Сауле Абдраманова

Страна: Казахстан

Я – филолог, кандидат филологических наук, PhD (Foreign Language Education). В юности писала стихи, но это увлечение ограничилось только выступлениями на школьных смотрах художественной самодеятельности. Преподавала английский язык в университетах. Имею публикации научных статей по прикладной и когнитивной лингвистике, методам преподавания иностранных языков. Увлекаюсь живописью, пишу картины масляными красками. Представленная на конкурс художественная проза – мой первый литературный опыт. Надеюсь, не последний.

Country: Kazakhstan

I am a linguist, Kandidat of sciences (Philology), PhD (Foreign Language Education). In the youth I wrote poems, but this hobby was limited only to performances at school amateur art shows. I taught English at universities, and have publications of research in applied and cognitive linguistics, methods of teaching of foreign languages. I am fond of painting. The prose submitted for the competition is my first literary experience. Hopefully not the last.

Отрывок из романа “Когда летают лебеди

 

За день до отъезда девочек бабушка решила испечь для них каттама нан[1]. Эта лепешка сильно отличалась от того хлеба, который Аккыз апа, бывало, пекла в русской печи, величественно возвышавшейся во дворе дома. В глубине ее недр прятались специальные формы для выпечки, которые бабушка доставала в особый день, чистила их и наполняла поднявшимся на дрожжах тестом. Затем закладывала формы в горнило, предварительно разогрев в нем дрова, закрывала его заслонкой, и … оставалось только ждать, когда Аккыз апа вытащит ухваткой хлеб, выползший из форм и налившийся румянцем, и поставит его остывать.

Тогда по двору разлетался сумасшедший запах свежей выпечки, ударявший в нос и вызывавший обильное слюноотделение во рту. Потом бабушка разламывала хлеб на большие куски и протягивала по одному Сабине и Камилле, а те зачарованно смотрели, как из его губчатых пор поднимается тонкая струйка пара, заложенная огнем, и не осмеливались вкусить его живую плоть до полной выпарки. В конце концов хлеб остывал, и они насыщались им одним, не омрачая его вкус ни щедро смазанным куском домашнего масла, ни зачерпнутой ложкой густой сочной сметаны. К сожалению, Аккыз апа пекла хлеб редко, в основном летом, и то, если дома появлялся мешок муки, закупавшийся оптом.

Еще реже баловала их хлебом Куляш апа. Ее выпечка требовала большего терпения и времени. Сабина сильно скучала по нему, и в этот раз решила проследить за тайной его рождения. Она принесла складной стул на задний двор и удобно расположилась на нем, зная, как долго придется наблюдать за процессом.

Бабушка замесила тесто, добавив подсоленную воду в чашку с мукой, разделила его на несколько частей и раскатала каждую лепешку. Потом началось самое интересное – поверхность каждой она смазала густой сметаной, скатала лепешку рулетом и свернула жгутиком. Сабина старалась запомнить каждое ее движение – может удастся когда-нибудь возродить его в городе. Пока тесто томилось под накрытым на него полотенцем, бабушка разожгла огонь из угля прямо на земле и дождалась, пока он не сгорит и не превратится в груду тлеющих огарков, из которых то и дело появлялся голубой огонек и исчезал вновь, чтобы объявиться в новом месте.

Сабина, как завороженная, наблюдала, как бабушка, взяв жгутом закрученное тесто, расплющила его руками на весу, а затем, положив в форму, предварительно смазанную сливочным маслом, разминала его по дну, подгоняя под его круглые края. Потом она смазала тесто сметаной, накрыла его второй формой и положила это сооружение прямо в центр тлеющего огня. Как заключительный аккорд, она взяла щипцы и, захватив угольные головешки с краю, аккуратно выложила их сверху.

Все это бабушка делала ловко и быстро, но Сабина понимала, что ей понадобятся годы, чтобы научиться также мастерски справляться с огнем. Основные принципы она, конечно, усвоила. Возможно, все это можно будет проделать и на газовой плите. Хотя это будет совсем другой хлеб, без пропитавшего его угольного фимиама и без живительного тепла бабушкиных рук.

Приоткрыв край формы щипцами, Куляш апа проверила готовность хлеба. Как только лепешка налилась румянцем и зашипела от возбуждения, она тут же оказалась на

илегене[2], а ее место на углях заняла новая порция теста. Своими сильными, испещренными вздутыми венами, руками бабушка разломила лепешку напополам и протянула кусок побольше Сабине.

Да, это был тот хлеб, вкус которого она не могла забыть. Боже, какое наслаждение! Не было нужды его разжевывать, он таял во рту и проваливался куда-то в бездну.

Марьям и Камилла объявились на заднем дворе по зову желудка, соблазнившись пьянящими запахами. Бабушка дала им по куску и с удовольствием наблюдала, как они поглощают его за обе щеки.

– Апа, почему такая большая разница между мной и Марьям? Целых тринадцать лет! – вдруг спросила Сабина. Этот вопрос занимал ее долгое время, но до сих пор не было удобного случая задать его.

От неожиданности бабушка чуть не уронила захваченный щипцами уголек. Положив его на крышку формы, она задумчиво ответила:

– Были и другие дети между вами. Четыре мальчика.

– Четыре мальчика?! – Сабина задохнулась от удивления. – С ума сойти!

Не один, а целых четыре! После удивления пришло чувство обиды. Подумать только, у нее могло быть четыре старших брата, четыре защитника, но волею судьбы ее лишили этого счастья.

– Да, у нас могло быть четыре брата. Двое из них были близнецами, – похоже Марьям знала больше об этом. – К сожалению, они все умерли в младенчестве.

– Я все еще помню их, – глаза бабушки наполнились печалью, – особенно Алмаса. Он был такой хорошенький! Беленький такой, глаза живые, все время улыбался. Он и прожил дольше всех – одиннадцать месяцев. Боюсь, его сглазили. Мы назвали его Алмас[3], но это не спасло его. Все умерли от болезней. 

– Какая жалость! – Камилла готова была заплакать.

Все помолчали.

– А я слышала другую историю, – Марьям нарушила молчание. – Говорят, что у папы была девушка, с которой он дружил. А потом он бросил ее и женился на нашей маме. А эта девушка прокляла его и весь мужской род. Вот почему мальчики умирали в нашей семье.

– Это правда, апа? – Сабина была оглушительно потрясена этой новостью.

Бабушка помедлила с ответом:

– Я не знаю. Может это была моя вина. Я знала, что у Азата была девушка, но настояла на том, чтобы он женился на Турсын. Мне нравилась ваша мама … с первого дня как я увидела ее. Она была такая самостоятельная … рассудительная. Такая решительная. Отличная пара для Азата!

Они больше не возвращались к этой теме. Но Сабина никак не могла успокоиться от открытий того вечера. Переживания накатывали на нее и давили с завидной периодичностью. Она не выдержала и направилась в комнату Марьям. Та еще не спала.

– Как ты думаешь, бабушка правильно поступила, что не разрешила папе жениться на той девушке?

– Правильно-неправильно … какая разница? Если бы папа не женился на маме, нас бы не было.

– Если бы он женился на своей девушке, то родились бы другие дети, счастливее нас.

– Почему счастливее?

– Потому, что были бы рождены в любви.

– Что ты придумала? Мама и папа не любили друг друга? Иди спать! – рявкнула Марьям и вытолкала Сабину из комнаты.

Сабина не смогла заснуть в ту ночь. Глядя то на свернувшуюся калачиком Камиллу, то на луну за окном, она перебирала в памяти события последних дней и думала о том, смогла бы она противостоять воле мамы. Наверное, нет. А если бы сильно любила? Не знаю, не могу знать.

Сабина никогда не испытывала этого чувства. Были тайные влюбленности, незаметно возникавшие и тихо проходившие, о которых даже не догадывался объект воздыхания. И она, влюбленная дурочка, думала только о нем и мечтала, что он заметит ее и захочет с ней дружить. Но ничего не происходило. Внутри нее объявлялся маленький домовой, вроде тех, что хозяйничают в доме, и насмехался над ней, смеялся прямо в лицо, называл ее «уродиной». Тогда она с остервенением гнала домового прочь, вешала на дверь замок и подпирала ее кованым сундуком, чтобы ему не повадно было лезть в ее лежбище. Но он появлялся вновь – лохматый и настойчивый, смазливый и ужасный.

 

[1] Каттама нан – слоеная лепешка, хрустящая снаружи, мягкая и сочная внутри.

[2] Илеген – блюдо, поднос

[3] Алмас – не заберут

 

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (18 оценок, среднее: 4,11 из 5)

Загрузка…