Фарра Мурр

Страна : Россия

Увлекся литературой , стал писать стихи и рассказы ещё в школе. Входил в литературные объединения г. Ташкента, где родился и вырос. Там же стал публиковаться. С детства обожал научную фантатстику, поэтому не удивительно, что именно в этом стиле и написаны большинство моих произведений. Если бы мне пришлось охарактеризовывать свое направление в этом жанре, я бы сказал, что пишу в стиле “мягкой” научной фантастики, где уделяется больше внимания не столько научным открытиям и изобретениям, сколько их влиянию на человека конкретно и человечество в целом. Принимал участие в литературных конкурсах, был лауреатом нескольких из них, таких как Междунароный Германский конкурс на Лучшую Книгу Года, финалист конкурса Open Eurasia, лауреат премии “Золотое Перо Руси” за 2021 год и многие другие.

Country : Russia

 

Отрывок из романа-сказки  ”Необычайные приключения Федьки в Вещинии”

ГЛАВА 7.

ЛЕГЕНДА

 

— Ха-ха-ха! —  хрипло смеялся полковник Креселло. — Тебя сотрут в порошок!

— В порошок, в порошок! — восторженно щёлкали бичи.

— Чтоб золото блестело ярче, его надо натирать порошком! — шипел генерал дель Порка и раскатисто смеялся, извиваясь всем телом: — Вставай! Вставай! Пора!

— Вставай! Вставай! Пора идти на работу, Федиостарх! — чей-то добрый и ласковый голос разрушил сон, и Федька, открыв глаза, увидел склонившегося над ним толстого клоуна. Щеки у клоуна были ярко-красные, так же, как губы от уха до уха, а вместо носа — большой жёлтый шарик.

 — Что с тобой? Не узнаешь, что ли? — и Фёдор по голосу понял, что перед ним Пузяка.

Они позавтракали, ещё раз тщательно проверили маскарадный костюм мишки, и вышли из дома. На улице было светло. Федиостарх во все глаза рассматривал необычный город. Правда, стены, украшенные обоями, уже не так удивляли сегодня. Заметив, что у него нет тени, Федька посмотрел вверх. Небо было равномерно белого цвета, а в центре вместо солнца висела громадная люстра с хрустальными подвесками и украшениями в виде золотых змеек.

— Вот это да! — только и смог вымолвить Фёдор.

            — Она очень стара, — заметив Федькино удивление, пояснил Пузяка, — она была повешена ещё в самом начале.

— Постойте, постойте, а небо — это вовсе не небо, а потолок?! – осенило вдруг Федиостарха.

— Да, конечно. Я не знаю, когда это было, знаю только, что очень и очень давно. Легенда говорит, что тогда здесь жили другие люди, и вещи были у них просто вещами, как у вас. Эти люди были сильными, смелыми и очень высокими. Прямо настоящими великанами. Вот один из них и построил этот огромный дом, чтобы было, где пересидеть непогоду и погреться в холодные зимние вечера. Легенда говорит, что он мог вовсе обходиться без вещей, но ведь на то она и легенда. Так вот, построил он этот дом и жил себе припеваючи со своей подругой великаншей. А надо сказать, что неподалеку от них жил один карлик. Карлики вообще терпеть не могут великанов и настолько их ненавидят, что сразу заболевают, как только заметят где-нибудь великана. Поэтому-то они и сидят больше дома — мало ли кого встретишь на улице, а болеть никому не охота. Великаны никак не могли понять, за что их так не любят, ведь они никому ничего плохого не делали.

   Однажды великанше понадобилась соль и она, после некоторых колебаний, пошла к соседу, карлику. Подойдя к его дому, великанша осторожно постучала по крыше и легла на землю, чтобы видеть карлика. А карлик в это время наслаждался рассматриванием ручных часов, которые только что купил втридорога. Тут он услышал грохот над головой и громоподобный голос из-за стены:

— Не найдется ли у Вас немного соли?

 Карлик посмотрел в окно и увидел громадный глаз, заглядывающий в комнату. Страх охватил карлика, и он завопил сердитым писклявым голоском:

— Нет у меня никакой соли! Не приставайте ко мне! Соли на вас не напасешься! Всем соли подавай! Что я вам, солевая фабрика, что ли!

Он, конечно, соврал, никто к нему за солью до этого не обращался. Просто, когда карлики чего-нибудь боятся, всегда начинают кричать и сердиться. Замечали?

            — Извините, пожалуйста, за беспокойство, — услышал он снова бас из-за стены. Но тут карлика осенила идея.

            — Постойте, постойте, — закричал карлик, — пожалуй, у меня найдётся немного соли. Сейчас вам отсыплю немного. А пока ознакомьтесь с моей обстановкой. Таких вещей ни у кого нет.  Поверьте мне — это настоящий антиквариат!

            — А что такое — антиквариат?

            — Старинные вещи, которые есть только у тебя одного на всём белом свете, — ответил карлик и ушёл на кухню. Великанша с любопытством стала разглядывать карликовую квартиру. В ней совсем не было свободного места.  Посреди комнаты стоял тяжёлый, дубовый стол с гнутыми ножками, окруженный важными, чванливыми стульями, выгнувшими от распирающей их гордости, спинки. У одной стены стоял диван, покрытый тяжёлым, пурпурным бархатом с золотыми кисточками по краю. Напротив, у противоположной стены, находился сервант, сплошь заставленный хрустальными вазами и бокалами. Над столом висела солидная театральная люстра, а по полу распластался разноцветный мягкий персидский ковер. Кроме того, в комнате во всех углах стояли самого разного фасона и цвета тумбочки, напольные вазы, пуфики.

            —  Как вам трудно живётся, — сказала великанша, когда карлик вернулся.

            — Что вы, совсем наоборот! —  с самодовольством отвечал карлик, — Мне живётся крайне удобно, и я свой дом не променяю ни на что на Земле. У меня самая комфортабельная квартира со всеми удобствами. Вы не верите? Смотрите сами. Это — диван. Он очень мягок и удобен. В редкие минуты отдыха я погружаюсь в него и смотрю цветной телевизор, вон, видите, в углу, покрытый замшевым одеяльцем от пыли.

            — Телевизор — это здорово! — живо откликнулась великанша. — Массу интересного можно увидеть!

            — Видите ли, дело в том, что я смотрю, только рекламу и передачу «Ребята и зверята».

            —  А почему именно эту?

            — Чтобы знать, кого можно взять в приличный дом. Но, к сожалению, убеждаюсь в том, что таких животных нет. Вот, например, в моих условиях наиболее удобна кошка. Она и места мало занимает, да и польза бы приносила — мышей ловила. Но ведь у неё когти, а у меня мебель. И потом — за ней уход нужен: корми, пои, песочек там и прочее. Самому ловить дешевле.

            —  Что ж вы так по ночам сидите и ловите?

            — А что такого? У меня всё равно бессонница. Я своё имущество не застраховал вот и боязно, как бы не ограбили. Охраняю. Заодно и мышей ловлю. А днём моль бью. Она, моль, изо всех щелей лезет. Так что забот хватает. Намаешься день-деньской и не до телевизора. Но я не жалуюсь. Наоборот, счастлив безмерно. Ведь, как говорится, — нет в жизни праздника тому, кто не трудится в будни! Вот и тружусь — там присмотрю, здесь подберу, тут выкуплю — и всё для уюта, для домашнего очага… Ну, что-то я заболтался. Вот вам соль, и спасибо не говорите. По-соседски помог. Если, что понадобится, заходите, не стесняйтесь. — и карлик протянул великанше огромную, ростом с себя, изящную солонку.

            — Ой, спасибо, спасибо, — пробормотала благодарно великанша, — заходите и вы к нам, всегда будем рады.

Великанша ушла, неся на ладони вазу с солью. “Хороший человек, добрый, — подумала великанша, — и чего только не наговорят. Жаль только маленький больно”.   

 А карлик, проводив великаншу, стал злобно смеяться:

— Наконец-то! Вот вы мне и попались! Ешьте мою соль, ешьте, да смотрите не подавитесь! Это ведь не простая соль!!!

Великанша пришла домой, приготовила суп и посолила его карликовой солью. Она уже и думать забыла о карлике и его заботах. А вскоре и великан пришел домой. Сели великаны за стол, и стали есть суп. И как только съели первую ложку, как что-то изменилось в них. Они, конечно же, не сразу заметили это и доели свой суп до конца. Но, странное дело, тарелка супа, которую раньше выпивали за один присест и еще не хватало, теперь насытила их до отвала.

            «Прилечь что ли, после обеда.» — подумала великанша и поплелась к своей дощатой тахте.  Легла она на доски и впервые за свои годы почувствовала, как неудобна и жестка их постель.  «Диванчик бы сюда» — мелькнула у великанши мысль. С тех пор они стали покупать себе всякую мебель и безделушки. А чем больше их охватывала страсть к приобретению, тем меньше они становились. Великаны исхудали, побледнели, но, как дети, радовались каждой новой покупке.  Изредка их навещал карлик и, нахваливая великанов, удесятерял рвение бедняг. Великаны, конечно, не замечали своего уменьшения — ведь это происходило очень медленно, постепенно, миллиметр за миллиметром. Когда у великанов появились дети, они и их приучили собирать антиквариат. Так дело и пошло. Род великана всё мельчал, а количество вещей всё увеличивалось. В конце концов, наши предки стали карликами и построили внутри дома пра-пра-прапредков великанов свои махонькие домики, в которых мы и живём, по сей день.

Но самое главное, что эта любовь к вещам привела к тому, что однажды, произошло чудо – вещи ожили и зажили самостоятельной жизнью. Люди стали лелеять их ещё больше и постепенно, шаг за шагом, вещи стали управлять нами.

            — Вот мы и пришли, — закончив свой рассказ, сказал Пузяка и остановился на площади перед входом во дворец: — точно в срок.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…