Светлана Ованесян

Страна : Армения 

Светлана Ованесян. Родилась в России, но всю жизнь живу в Армении. Литературным творчеством занимаюсь сравнительно недавно. Первые мои произведения – сказки для детей и взрослых – были опубликованы в русскоязычном журнале “Литературная Армения” в 2019 году. Там же в дальнейшем были изданы еще несколько моих произведений. Являюсь победителем литературного конкурса “Абрикосовая Косточка” за 2019 г., а также финалистом конкурса “Открытая Евразия” за 2020 г. в категориях “Малая проза” и ” Премия им. М. Шевель”.

 

 

Country : Armenia

Svetlana Hovhannisyan. I was born in Russia, but I have lived in Armenia all my life. I have been doing literary work relatively recently. My first works – fairy tales for children and adults – were published in the Russian-language magazine “Literary Armenia” in 2019. Several more of my works were later published there. I am the winner of the “Apricot Stone” literary competition for 2019, as well as a finalist of the “Open Eurasia” competition for 2020 in the categories “Small prose” and “M. Shevel Prize”.

Отрывок из повести “Правдивая история Котовасия    

 

За ночным окном сверкали молнии, лил проливной майский дождь, визжали автомобильные сирены. Котовасий не находил себе места. От страха он забился под диван. 

«Ну, Данька! — стуча зубами после очередного раската грома, думал он, — Друг называется! Когда нужен, его никогда нет. Спит себе спокойно. А я тут совсем один». 

Улучив минутку после вспышки молнии, котёнок бросился в прихожую. «Может, Данька не спит ещё, и мы будем бояться вместе?» — в душе Котовасия мелькнула слабая надежда. Но в этом доме спали все! 

«Вот так пропадёшь ни за что — никто и не заметит», — жалость к себе душила его. Вдруг сквозь слёзы он заметил в углу знакомые очертания своих любимых лохматых тапок. Он осторожно подкрался к ним и, схватив один, потащил в гостиную, затолкал под диван и с головой уткнулся в этот уютный, тёплый шлепанец, от которого всегда исходило ощущение безопасности и покоя.

«По-моему, тапочки стали мне немного маловаты, — засыпая, подумал Котовасий. 

Гроза за окном шла на убыль. Молнии всё реже прорезали чёрное небо.  Котовасий мирно сопел, иногда подрагивая задней лапой. 

 

Внезапно яркая вспышка озарила комнату. Котёнок без страха вылез из своего укрытия, и вдруг с любопытством обнаружил, что практически не ощущает своего тела. Это его не испугало. Наоборот, Котовасий легко оттолкнулся от пола и, перебирая лапами, стал подниматься всё выше и выше. Теперь он сверху разглядывал знакомую комнату, а люстра с яркими бусинками была так близко — только лапу протяни. 

«Ха! — усмехнулся Котовасий, — Теперь начинается новая жизнь. Всё то, что вы прятали от меня, будет в моем распоряжении. Как говорят, тайное становится явным!» 

 Он парил под потолком, с интересом рассматривая разные мелкие детали, которые долгое время были скрыты от его глаз. «Интересно, а что вы храните на самых верхних полках, куда даже сами без стула не достаёте?» 

Котовасий подлетел к шкафу со стеклянными дверцами, где в ряд стояли разноцветные чашки, а в замке всегда торчал ключ. На самом верху он обнаружил толстый, нетронутый слой пыли.

 «Зачем вы здесь прячете пыль?! — удивился он, — Когда вы храните её под кроватью, я понимаю. Можно в ней вываляться, от неё долго чихается — и это очень весело. Но наверху пыль лежит совсем без дела». 

— Котовасий! Ты где? — раздался Данькин голос совсем поблизости. 

«Где-где?! Ни за что не догадаешься, — насмешливо ответил котенок из-под потолка. 

— Котовасий! Ну просыпайся же! Забыл, что ли? Сегодня у папы день рождения. Ну вставай, соня, а то сюрприза не получится. 

Котёнок сонными глазами смотрел на тормошившего его Даньку. 

«Так это был сон, — наконец дошло до него, — и я, как прежде, не умею летать. Но гроза… Гроза-то точно была». 

Котовасий подбежал к окну. Но там ярко светило солнце, а ночные страхи рассеялись, как сон. 

 

***

«Откройте! Сейчас же откройте! — царапал дверь Котовасий. От такой несправедливости он чуть не плакал, — Не меня нужно было запирать, а эту маленькую вредину!.. Данька! Хоть ты им объясни!»— под конец взмолился котёнок. Но его никто не слышал. 

В прихожей стоял жуткий шум. «Вредина» Ариадна, огромными глазами уставившись на капельку крови на мизинце, ревела, как сирена скорой помощи. Изольда Захаровна металась в поисках телефона, чтобы вызвать эту самую неотложку. Бабдаша пыталась успокоить девочку. Данькина мама искала в аптечке пузырёк с йодом. Сам Данька, задрав штанину и стараясь перекричать остальных, показывал всем разбитую коленку: «Я вообще не плакал!» И только мужчины: Данькины папа и двое дедушек — молча отмечали день рождения.

Котовасий обиженно забился под кровать. 

«А как же здорово этот день начинался, — горько вздохнул он. 

 

Утром, пока Данька и мама решали, кто первый поздравит папу с днем рождения, Котовасий опередил их и, запрыгнув на кровать, лизнул спящего именинника в щёку. 

«Почему ты такой шершавый?» —  мяукнул кот. 

Папа спросонья чуть не смахнул Котовасия с груди. Но тут в спальню вбежал Данька и ещё у двери закричал: «С днём рождения, папочка!» Потом бросился к отцу и от избытка чувств стал с ним бороться.

 Папа защищался от Даньки подушкой. Котёнок, на всякий случай, спрыгнул с кровати. Мало ли: в такой катавасии могли и не заметить Котовасия. А мама смеялась и снимала всё на телефон. 

Потом были оладушки со сметаной. Правда коту в миску положили только сметаны. Но, пока мама возилась у плиты, Данька незаметно бросил под стол парочку оладий. Когда мама поставила на стол тарелку с горячими оладушками, кот уже сидел у пустой миски с лоснящейся довольной мордой. 

А потом Данька вручил папе свой сюрприз — портрет Котовасия. Удивительно, но папа сразу узнал, кто изображён на картине и сказал, что обязательно повесит этот рисунок в своей спальне, потому что одного Котовасия ему мало. Да, да! Прямо так и сказал: «Мало мне одного Котовасия». 

 

Мама занялась уборкой. А Данька ей помогал. Он бегал по дому со шваброй, на которой восседал его лучший друг. Вдруг Данька резко затормозил, и Котовасий кубарем скатился на пол. 

— Мама, — сделав «страшные» глаза, шёпотом, чтобы не услышал именинник, произнес он, — ты же про торт забыла! 

«Верно, Мама, как же твой сюрприз?» — вмешался кот. 

— Я не забыла. — так же тихо ответила она, — Скоро придут гости. Тогда будут и торт, и свечи. 

— Какие гости? — обрадовался мальчик. 

— Дедушки и бабушки, — сказала мама. 

— И Аришка? — напрягся Данька. 

— Не Аришка, а Ариадна. Ты же знаешь, она не любит, когда ты её так называешь. 

— Она вредина и всё время умничает! — насупившись, сказал Данька. 

Мама сделала вид, что не услышала последней фразы. 

— И вместо того, чтобы кота катать по всей квартире, лучше бы игрушки убрал, — сказала она. 

— Пошли, Котовасий, сегодня тяжёлый день, — печально произнес мальчик. 

«Почему тяжёлый?! Праздник ведь», — Котовасий на секунду остановился в недоумении, а потом послушно побежал за своим хозяином. 

 

***

«Эх, Данька! — сидя взаперти, горестно вздохнул Котовасий, — Надо было мне прислушаться к твоим словам». 

 

***

Гости пришли почти одновременно. Данькины дедушки, оба молчаливые и серьёзные, были так похожи друг на друга, что Котовасий их различал только по тому, что от одного из них очень пахло дымом, а другой немного прихрамывал и ходил с палочкой. С Бабдашей Котовасий пару раз уже встречался, она даже как-то, когда мамы не было дома, налила ему в миску молока. А вот другую бабушку, Изольду Захаровну, видел впервые. У неё были такие синие волосы, что у кота округлились глаза от удивления 

— Вы завели животное?! — строгим голосом спросила она. — У детей может начаться аллергия. И кроме того, коты — разносчики инфекции. 

— Не волнуйся, мама, — вступился за кота папа, — Котовасий абсолютно здоров. 

— Котовасий?! — пренебрежительно усмехнулась она, — что за странное имя? 

«Не страннее, чем твоя прическа», — обиделся кот и хотел было уйти в Данькину комнату, потому что эта суета начинала его раздражать, как вдруг увидел существо, прекраснее которого не встречал в своей жизни. Ростом не выше Даньки, длинные светлые волосы, густые пушистые ресницы, платье, как у настоящей принцессы. 

 Котовасий даже потерял дар речи. 

— Данька, я знаю, во что мы сегодня будем играть, — сказало это чудо. 

— Ариадна, — строго произнесла бабушка с синими волосами, — не Данька, а Даниил. 

— Ладно, ба! — отмахнулась она и потащила мальчика в его собственную комнату. 

— Не ба, а бабушка Изольда! — прокричала ей вслед Изольда Захаровна. 

Котовасий послушно побежал за детьми. 

 

Данька изо всех сил старался быть гостеприимным хозяином, поэтому, когда Ариадна скомандовала: «Мы будем играть в больницу», он закатил глаза, громко вздохнул и медленно, сквозь зубы, по слогам ответил: «Хо-ро-шо». 

— Я буду доктором, а ты, Данька, — больным, — сказала она.

 Но вдруг, обратив внимание на Котовасия, который, как заколдованный, не моргая, восхищённо смотрел на неё, передумала.

— Больным будет он, — она пальцем указала на котёнка, — а ты, Данька, будешь волноваться в коридоре, когда я буду делать ему операцию. 

— Что?! — от негодования мальчик даже вскочил со стула. — Никакой операции не будет!

— Ладно, — насупив брови, нехотя согласилась Ариадна, — тогда я буду лечить твоего кота и давать ему горькое лекарство. 

— Ну, попробуй, — успокоился Данька, который прекрасно знал, что насильно заставить Котовасия что-то съесть или выпить просто невозможно.

— Можно было бы попросить у твоей мамы настоящих таблеток, только она не даст, — вздохнула Ариадна, но тут же нашла выход, —  А давай, ты принесешь воды, и это будет наше лекарство, — сказала она голосом, не терпящим возражения. 

Однако Данька возразил: «Ты врач, и лекарства должна приносить сама».

 Девочка обиженно поджала губы. 

«Я не знал, что ты такой вредный. Как можно было ей отказать? — упрекнул друга Котовасий и, подбежав к двери, услужливо спросил, — Ариадна, хочешь я принесу?» 

— Ладно, я сама, — сказала она и, обратившись к котёнку, добавила, — А вы, больной, никуда не уходите, я скоро вернусь и вас просмотрю. 

— «Просмотрю!» — передразнил Данька, когда Аришка вышла из комнаты. 

Котовасий бросил в его сторону укоризненный взгляд. 

Ариадна быстро вернулась с небольшой бутылкой воды. Очень довольная! В её голове уже созрел план. 

— Данька, помнишь, у тебя был набор для врача?! 

Данька нарочито громко вздохнул и в шкафу среди кучи самых разных коробок с настольными играми в самом низу отыскал нужную упаковку. 

— Держи! — он вручил набор Ариадне.

Она достала из коробки чемоданчик со всякими медицинскими штуками. Раскрыла его и первым делом выудила оттуда нечто, похожее на ободок с круглым зеркальцем. Надела его на голову. Потом стала доставать из чемоданчика и раскладывать на столе какие-то странные предметы, которых кот в своей жизни никогда не видел. Только молоточек ему показался знакомым. 

«Ты будешь забивать гвозди? — удивился он, — Не советую, а то попадешь по пальцу, как Данькин папа в прошлый раз». 

— Так, на что жалуетесь? — усаживаясь за стол, девочка посмотрела на кота через щёлочку в зеркальце. 

— Ну-у, зна-аете, —протяжно начал рассказывать Котовасий, придумывая, на что бы пожаловаться в этот раз. 

— Помолчите, больной, — прервала его Ариадна, — я вас должна послушать и засунула в уши какие-то затычки. 

«Данька, с ней всё в порядке? — кот в замешательстве обернулся к своему другу, — Как же она будет слушать, если я буду молчать, и если она к тому же ещё и уши закрыла?!» 

Ариадна была девочкой маленькой и хрупкой. Но хватка у неё была просто «мёртвая». Она одной рукой так крепко прижала Котовасия к столу, что шевелить он мог исключительно хвостом. А потом стала тыкать ему чем-то в спину, приговаривая «дышите-не дышите». 

«Эй, а можно не так сильно?» — вежливо, насколько это было возможно, прохрипел кот, который, кажется, начинал задыхаться. 

— А теперь откройте рот! — продолжила «просмотр» доктор Ариадна. 

«Это ещё зачем?» — Котовасий занервничал. 

— Сейчас же откройте рот! Мне надо посмотреть на ваши гланды, — скомандовала она, размахивая перед его носом какой-то палочкой. 

Котёнок угрожающе оскалился, показав острые клыки. Аришка отдёрнула руку, но всё равно не отстала. 

— У вас очень беспокойный кот, — обратилась она к Даньке, — надо проверить его нервы, — и схватив молоток, без предупреждения стукнула Котовасия по ноге. 

«Ай! — взвизгнул он от неожиданности, — за что?»

 Было не столько больно, сколько обидно. 

 Но, к счастью, всё рано или поздно заканчивается. И эти «просмотры», «прослушивания» и «простукивания» тоже подошли к концу.  Котовасий на радостях вскочил на колени к своему Даньке, которого, как он только что понял, любит больше всех на свете. 

— Ваш кот серьёзно болен, —  рисуя на бумаге какие-то закорючки, сказала «врач» Даньке. 

«Ой, а что со мной?» — забеспокоился Котовасий, у которого от Аришкиных процедур, и впрямь, болело всё тело. 

— У него плохие анализы, высокое давление и низкий хорестилин, — поправив на лбу зеркало, серьезно сказала Ариадна, — И вот ещё, видите, — потрясла она перед Данькиным носом листком с каракулями, — какая ужасная кардиограмма.

Мальчик закатил глаза и насмешливо скривил губы: эти девчачьи игры, ну точно, не для него. 

А вот котёнка одолевали смешанные чувства: с одной стороны, эта девочка, которая знала так много умных и непонятных слов, вызывала у него огромное уважение, но с другой стороны, после этого обследования Котовасий готов был спрятаться куда-нибудь подальше, лишь бы его больше не лечили. 

Данька, кажется, понял, что другу очень нелегко. 

— Аришка, давай теперь сыграем в настольный футбол, — предложил он, — или соберём военный корабль. 

— Ты что?! Какие игры? —  Ариадна была вне себя, — Кота нужно срочно уложить в больницу. 

Котовасий не успел и глазом моргнуть, как оказался в Данькиной постели, укрытый толстым одеялом. 

«Отпустите меня!» — истошно заорал кот. 

Но Ариадна, не обращая внимания на жалобное мяуканье, доносившееся из-под одеяла, наполняла игрушечный шприц водой. 

Данька понял, что сейчас может случится что-то ужасное. 

— Не делай этого, — предупредил он. 

 Однако Ариадна уже держала шприц вертикально и щёлкала по нему пальцем, как настоящий врач. 

— Котовасий, спасайся! — закричал мальчик. 

Кот сумел кое-как выбраться из-под одеяла, но увернуться от укола ему не удалось. Капля воды, больно ударившая по его самолюбию, переполнила чашу кошачьего терпения. 

«Ах, ты, маленькая вредина!» — взвыл Котовасий, лапой выбил из руки Ариадны шприц и пулей выскочил из Данькиной комнаты. Он бросился в спальню, и, забравшись под кровать, скользнул в самый дальний угол, где его точно никто не достанет. 

— Сто-ой! Ты ещё не выпил горькое лекарство! — Ариадна кинулась за ним вдогонку. Но куда там?! 

«Ещё чего! Это уж как-нибудь без меня! Хватит, наигрался!» — разъярённо мяукнул кот, выглянув из-под кровати. 

 Данька, трясясь от беззвучного смеха, показал Котовасию большой палец. 

Ариадна, как ни пыталась выманить кота из укрытия, в конце концов предпочла с ним не связываться. Вид у Котовасия был довольно угрожающий: шерсть дыбом, прищуренные глаза. А при звуке её голоса он всякий раз шипел и выпускал когти. 

Девочка вернулась ни с чем. Точнее, в одной руке у нее все ещё был злополучный шприц. Её красивые волосы растрепались, принцессное платье помялось и выглядело не таким красивым, как вначале. Вдобавок ко всему, на лбу красовалось круглое зеркало. В общем, вид был не самый лучший. А когда она заметила ухмыляющуюся Данькину физиономию, ей стало так обидно, хоть плачь! Подбородок задрожал, в глазах застыли слёзы, готовые по команде водопадом хлынуть вниз. 

Даньке вдруг стало её по-настоящему жалко. 

— Да ну её, эту больницу, — он взял Аришку за руку, — пошли лучше поиграем в нормальную игру, — тут Данька заметил крошечную капельку крови на её мизинце, — 

 Ой, а ты, кажется, поцарапалась.

— Бабушка Изольда! — истошно завопила Ариадна, — У меня кровь! Это всё Данькин кот! 

И тут началось. Прибежали бабушки-дедушки, мама с папой. Даже Котовасий вылез из-под кровати, чтобы одним глазком посмотреть на этот переполох. Однако Данькин папа затолкал его обратно в спальню. 

— Сиди тут, дружище, и не высовывайся, пока гости не уйдут, — закрыл он дверь. 

«А как же день рождения?! Я же так ждал, готовился, — Котовасий был оскорблён до глубины души, — Откройте! Сейчас же откройте», — царапал он дверь, — Я тоже сюрприз подготовил», — на ходу придумал он. Но и это, к сожалению, не помогло. Никто, даже самый близкий друг, его не слышал. 

 

«Всё, что она там наговорила, — наглая ложь! Я её и пальцем не трогал. Терпел, молчал. И вот как она мне отплатила! Выглядела, как ангел. А на самом деле оказалась самой настоящей врединой. О! Как же обманчива женская внешность! Прав, прав был Данька…» —  Котовасий был просто взбешён от такой несправедливости. Он то пытался процарапать в двери дырку, то метался по комнате. Вдруг кот на минуту застыл, заметив своё отражение в зеркале. Оттуда, из зазеркалья, на него смотрел серый упитанный красавец. Он приосанился, гордо вскинул голову, сверкнул глазами. 

«Все-таки, в гневе я прекрасен!» — подумал он и ещё раз, чуть медленнее, пробежал мимо зеркала. 

«Я мечусь, как тигр в клетке, — повторил он фразу, которую слышал недавно по телевизору, —  Люди ещё не знают, с кем имеют дело». 

Котовасий ещё раз бросился на запертую дверь, но только больно ушиб коготь. 

Облизывая ноющую лапу, обиженный кот устроился в углу и задремал. Очнулся он от Данькиного голоса. 

— Котовасий! Пойдём! Сейчас торт будет и свечи. 

Котёнок потянулся, привстал, но тут вспомнил, что обижен на весь белый свет, поэтому демонстративно отвернулся и закрыл глаза. 

Данька растерянно постоял ещё немного, а потом ушёл ни с чем. Что-что, а обижаться Котовасий умел!

 

***

«Вот и верь после этого в дружбу! — тяжело вздохнул Котовасий, — Нет, чтобы попросить прощения, приласкать. Конечно, я бы всё равно не простил. Но так просто взять и уйти?! Ну, Данька, не ожидал я от тебя такого», — кот, не моргая, смотрел на стену с бледными цветочками.

 «Они там, наверное, веселятся, песни поют, а я тут совсем один», — думал он. 

Но через приоткрытую дверь слышалось только монотонное позвякивание вилок о тарелки. 

«Ах, они обедают! А о том, что у меня и крошки во рту не было, никто и не вспомнил», — Котовасий подошёл к двери и принюхался. Пахло чем-то сладким и дымом. 

Он высунул голову в прихожую. Никого. Только в кухонном проёме заметил одного из Данькиных дедушек. Он стоял прямо у открытого окна и дымил. Кот спрятался за тумбочку и стал наблюдать. Куда лучше, чем сидеть взаперти без дела. 

«Дедуля там такого тумана напустил, почти как Данькина мама, когда у нее молоко убежало», — вспомнил Котовасий. 

А дедушка в конце ещё зачем-то помахал рукой перед носом.

«Наверное, туман рассеивает, чтоб дорогу найти», — догадался кот. 

Когда дедушка, наконец, ушёл, Котовасий осторожно высунулся из-за тумбочки и, озираясь по сторонам, решил: «Надо сходить проверить, чем так вкусно пахнет. По-моему, я, действительно, проголодался». 

Он тихо, стараясь не стучать когтями по полу, добежал до гостиной, но вовремя остановился: «Нет уж, не дождетесь, чтобы я первый пришёл мириться!» 

Котовасий незаметно, «только одним глазком», заглянул в комнату, где за праздничным столом сидели гости, и остался доволен. Данька с унылой физиономией что-то жевал без особого удовольствия. Ариадна, умытая и причесанная, но зарёванная, тихо сидела рядом. Да и у остальных настроение было не очень. В общем, какое-то невесёлое было веселье. 

«То-то же!» — Котовасий сверкнул глазами и с видом победителя прошёл на кухню. Но в миске был только сухой корм. 

«Да вы, что, смеетесь надо мной?! — он лапой оттолкнул тарелку, — Сами пируете, а мне какие-то объедки подсовываете!»

Кот раздраженно вскочил на подоконник. Окно было приоткрыто. 

«Дедушка забыл закрыть, — догадался Котовасий, — Теперь ему от мамы влетит». 

Тёплый майский ветерок приятно обдувал Котовасия, развевая шерстинки. Ярко светило солнце. Но всё это не согревало его душу.

Далеко внизу шумела весенняя суета. Во дворе играли дети. Правда сейчас на деревьях распустились листья, и детвору было больше слышно, чем видно. Сигналили автомобили, на верёвках сушилось белье, какая-то старушка визгливым голосом объясняла, что здесь нельзя гулять с собакой. Котовасий прижал нос к стеклу, но ничего не увидел. 

«Да что ж мне сегодня так не везёт!» — в сердцах сказал он и растянулся на тёплом подоконнике, рассматривая через неплотно сомкнутые ресницы солнечный свет. Он хотел расслабиться и отвлечься от грустных мыслей. 

И тут, как назло, на окно приземлился воробей. Эта нахальная птица, которую Котовасий знал в лицо, давно изводила его своим пренебрежительным отношением. Часами прыгала перед его носом по карнизу, притворяясь, что клюёт несуществующие крошки. Между ними было толстенное стекло, поэтому воробей, уверенный в собственной безопасности, всем своим видом и поведением демонстрировал коту даже не безразличие, а презрение. 

Котовасий сел. Наглое существо скакало взад и вперёд по карнизу, оглушительно стуча когтями по железу. 

«По-хорошему прошу, уйди, пожалуйста!» — устало попросил его кот, которого вконец измотали события этого дня. 

Но глупая птица продолжала упиваться своей безнаказанностью, дразня Котовасия бессмысленным танцем. 

Кот ударил лапой по стеклу. Однако воробей даже не испугался. Наоборот, он остановился напротив и вызывающе посмотрел в кошачьи глаза. 

«Со смертью играешь, мелкий!» — предупредил Котовасий. 

Воробей клюнул стекло прямо на уровне кошачьего носа. 

«Всё, птица, ты доигралась! Тебе конец!» — рассвирепел Котовасий и, протиснувшись в приоткрытое окно, оказался снаружи, на карнизе. 

Воробей, который не ожидал такой развязки, в ужасе сиганул вниз. 

«Ах, ты трус!» — заорал кот и бросился за ним. 

 

Всё произошло так неожиданно, что Котовасий не успел даже как следует испугаться. Земля стремительно приближалась, а автомобили, которые сверху были точь-в-точь, как Данькины игрушечные, быстро увеличивались в размерах. Котовасий, поняв, что любоваться этими превращениями некогда, каким-то внутренним чутьём сконцентрировался, резко перевернулся в воздухе и мягко приземлился на все четыре лапы. 

«Фу!» — выдохнул он и огляделся вокруг. Вдалеке играли дети, какой-то мальчишка чуть постарше Даньки катался на велосипеде. А совсем близко на лавочке сидели две старушки и во все глаза смотрели на невесть откуда появившегося Котовасия. 

— Батюшки! — запричитала одна из них, — он же сверху свалился. Вот ведь правду говорят, что у кошки девять жизней. Ты чей, милый? Кис-кис-кис! — позвала она его.

Котовасий хотел было побежать к сердобольной старушке, расспросить поподробнее про кошачьи жизни, ну и, конечно, рассказать, что с ним случилось, но вовремя вспомнил, что мама почти каждый день предупреждала Даньку: «Никогда не разговаривай с незнакомыми людьми». 

Котовасий остановился на полпути, но в эту минуту во двор с визгом и грохотом въехал чёрный блестящий автомобиль. Кот еле успел увернуться от его огромных колёс. 

«Да тут совсем небезопасно», — успел подумать он и сломя голову пустился наутёк от мчащейся на него рыжей лохматой собаки. Кот завернул за угол дома и прямо у земли заметил крошечное окошко, куда это рыжее чудовище точно не пролезет. Он юркнул туда и по холодной стене соскользнул вниз. «Ох, кажется, оторвался!» — тяжело дыша, подумал он. Надсадный лай ещё какое-то время раздавался снаружи, но вскоре совсем прекратился. 


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…