллионов тропических цветов, таких чудесных, что захватывало дух.

Мальчик не сдержал вздох восхищения. Казалось, что он впитывал все оттенки красок, которые только может различить человеческий глаз. Он попытался найти хоть один цветок в изгороди, который видел прежде, дома, но не смог. Они все были необыкновенные, уникальные в своем роде. Их лепестки были то широко раскрытыми, то затянутыми в пучок, а некоторые из них вовсе были похожи на причудливые фрукты. Одни были собраны в соцветия, которые, дополняя друг друга, принимали новую необыкновенную форму. Другие выглядели независимо и самобытно, но общим у них было одно: все их цветоножки были повернуты внутрь лабиринта.
Опьяняющая сила красоты тянула его войти в лабиринт и прикоснуться к ним кожей лица. Он гадал: если они такие прекрасные, то их запах, должно быть, способен вскружить голову. И если даже компас привел его сюда, то Тео непременно должен зайти и, кто знает, может быть просто отдохнуть?
Мальчик начал направляться к витиеватой арке из цветов, жмурясь на солнышке и впервые за долгое время беззаботно улыбаясь, как вдруг что-то врезалось ему в грудь. Удара было недостаточно, чтобы его остановить, но все же Тео затормозил и осмотрелся. У него под ногами лежала пчела и расправляла крылышки, чтобы снова подняться в воздух.
Как только она взлетела, она взволнованно сообщила:
一 Не иди туда! — ее жало лихорадочно подрагивало, — ты не вернешься, как не вернулся весь мой рой!
Тео с удивлением посмотрел на нее и осведомился что она имеет ввиду. Пчела совершила вихрь и продолжила:
一 Наш улей совершенно опустел! Многие из нас отправились на поиски пыльцы, когда увидели этот сад, — сказала она. — Ах, если бы мы только знали, что он проклятый! Говорю тебе, он проклятый!
Пчела горестно загудела и посмотрела в направлении лабиринта. Тео попросил ее пояснить.
一 Многие мои собратья улетели на поиски нектара и не вернулись. В нашем рою я — Королева-матка, — она гордо выпрямилась, — и когда вокруг остались только трутни, мне пришлось самой выбраться из улья, чтобы их найти. Я видела, как последние из пчел влетели сквозь эту арку и опьяненные ядом этих райских цветов, решили там остаться.
Тео подошел ближе и пристально взглянул на цветы. Как нечто настолько совершенное, может отравить жизнь всем этим пчелам?
一 Может им там просто лучше? — задумчиво спросил он и двинулся вперед.
Пчела еще громче загудела и снова врезалась ему в грудь, дальше отталкивая Тео от лабиринта.
一 Ты не понимаешь, пчеленок человека, мы — существа трудолюбивые, мы работаем не покладая лапок и крылышек, и в этом смысл нашей жизни. Но сейчас в моем улье почти не осталось меда, все добытчики по ту сторону лабиринта, и если я влечу за ними, я боюсь, у пчел больше не останется шанса… Ты должен нам помочь!
一 Но как? Я же не могу просто уничтожить весь этот сад, — Тео еще раз окинул взглядом безграничные просторы лабиринта, стоящего на холмах, и вопросительно посмотрел на Королеву-матку.

Пчела вплотную подлетела к лицу мальчика и осмотрела его.
一 Твои рецепторы не восприимчивы к нектару, — она мигом пронеслась за спину мальчика, желая, чтобы он следовал за ней.
Тео обернулся и увидел, что пчела кружит над одним-единственным цветком, растущим в траве. Он не был таким причудливым творением природы, как те, из которых состоял лабиринт, но он все же был красивым во всем своем обыкновении. Мальчик подошел ближе к копошащейся рядом пчеле и осмотрел растение.
一 Это один из цветов, растущих вблизи нашего улья. До того, как мои пчелы увидели этот проклятый сад, мы собирали мед в основном из них и были полностью счастливы, — ее маленькие черные глазки блеснули, — ты должен взять его, пронести внутрь лабиринта, и напомнить остальным пчелам, что в их жизни есть нечто более важное.
Тео немного опешил перед такой важной миссией и спросил:
一 А что, если они меня не послушают?

Королева-матка оторвалась от обыкновенного цветка, подлетел на уровень глаз мальчика и очень серьезно сказала:
一 Любое живое существо может потеряться в вихре ложных соблазнов. Но вдруг, если напомнить им об их истинном предназначении, то благо снова даст о себе знать?..
На этих словах она улетела подальше от тропических растений, рассчитывая на Тео. Мальчик с трепетом сорвал цветок, раздвинул лепестки, заглянул внутрь плотного бутона и направился к лабиринту.
Вход представлял из себя живую арку втрое выше мальчика, которая раскрылась настолько, чтобы Тео мог попасть внутрь. Когда он вошел, ему показалось, что ветви срослись у него за спиной. Мальчик удивленно пожал плечами, а хвостик в штанах сомнительно поджался. От этого он почувствовал легкую досаду, потому что был убежден, что цветы уж точно его не испугают. Он прогнал эту мысль и пошел вглубь лабиринта, по пути рассматривая цветы.

Вблизи они были не менее восхитительны. Тео готов был поклясться, что в жизни не видел ничего более живого. Казалось, что аромат, который они источали, можно увидеть глазами: из бутонов рассеивался пар — лабиринт будто дышал. Он провел в воздухе рукой, пытаясь рассечь дымку. Она сначала поддалась, но через секунду заполнила освободившееся пространство. Что-то подсказывало, что не стоит прикасаться к самим цветам, хотя соблазн был как никогда велик.

Они были такими сочными, что нектар скатывался по лепесткам, прозрачными каплями орошая землю.
Что касается пчел, прежде шустрых и деятельных, они просто блаженно левитировали в воздухе. В лабиринте их были миллионы, и все — без ума влюблены в эти цветы. Они вовсе не замечали мальчика, их глазки смотрели куда-то мимо, а крылышки слегка подрагивали, когда их рецепторы засекали аромат цветов. Несколько минут Тео их просто рассматривал. Их эйфория не казалась ему чем-то порочным, пока он не опустил взгляд под ноги.
Там, под изгородью, сотни пчелок, валялись словно сорняки, и практически не двигались. Опьяненные ядом райских цветов, они не
могли и не желали сопротивляться. Их усики, будто сломанные антенны, безвольно колебались на ветру. Их тельца были пропитаны нектаром, а крылышки слиплись.
При виде этого Тео понял, чем же так обеспокоена Королева-матка: ведь каждого, кто надолго останется в этом лабиринте, ждет та же участь.
Ему захотелось взять и просто сорвать эти тропические цветы и растормошить всех пчел. Но цветы были повсюду: их было так много, что более бесполезное занятие сложно было представить.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (74 оценок, среднее: 4,61 из 5)

Загрузка...