Aliya Temuriyzoda

Страна: Узбекистан

Писательница, сценаристка, поэтесса. Опубликованы 4 книги.

Country: Uzbekistan

Отрывок из детектива “Божественное правосудие”

I

Вечер, автомобили едут по улицам города. Стая птиц щебечут вокруг ветвей платанов, растущих вдоль аллей. Один автомобиль отделился от сплошной колонны автомобилей и повернулся на улицу по направлению своего движения. Как только автомобиль въехал в переулок, шум как будто немного уменьшился. Один за другим стали отставать выстроенные в ряд многоэтажные дома. Пройдя еще немного внутрь, автомобиль остановился возле одного из многоэтажных домов, перед крыльцом со старой деревянной скамейкой, с которой начала слезать краска.
Дверь открылась, и из автомобиля вышел красивый мужчина лет 30-32, хорошо одетый, ухоженный, слегка выбритый. Сначала он свысока взглянул на дверь подъезда, потом на окно третьего этажа. В окно смотрела юная девушка. Как только он увидел ее, девушка отошла от окна. Мужчина увидев это улыбнулся, затем вошел в подъезд.

II

Большая комната, посреди которой стоят столы и стулья, на столе расставлена блестящая посуда для гостей. Стены комнаты оклеены обоями в тон мебели. На стене возле двери висит небольшой телевизор, а две-три картины в рамках и настенные часы украшают другие пустые стороны стены. На одном из фото – родители с двумя дочками и сыном, на другом – черно-белом, бабушка и дедушка, а на третьем счастливые родители с женихом и невестой, на этом фото невеста выглядит немного рассеянной, бесчувственно смотрит на объектив камеры. Женихом был тот мужчина, приехавший на раскрашенной машине, а невеста на фото – сидела перед ним, как старшеклассница, в ярком макияже.
В комнате сидят счастливая мама и грустная невеста из последнего фото. Оба молчат, задумчиво глядя в одну точку. По одежде невесты было видно, что она еще совсем недавно вышла замуж, а синяки на ее лице свидетельствовали о том, что она выбрала не лучшего мужчину.
Та, юная девушка, которая смотрела в окно, заглянула к ним и шепчет в открытую дверь:
– Софи, он приехал…
Невеста умоляюще посмотрела на женщину.
– Нет! – грубо ответила женщина.
– Мамочка, пожалуйста… – умоляла девушка.
– Я сказала тебе нет! Не прошло и двух месяцев, как ты вышла замуж, ты в своем уме? Кем мы будем перед соседями, как мы будем ходить с высоко поднятой головой?
– Мамочка, он убьет меня!
– Если ты будешь молчать и соглашаться с тем, что он говорит, все будет хорошо!
– Мам, я с ним вообще не разговариваю! Он поднимает на меня руку даже без причины, понимаете? Пожалуйста, не отпускайте меня к нему, мамочка…
София начала плакать.
– Хватит! За это время ты возвращалась в отчий дом четыре раза, разве тебе не стыдно?! Кого не бил муж? Надо набраться терпениея, вот что значит брак! Разве не терпела ли я побои со стороны твоего отца? Я ведь не умерла от этого, не так ли? Ничего не будет!
Прозвенел дверной звонок.
– Мам, он убил своего еще не родившегося ребенка, как я могу вернуться в тот дом?
– Он ведь сказал, что не знал! Как же мог знать?!
– Я сказала ему, сама сказала ему!
– Не действуй мне на нервы!
– Мам, я ведь твой ребенок, почему ты веришь не мне, а ему?
София повернулась к двери и увидела своего мужа, красивого мужчину, смотрящего на нее с ухмылкой.
– Ты много раз обманывала нас! – её мать тоже посмотрела на своего зятя.

III

Тот же подъезд, год назад.
Желтое такси остановилось перед подъездом. Водитель вышел из машины и на сразу открыл дверь заднего сиденья. Сначала на землю была поставлена одна нога в белых носках-гольфах и легких летних туфлях, и прежде чем другая была поставлена раздался звонкий голос:
– Только хотела спросить, как открыть дверь машины…
– Дверь открывается только снаружи, сестра. Этот мустанг уже старый, можно отправлять на металлолом…
– Да…
Наконец появилась и сама говорящая – София, на вид девушка лет 15-16, в цветочном платье. В ее глазах был виден страх.
В одной руке был серый пакет – внутри белая блузка и черная юбка, в другой руке был мобильный телефон с трещинами на экране в виде паутины, еще и две купюры, одна – в пять тысяч сумов и вторая – в одну тысяча сумов. Она потянула руку с деньгами водителю:
– Вот, возьмите, за проезд.
Водитель взял деньги и сел в свою машину. Прежде чем он успел завести машину, из подъезда вышла женщина с гневом в глазах. Подбежав к девушке, она ударила ее по лицу. Звук пощечины был настолько громким, что даже водитель сидевший в машине вздрогнул. В глазах девушки словно загорелись искры, а потом послышался женский голос, кричавший:
– Где ты была?!
Белое лицо девушки стало еще бледнее, она прикрыла глаза и ответила дрожащим голосом:
– Ббыыла… у тети…
– Ты надевала гольфы к своей тете?! Что у тебя в руке? Дай сюда!
Не дожидаясь ответа девушки, женщина потянулась за пакетом и вытащив одежду внутри пакета бросила на землю посреди улицы, и начала топтать ногами по ней.
– Кого ты пытаешься обмануть?! Разве я не говорила тебе, что ты не будешь учиться?!
– Мама… Пожалуйста… Я уверена, что все ответы отметила правильно… Если я поступлю в ВУЗ, буду работать, я не буду семье обузой, получу стипендию, буду помогать по дому…
Женщина, еще сильнее разозлившись дернула девушку за руку, и потащила ее в подъезд, накричала на нее. Ее голос был слышен на семь кварталов:
– Мы не нуждаемся деньгах! Кто у тебя просит денег?! Я говорила тебе, ты выйдешь замуж?! С сегодняшнего дня ни слова про учебу!
Женщина бросилась внутрь. Водитель, долго наблюдавший за этой ситуацией, не зная уходить или нет вышел из машины, взял с земли пыльную одежду, сложил ее друг на друга и положил на скамейку рядом с подъездом, в который вошла девушка. Потом вернулся к своей машине.
– Беги, девочка, беги отсюда…

IV

София на мгновение замолчала, не зная, что делать, что сказать.
– О, сынок Муроджон, здравствуйте, как ваши дела? Иди, Софи, завари чай, твой муж пришел!
– Мы будем пить чай в другой раз. Я тороплюсь, – ответил мужчина. — Софи, ты готова?
Нервы Софии сломлены.
– Вы знаете, насколько моя мама старше вас? Они выразили свое почтение и поприветствовала вас. Почему вы в ответ не поздороваетесь с ней?
– Тише, доча! Ведь ты сама не поздоровалась со своим мужем, глупая ты девчонка! – фальшивым смехом попыталась разрядить ситуацию женщина. – Иди, выноси свои вещи!
– Я никуда не пойду, мам!
– Ты уезжаешь! Теперь ты будешь приходить в этот дом только как гость! Мы тебе еще не сделали обряд на приглашения в гости, а ты приходила уже сотый раз! Как тебе не стыдно? Твой отец тоже говорил – чтоб, когда я вернулся с работы, ты была в доме своего мужа. Иди, иди домой!
– Мам!
– Все-таки твой муж порядочный человек, раз он пришел за тобой, чтобы забрать к себе домой после твоих ссор. Сколько мужей знаю – наделают четверых-пятерых детей, и выгоняют их на улицу!
– Мам, он каждый день бьет меня, почему не хотите меня понять? Боюсь, что однажды я умру от его рук!
– Даже если умрешь, пусть твой гроб вынесут из дома твоего мужа! Ты не должна жить с клеймом вернувшейся девушки!
София сильно закусила губу, чтобы не заплакать, старалась не смотреть на мужа.
– Покиза, иди, вынеси вещи сестры! – женщина встала, раскрыла руки для мольбы(дуа), – О Боже, аминь! Пусть это будет последний ссорой между вами, приходите теперь к этому порогу только как гости!
– Аминь, – Мурад приподнял свои руки к лицу, словно собирая благословение.
– Слушайте, Муроджон, моя дочь еще молода, не обращайте внимания, если она скажет что-то не так. Она со временем повзрослеет, и возьмется за ум…
– Да, ничего… – Мурад не мог подобрать другие слова.
Они вышли в коридор, не говоря ни слова. Покиза взяла вещи Софии, которые были уложены в два пакетаи передала их Мураду.
– Это тяжеловато для моей сестры, возьмите вы. У нее недавно случился выкидыш из-за вас!
Мурад вздрогнул, словно его ударило током.
– Покиза! Что ты несешь?!
Она недовольно отвернулась.
– Ты в этом году заканчиваешь школу? – Мурад задал вопрос Покизе.
– Да, а что?
– У меня есть неженатые друзья, которые ищут девушек…
– Покиза будет учиться!
– Я буду учиться!
Сестры ответили одновременно. Мурад рассмеялся и пошел к двери, чтобы выйти из дома. Покиза быстро шагнула вперед, преградила ему путь, встала перед дверью.
– Если ты еще раз тронешь мою сестру, я убью тебя, понимаешь?
Мурад снова засмеялся, глаза матери, засверкали:
– Что это за непристойность?! О чем ты говоришь?
– Ничего, все в порядке, – снова засмеялся Мурад. Потом серьезным тоном: – Не утруждайте себя, попрощаемся отсюда. Приезжайте к нам в гости, меня дня три-четыре дома не будет, я уезжаю в горы. А родители уехали в санаторий. Вам всем будет комфортнее… – сказал он.
Вышла София, а за ней Мурад с пакетами в руках.
– Оставайся навсегда скалой там, куда ты пойдешь жить!
Мать проводила их этими словами и закрыла дверь.

V

Когда молодые жених и невеста сели в машину, Мурад поддразнил Софию.
– Твоя матушка доверяет мне больше, чем ты?
– Это не имеет к вам никакого отношения.
– Для кого это имеет отношение? Твой язычок стал немного длинным?
София села на заднее сиденье машины в недовольном настроении. Когда Мурад сел в машину, он почему-то запер ее изнутри. Софию вдруг охватила паника, выступил холодный пот. Мурад посмотрел из окна машины на окно третьего этажа, улыбнулся, потом завел машину. Он посмотрел на жену через заднее зеркало машины и начал говорить брезгливо:
– Я говорил тебе, быть осторожной? Разве не говорил что ты мне не нужна, и ребенок, рожденный от тебя тоже не нужен?! Разве я не сказал что у меня есть жена и дети, а ты слуга, которая служит моим родителям?!
– Откройте двери машины! Я никуда с вами не пойду! Мои родители не отдавали меня вам в рабство! Не должны были зачать ребенка, если он вам был не нужным!
– Замолчи! Благодаря тебе я просидел 15 суток!
– Это очень маленькое наказание за убийство человека, тем более за убийство собственного ребенка! Даже если вас посадят на всю жизнь, вы не сможете смыть этот грех! Я поступила правильно, если вы сели на 15 суток!
– Хмм… Значит так!. Ну и ладно. А теперь, женушка, пора ответить за свои действия! Знаешь, почему я пришел забрать тебя?
София отвернулась.
– Я отправил родителей в санаторий. Дома никого нет. Ты понимаешь?
– Открой машину!
– Не найдут даже твой труп!

VI

Был вечер, последние лучи солнца падали на плечи перистых облаков. Во дворе, окруженном зелеными лиственными деревьями, слышно щебетание птиц.
Мужчина с побледневшим лицом как у призрака, выбежал в безлюдный двор и упал на землю. Это был Мурад, в глазах которого отражались страх и паника.
– Что я наделал?! Что же я наделал?!
Он вдруг сел, начал дрожащими руками рыться в карманах. Наконец он нашел то, что искал – свой мобильный телефон и поспешно позвонил кому-то.
– Папа, я убил её! Я просто хотел её немного напугать!
– Где ты? – послышался громкий голос другого мужчины с другой стороны.
– Я на даче, здесь никого нет, – дрожащим голосом ответил Мурад. – Похоронить её где-нибудь поблизости? Тогда никто не узнает! Никто не видел, как мы приехали сюда! Я проезжал по улицам, где не были установлены камеры.
– Тогда посади ее в свою машину и отвези домой. И снова вернись с улицы без камер. Быстрее!
– Домой?!

VII

Ночь. Вокруг темно. В темной комнате с выключенным светом Покиза спит с холодным потом на лбу. Обеспокоенная ужасом своего сна, она переворачивается с боку на бок. И наконец, возобладал страх, и она закричала, и проснулась от собственного голоса:
– Сестра!

VIII

На кухне еще горел свет, отец вернувшийся с работы полчаса назад, сидел ужинал. Он и его жена обсуждали сегодняшние события.
– Четыре раза, эта бесстыжая возвращалась четыре раза! Как такое возможно? – нервно высказался мужчина.
– Нынешняя молодежь другая, они очень нетерпимы, ставят себя выше семьи, – со вздохом ответила женщина.
– Ты ей все хорошенько объяснила? Сказала ей, что она больше не должна возвращаться в этот дом, что если она разведется, я её не приму обратно?
– Да сказала, я сказала… Еще сказала что надо думать о своей сестренке, не надо бросать тень на ее будущее.
– Ты правильно сделала.
– Но почему-то на душе неспокойно…
– Ерунда все это!
С коридора послышались торопливые шаги, а затем голос Покизы, смешанный с плачем:
– Мамочка, мамочка!
Родители внезапно насторожились.
– Мамочка, сестра! Что-то случилось с моей сестрой! – она увидев отца, немного взяла себя в руки, – Здравствуйте…
– Здравствуй. Что случилось с твоей сестрой?
– Я очень волновалась, после того как она вернется туда, что её муж снова поднимет руку. Мы с сестрой договорились до её отъезда, если все будет хорошо, она должна была позвонить три раза с домашнего телефона в 11 часов ночи и повесить трубку. Время уже 12, а она не позвонила…
– Ну и ну, посмотрите на эту девочку! Может она уснула или забыла? Зачем паниковать? – говорила мать осуждающим тоном.
– А… или может, ваш зятек снова поднял руку на нее! – нервно сбивала Покиза. – Позвоните им хотя бы один раз, папа! Только один раз!
– Давай, иди спать, соплячка! Теперь, когда они начали спокойно жить, нам этого спектакля не хватало! Иди, иди к себе!
Покиза ушла, не сказав ни слова. Когда послышался звук закрывающейся двери, мать в страхе стала умолять отца.
– Мне тоже неспокойно. Почему бы вам не позвонить и не спросить, как они там?
– Ах, вы женщины…

IX

Покиза в свете ночника сидит задумчиво, обняв свои колени. Слова сестры в её голове:
– Только ты меня понимаешь, сестричка… Помнишь, как отец бил нашу мать? А вот мой муж – вылитый папа, не меньше! Тем не менее, я возвращалась оттуда четыре раза, только потому что уже невозможно было терпеть побои. На самом деле он каждый день пинает меня как футбольный мяч, бьет как боксерскую грушу. У меня нет не сломанной кости, я едва хожу…
– Почему бы тебе не уйти от него, сестра?
– Куда я пойду, в чей дом я впишусь? Отец – тиран, как мой муж… А мама… Как будто ее жизнь не была похожа на ад, но все же она заставляет нас жить такой же жизнью. Куда мне пойти, к кому обратиться за помощью?
Мысли девушки прервал внезапный звонок телефона. Телефон был подключен к розетке у окна. Звонок отключился, когда она даже не успела встать. Когда она включила свет, телефон во второй раз зазвонил и снова погас. Когда он зазвонил в третий раз, Покиза уже держала телефон на руках, её глаза были наполнены недоумением.
– Что же происходит?!
Дверь открылась, и вошла её мать.
– С твоей сестрой все в порядке, не волнуйся. Твой отец позвонил её мужу, он уехал в санаторий к родителям, а сестра дома одна.
– Вы говорили с сестрой тоже? – с беспокойством спросила Покиза.
– Нет, её муж сказал, что все с ней в порядке. Зачем нам побеспокоить её посреди ночи?
– Сейчас мне поступило три звонка с домашнего телефона сестры.
– Ты сказала… что договорились с Софи…
– Папа сказал ему об этом? Он сказал ему об этом соглашение?!
– Да, а что это было? Чтобы тебе было спокойно!
– Мама! Должно быть, что-то плохое случилось с моей сестрой! – сказала Покиза, на этот раз плача. – Я ни о чем не договаривалась с сестрой! Я выдумала это все, чтобы папа позвонил и узнал, как там сестра. Мне приснился плохой сон, во сне муж убил мою сестру и повесил!
– Не паникуй, это ведь просто сон! А, может он сказал Софи, чтобы та три раза тебе позвонила, чтобы ты успокоилась, наконец?
– А почему поступил звонок и сразу отключился? Почему бы сестре не позвонить мне и самой сказать что она в порядке? Ведь, она дома одна?

Х

Следующее судебное дело.
– Когда мы пришли туда, не было стула, где была повешена моя дочь! – запротестовала мать.
– А у меня в протоколе четко указано, что там был стул и на нем отпечатки пальцев покойного! – следователь отвечает на возражение возражением.
– Потому что ты его родственник, ты хочешь замять это дело!
– Если у вас есть какие-либо доказательства, подтверждающие совершение преступления, представьте их в суд. Может быть, вы сделали фото или видео? Если у вас нет таких доказательств, вы не можете меня оклеветать! Я представил суду все доказательства.
– Убийцы, тираны! Вы все вместе убили мою дочь! За это вы все ответите перед Богом!
– Если я молчу, то это потому что понимаю, что вы мать и потеряли своего ребенка. Следите за языком! В день, когда покойная совершила самоубийство, Мурад был с нами на даче. Там еще присутствовали женщины…
– Ты снова лжешь! В ту ночь, когда ему позвонил мой муж, зять сказал ему, что он в санатории, с родителями!
– Это не что иное, как ложь. Когда вы звонили, я был рядом, он ничего такого не говорил! Кстати, по результатам экспертизы было установлено, что образцы кожи, найденные под ногтями вашей дочери, принадлежат ей самой. Это значит, что статья о принуждении к самоубийству не соответствует уголовному делу!

XI

– Суд рассмотрел уголовное дело о смерти гражданки Саидовой Софии Раджабовны. Обвинение против Мурада Эркиновича Туробова, которого считают подозреваемым по этому делу, не подтвердилось. Поэтому подозреваемый должен быть признан невиновным и отпущен из зала суда! Если стороны недовольны приговором, то могут подать апелляцию в течение 14 рабочих дней!

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (10 оценок, среднее: 3,90 из 5)

Загрузка…