Элина Легкодух

Страна : Украина

Сфера деятельности: журналист, писатель

Родилась и выросла в прекрасном Донецком крае. Закончила филологический факультет Донецкого национального университета и получила степень магистра в области журналистики.
Работала журналистом и корреспондентом в массовых региональных изданиях, вела авторскую программу «Театральный диалог» на радио Донбасс-ФМ.
Публикуется с 2007 года в региональных и международных изданиях, литературных сборниках и альманахах.
В 2015 году написала книгу «Блокпост», основанную на дневниках погибшего солдата.
Хобби: скалолазание, альпинизм. Больше 10 лет занимается скалолазанием и ходит в горы, тренирует детей. Старается привить детям любовь к природе, понятия настоящей дружбы, взаимовыручки и поддержки в горах, развивать силу духа.


Country : Ukraine

Field of activity: journalist, writer

Elina was born and grew up in the beautiful Donetsk region. She graduated from the Faculty of Philology of the Donetsk National University and received a master’s degree in journalism. She worked as a journalist and correspondent in the mass-media regional editions, led the author’s program «Theater dialogue» on the radio Donbass-FM. Since 2007 she has been published in regional and international publications, literary collections and almanacs.
In 2015, she wrote the book «Roadblock», based on the diaries of the deceased soldier.
Hobbies: rock climbing, mountaineering. She has been climbing and going to the mountains more than 10 years, train the children. She try to instill in children a love of nature, the concepts of true friendship, team spirit and support in the mountains, develop the power of the spirit.


Отрывок из романа “Блокпост”

Глава 40

В течение следующей недели, Надя не виделась ни с Костей, ни с Мишей. Через шесть дней ей сняли швы, но она все еще едва заметно прихрамывала. Каждый раз, поднимаясь по лестнице, она оборачивалась и прислушивалась к посторонним звукам. Ожидание Костиной мести, было хуже самой расправы. Надя чувствовала, как ее внутреннее напряжение растет. Каждую ночь она просыпалась в холодном поту после увиденных кошмаров. Ей снился один и тот же сон – черный джип с тонированными стеклами мчится на нее на сумасшедшей скорости. Несмотря на затемненные стекла, Надя всегда видела за рулем Костю, его насмешливую, ироничную улыбку. Когда машина вплотную приближалась к ней, Надя вздрагивала и просыпалась. Иногда она вскакивала с криками.

– Так больше не может продолжаться, Волк, – сидя на лавочке под каштанами, сказала она солдату.

Волк снова достал сигару и вдохнул ее запах.

– Что тебя тревожит, фея? – спокойно спросил он.

– Я не могу спать, мне снятся кошмары, – в отчаянии сказала Надя и покачала головой.

– Да, я вижу, синяки под глазами уже как у панды, – по-прежнему равнодушно сказал Волк.

Надя не отреагировала на его шутку.

– Неужели Сашка тебя беспокоит?

Надя отрицательно покачала головой.

– Или Миша-псих? – цинично спросил он. – Ты уж прости, я совсем потерялся в твоем гареме.

Надя снова промолчала. Она погрузилась в глубокие раздумья.

– Такое губительное затишье, – Надя нахмурила брови и покачала головой.

– Затишье перед бурей говорит о наступлении самой бури, – резюмировал Волк, он положил сигару обратно в карман.

– Спасибо, Волк, можешь ты…

– Да, знаю, – перебил ее солдат, – из безнадежной ситуации сделать крайне безнадежную, – солдат провел рукой по отросшей бороде. – Слушай, ну может нужно уже эту бурю пережить, все то ради нее и было затеяно с самого начала.

– О чем ты? – Надя затаила дыхание.

– Может цель – не спастись от бури, а суметь ее пережить, – невозмутимо сказал Волк.

– То есть, все самое важное будет после нее? – Надя начинала понимать.

– Именно! Как всегда, самое интересное – в конце фильма! – Волк рассмеялся.

– Только это жизнь, Волк, моя жизнь, и я могу не устоять, – девушка поджала губы и покачала головой.

– Не говори глупостей! Вспомни предсказание старца – Кайлас ждет тебя, – Волк подмигнул.

– Это просто одинокий старик, он мог что-то напутать, ошибиться, да просто ляпнуть, не подумав…

– Послушай, если эта гора так манит тебя, значит, ты там будешь! – без капли сомнений сказал Волк.

– Откуда у тебя такая уверенность?? – фыркнула Надя.

– Если человек чего-то хочет, значит, это уже существует. Вопрос лишь времени, – уверенно сказал Волк.

– Эх, Волк, тебе не воевать нужно было, а идти в философы, – Надя, наконец, улыбнулась и обняла солдата за плечо.

– Нет, просто я поспорил с Борисом, что мне удастся увидеть твою улыбку, – Волк повел бровями.

Надя вмиг переменилась, улыбка сошла с ее лица, сменившись на гнев.

– Ты просто сволочь, Волк, ненавижу тебя, – она развернулась и направилась к двери.

Волк рассмеялся.

– Я пошутил, фея, вернись!

– Да пошел ты! – крикнула она ему, не оборачиваясь.

Волк снова рассмеялся.

– Ну что за девушка!  – он провел рукой по черным волосам и улыбнулся.

В один из литературных вечеров, когда Надя с упоением читала солдатам Джека Лондона, в ее кармане раздался жалобный звук сообщения. 

– Извините, – неловко сказала она, – я прочитаю, вдруг это от родных.

– Конечно, – улыбаясь, ответил Саша.

 Надя достала телефон. Ее глаза внимательно изучали текст на экране, сначала взгляд был очень сосредоточенным, но потом на лице появилась улыбка. Солдаты настороженно следили за Надиным выражением лица. 

– Что там? – с любопытством спросил Саша. Волк и Борис тоже ждали ответа, затаив дыхание.

– Хотите, прочитаю? – загадочно спросила Надя.

– Да, да…– хором попросили солдаты.

Надя открыла начало сообщения.

– «Контрольный пункт. Войска. 

   Зима. Метель. Тоска.

   Вопросы. Холод. Сон.

   Путь снегом занесен.

   Контрольный пункт. Весна. 

   Тепло и не до сна.

   Ну не томи, старлей!

   Домой бы поскорей.

   Все тот же кпп.

   Вопросы и т.п.

   Зима или весна – 

   кордон, контроль, война».

На несколько секунд в палате повисла пауза, которую прервал аплодисментами Волк.

– Кто бы это ни был, но написано чертовски хорошо! Просто в десятку, без соплей и лишнего пафоса! – Волк одобрительно покачал головой.

– Хорошо, я ему обязательно передам, – улыбнулась Надя.

– И все же, кто это? – с интересом спросил Саша.

– Это мой друг Юрий – альпинист и поэт, один из немногих, кто не разочаровал меня во время этой войны.

– Где он сейчас? – Саша искренне интересовался жизнью Надиных друзей.

– В Донецке, – с грустью ответила она. – Пытается выжить. Работает в спортивном магазине… пока он еще не закрылся, – тяжело добавила Надя.

– Почему он должен закрыться? – Саша был как большой наивный ребенок.

– Потому что все закрывается, люди сворачивают бизнес и уезжают, – Надя вздохнула, – никто не хочет сотрудничать с террористами.

– И что он будет делать дальше, твой друг? – обеспокоенно спросил Саша.

Надя пожала плечами.

– Если закроется магазин, уедет. Нужна работа, чтобы оплачивать съемную квартиру и питаться, – Надя грустно улыбнулась.

– Прости… – прошептал Саша.

– Тебе не за что извиняться, – очень тихо ответила Надя.

– Неужели прямо все закрыто? – недоуменно спросил Борис.

– Почти все, – Надя покачала головой, – остались только продуктовые магазины. Людям приходится уезжать в другие города на поиски новой работы. Я ведь тоже уже три месяца без работы. И думаю, что это только начало моего бомжевского пути, – пошутила Надя и рассмеялась, но никому из солдат не было весело.

– Это война, детка, – Волк развел в стороны руки.

– От тебя то сочувствия я и не ожидала услышать, – язвительно заметила Надя.

– И все-таки, несостыковка есть в этом стихотворении, – Волк прищурил глаза. – «Зима. Метель… Путь снегом занесен…» Откуда зима, фея? На улице август месяц!

 – Все просто, Волк, все просто, – задумчиво сказала Надя и отбросила назад прядь каштановых волос.– Люди не верят, что эта война закончится до зимы, да и до весны тоже… Мы все также будем проезжать через блокпосты: сквозь метели по заснеженным дорогам в зимних пуховиках, в легких весенних куртках по растаявшим снегам… 

– И что же будет с нами? – печально спросил Саша.

– Мы будем продолжать любить, ссориться и мириться, расставаться и снова сходиться, – с улыбкой сказала Надя и провела внешней стороной ладони по Сашиной щеке.

– Почему? – спросил Борис.

– Потому что любви все равно – к какому политическому лагерю вы относитесь, мир сейчас или война, ей наплевать на разницу в возрасте, она застигнет вас врасплох, нагло и бесцеремонно выбив дверь в вашу в жизнь, переворачивая все с ног на голову и крича в лицо: «Послушай, дружище, твоя жизнь больше не будет такой как прежде». И ты уже не можешь ничего изменить, остается только принять это как факт, как неизбежность, как стихийное бедствие, от которого негде укрыться.  

В палате снова повисла пауза. Никто из солдат не смог что-то добавить или возразить, каждый погрузился в свои раздумья.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (16 оценок, среднее: 4,06 из 5)

Загрузка...