Теймур Атаев

Страна: Азербайджан

Историк, политолог. К активной публицистической деятельности приступил в 2007 году. Автор 12 книг и более 1100 статей, размещенных на русскоязычных интернет-сайтах Азербайджана, Украины, России, Израиля, Казахстана, США и других стран. В исследованиях освещаются проблемы геополитики, истории, религии, культуры. Кредо: Пусть все человечество объединится во имя поддержания красоты и гармонии Божественного мироздания.

Country: Azerbaijan

Отрывок из публицистики  ”Понять Чингиза Айтматова”

        

         «Трудно установить, что такое людская жизнь. Во всяком

                           случае, бесконечные комбинации всевозможных человеческих

                           отношений, всевозможных характеров настолько сложны, что

                           никакой сверхсовременной компьютерной системе не под силу

                           сынтегрировать общую кривую самых обычных человеческих

                           натур» (Чингиз Айтматов. Плаха)

 

 

ПОНЯТЬ ЧИНГИЗА АЙТМАТОВА

 

 

ВЕЛИЧИНА

С детства мы очень часто слышим определение «величина». Сначала это было с математикой. Чуть позже с физикой. Становясь старше, мы сталкивались с тем, что понятие «величина» оказывается характерной и для информатики, и для метрологии. Параллельно вдруг могли наткнуться на звездные величины. И на все эти «величины» предоставляются их энциклопедические характеристики (ну, или, описания).

А как определить, что есть «величина» в искусстве? В культуре? В социальной жизни? Вернее, мы прекрасно понимаем, о чем тут может идти речь, но, согласимся, все же у каждого из нас может быть свое восприятие этого понятия в данных сферах.

Вот как раз в этом контексте, по мнению автора, можно говорить о непревзойденной Величине выдающегося кыргызского писателя Чингиза Айтматова. Личности, которая оказалась, если можно так выразиться, над временем и пространством. Личности, чьи идеи и мысли вплоть до сего дня продолжают волновать массы людей, вне зависимости от их национальной, конфессиональной принадлежности и географического месторасположения. 

Да и не может быть по-другому, если в своих немеркнущих произведениях Ч. Айтматов ставил (озвучивал, рассматривал, обозначал) проблемы, волнующие все человечество.

Величина. Действительно, величина. Необъятная. Ч. Айтматов – и философ, и историк, и рассказчик, и мудрец. Человек, который все время подводит читателей к мысли, что не может быть счастливым человек в одиночестве. Не в физическом, а глобальном смысле слова. То есть не может быть полностью счастлив человек вне того, чтобы и окружающий его мир испытывал такие же ощущения. Причем окружающий мир – в широчайших границах: и люди, и флора, и фауна, а, значит, Ее величество Природа, объединяющая всех и вся.

В каждом из своих произведений Ч. Айтматов рассуждает об этом. Будь-то диалоги героев или вкрапления мыслей повествующего. Да и, наверное, он просто-напросто не мог жить (писать) по-другому, т. к. данная линия – реальнейшая часть его сути. Его внутреннего мира.

МЫСЛИТЬ ГЛОБАЛЬНО

Как-то Ч. Айтматов долгом литературы определил умение «мыслить глобально, не выпуская из поля зрения центрального своего интереса» исследование отдельной человеческой индивидуальности. Что требует от писателя «расширения философского диапазона, усложнения мировосприятия, детализации психологического изображения нашего современника».

Так Ч. Айтматов и поступал в каждом (каждом!) из своих произведений как на начальном этапе творчества, так и в зрелом возрасте, пытаясь подойти к описываемой проблематике с глубинных позиций.  Причиной же столь скурпулезного отношения к созданию психологического портрета своих героев явилось понимание писателем того факта, что «на протяжении всей своей истории человек жадно и непрестанно внемлет»  повествованию человека о человеке, вне зависимости от того, рассказ воплощен «в песню, в сказку, в книгу, в музыку, в театральные игры» и на каком языке написан. Ведь речь ведется «о судьбе человека, о людях, об их трудах и мечтах, их добродетелях и пороках, о борьбе и войнах, о долге и совести, о красоте женщины и мужчины, о любви и разлуках, о рождении и смерти – обо всем том, что составляет жизнь».

Благодаря же внимательному прочтению и изучению серьезных трудов о жизни, большинством читателей рано или поздно овладевает «жажда познания себя, своего времени, своего прошлого». Тут и формируется обратная связь между писателем и читателем, постепенно проявляющим «пристрастие к искусству, требуя от рассказчика большей правдивости, большей мудрости и проницательности в постижении человеческого духа, воздавая при этом хвалу таланту и порицая бездарность».

По-Айтматову, именно «в этой неуемной потребности художественного восприятия жизни состоит одно из коренных свойств человека, отличающих его от остальной живой природы». В свете чего «нет и не будет конца его рассказу о самом себе», а потому «в основе проблем литературы лежит проблема человека», повествование о котором приоткрывает «стезю познания бесконечной красоты и бесконечных противоречий мира».

На этой ноте Ч. Айтматов приоткрывает, что, однако, далеко не всякая литература отвечает этим требованиям. В свете чего под писательском художественном творчеством понимается, прежде всего, умение, если не сказать, мастерство «изображать жизнь, дела и судьбы людей таким образом, что это становится предметом раздумий и душевных переживаний читателя». Посему мысли и чувства, вызываемые прочитанным произведением, могут быть очень различного свойства и «очень сложного диапазона – от восторга, воодушевления и радости, от готовности следовать прекрасным идеалам людей, даже ценой своей жизни, до глубочайшего горя и страданий, до сомнений в человеке и в его справедливости на земле».

В этом – «право и призвание» литературы, и в случае непосредственно такой реакции происходит пробуждение совести и сознания читателя, испытывающего  сердечное потрясение от описываемой картины «прекрасного или, напротив, безобразного в жизни», формируя в нем желание «пристальней вглядеться в себя и окружающую среду». Отсюда – выражение «сила искусства!». Т. к. если произведение не в состоянии обогатить эстетический мир знакомящегося с ним, «отточить его отношение к добру и злу», то какие бы «архиполезные и архиважные вещи ни высказывались, какие бы темы и проблемы ни ставились, это не есть настоящее искусство». Истинный же художник «обязан каждый раз выводить новую формулу человеческих взаимоотношений, исходя из живой реальности и своего воображения, раскрывающего глубины этой реальной действительности».

Говоря иными словами, Ч. Айтматов приоткрывает важность единства содержания и формы, что и составляет «сущность произведения искусства». Вследствие чего невозможно «отделить одно от другого без ущерба целостности, выразительности, действенности литературы». А вот если «содержание не в ладах с формой», то рождается посредственный труд. 

В контексте чего высвечивается «особое значение формы, как выражения таланта художника» и индивидуального свойства его мастерства, умения так рассказать о человеке, о событии, об истории и современности, чтобы это стало «эстетическим и нравственным опытом читателя, приобретенным им на своем веку». Тем самым,

цель достучаться до человека «достигается не демагогией и дешевым лиризмом, а подлинно художественными средствами настоящей, большой литературы».

Так подходил к своему творчеству Чингиз Айтматов. Строго. Ответственно. С глубочайшим уважением к читателю. В чем мы, как надеется автор, убеждаемся, знакомясь с его немеркнущими трудами.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…