Ольга Сивей

Страна: Россия

Писатель в жанре современного реализма/автофикшн, поэтесса, пишет на русском языке. По образованию – врач-невролог. Поэзией занимается с детства. В активной литературной деятельности с 2020 года после перехода в категорию «маломобильных» и прекращения работы в медицине. В 2022 году изданы две авторские книги: повесть с циклом стихотворений «Облачный путь» и сборник повестей «Алюминиевые огурцы». Поэзия и короткая проза опубликованы в сборниках и литературных альманахах различных издательств. Лауреат международного конкурса XI Open Eurasian Literary Festival & Book Forum – 2022 в номинации «Проза». Шорт-лист III Международного литературного фестиваля им. А. С. Пушкина, 2021 г. с поэтическим циклом. Лонг-лист Всероссийской литературной премии им. А.Б.Чаковского «Гипертекст» в номинации «Дебют». Авторские книги представлены на книжных ярмарках и фестивалях: Х Книжный фестиваль «Красная площадь», 2022 г., 35-ая Московская международная книжная ярмарка, 2022 г., XVIII Санкт-Петербургский международный книжный салон, 2023 г.

Country: Russia

A writer in the genre of modern realism / auto-fiction, a poet, writes in Russian. He is a neurologist by education. He has been engaged in poetry since childhood. In active literary activity since 2020 after the transition to the category of “low mobility” and termination of work in medicine. In 2022, two author’s books were published: a novel with a cycle of poems “The Cloud Path” and a collection of stories “Aluminum cucumbers”. Poetry and short prose are published in collections and literary almanacs of various publishers. Winner of the XI Open Eurasian Literary Festival & Book Forum – 2022 international competition in the category “Prose”. Shortlist of the III Pushkin International Literary Festival, 2021 with a poetic cycle. Long list of the All-Russian Literary Prize named after A.B.Chak’ovsky “Hypertext” in the nomination “Debut”. Author’s books are presented at book fairs and festivals: X Book Festival “Red Square”, 2022, 35th Moscow International Book Fair, 2022, XVIII St. Petersburg International Book Salon, 2023.

Отрывок из современной прозы “Жизнь

В палате на бывшей Наташкиной кровати сидела новая пациентка. Её дородная фигура выражала полную покорность перед предстоящим испытанием. Она смиренно сложила на коленях большие натруженные руки и представилась:

– Тамара.

История, простодушно рассказанная ею, была бы забавна, если бы не решение, которое привело её сюда. Много лет Тамара наблюдалась у врача с женским заболеванием под названием «миома матки», и четыре месяца назад та констатировала увеличение образования. С каждым осмотром оно становилось всё больше, и докторша вынесла вердикт: «Милочка, готовься на операцию – опухоль надо удалить!»

А «опухоль»… вдруг зашевелилась!

– Какое мне – рожать?! – вздыхала Тамара. – Стыдно!.. Я старая! Мне сорок шесть лет…

– Да разве это старая?! – заголосили в палате.

– Нет-нет! Стыдно-стыдно… Что обо мне подумают мои сыночки?!

– А сколько им лет? – спросила тихо Таня.

– Шестнадцать и восемнадцать. Взрослые… Мне уже бабушкой надо становиться, а не рожать…

Тамара помолчала и опять вздохнула:

– Мне всегда девочку хотелось…

– А вдруг тебе Бог девочку-то и послал? Ещё не поздно передумать – рожай! – выпалила Ира. И все одобрительно закивали.

Тамара вдруг съёжилась и на секунду стала будто жалкий маленький гном, потом выпрямилась и всплеснула руками:

– Не уговаривайте меня!.. Я всё решила…

 

– Жукова! Нормальные у тебя анализы – не знаю, что там в поликлинике выдумывают! Завтра на выписку готовься… – Людмила Константиновна захлопнула карту и, отходя от кровати Лены, зло пробурчала: – Стараешься-стараешься – никакой благодарности от вас!

– Что-то она на тебя с самого начала взъелась, – заметила после обхода Ира.

– Это потому, что я ей ничего не принесла, когда в прошлый раз лежала, – пожала плечами Лена.

– То есть – не принесла?

– Ты вроде на медицинском учишься, а про своих коллег-врачей ничего не знаешь, что ли? Люди, когда выписываются из больницы, в благодарность пакеты несут…

– Не знала… А что в пакете?

– Конфеты, чай, кофе… Алкоголь носят. И даже деньгами дают.

– Ну, про конфеты я знала. Думала, это от души…

Как же она наивна! Свою будущую профессию Ира боготворила, представляя врача спасителем и избавителем от людских страданий, всё равно, что святым целителем. И естественная благодарность пациентов за это вполне уместна. Но оказывается, часто бывает и так, что подарок – это плата за слово подобрее, лекарство подефицитнее, операцию поаккуратнее…

– Я их и не осуждаю, – продолжила Лена. – С такой зарплатой – хоть подаяние иди проси! Вот и выкручиваются, от подарков не отказываются… И на этих выкидышах зарабатывают не от хорошей жизни…

– Но это же так ужасно! Они убивают ребёнка, не урода какого-нибудь (и то жалко!)! Он же уже всё чувствует! Нам говорят, нужно музыку спокойную слушать, сказки ему читать…

– Не бери в голову! Это их дело. Мне кажется, врачам самим от этого на душе, противно, похлеще, чем нам с тобой. А уж Бога точно стараются не вспоминать! Вот и злые… на нас, на жизнь… Хотя… им проще действительно его ребёнком не считать – плод!

 

– Мама! Ма-а! – Мальчишеские с лёгким баском голоса бесцеремонно ворвались в тихий вечер.

– Господи! Я же сказала им не приходить сегодня! – простонала Тамара, мучимая начавшимися схватками. Из её груди вырывалось: «Фух-фух, ух!..», когда они становились невыносимы, и несчастная напоминала небольшой паровоз, пытающийся сдвинуться с перрона, но словно наталкивающийся на баррикады на рельсах. Большой бледный лоб покрылся мелкими бусинами пота.

– Мам!

– Скажите, что меня нет! – выдохнула Тамара.

– Она не может! Ушла на процедуры! – высунулась в окно Лена, завернувшись в одеяло от весеннего заморозка.

– Мы подождём!

– Ах, неугомонные! – Тамара опять скрючилась от боли.

– Её долго не будет! Идите домой – завтра придёте! – крикнула Лена.

– Не-е! Мы не торопимся!..

– Ах, засранцы!.. – Тамара сползла с кровати и, тоже накинув одеяло, высунулась в окно:

– Чего орёте? Людям мешаете!

– Мам, с тобой всё в порядке? Мы «передачку» отдали. Тебе принесли?

– Принесли, принесли…

– Мам, всё нормально?

– Да нормально, сыночек, нормально… На уколы ходила… Вы идите домой, поздно уже… Завтра придёте!

– А что тебе принести?

– Ничего не надо! Просто приходите…

Тамара закрыла окно и охая плюхнулась на кровать.

– Повезло вам с парнями! Как они вас любят! Как будто чувствуют, что с мамой что-то не так, – сказала Таня.

Тамара слабо улыбнулась…

…Она опять сидела всё в той же позе, сложив руки на коленях, и еле слышно прошептала:

– Это была девочка…

 

Иру выписали.

Небольшой жёлтый автобус с треском открывал двери на остановках, выпуская немногочисленных пассажиров, и продолжал не спеша маршрут, поливая зазевавшихся у края дороги пешеходов грязной водой из ручьёв оттаявшего снега.

Ире трястись до самой конечной остановки.

За окном между серыми «панельками» проехала ярким голубым пятном школа. В её освещённых из-за пасмурной погоды окнах тёмными запятыми торчали детские головки.

«У меня обязательно будет двое детей: девочка и мальчик. Или трое… Или… Уж как получится!..» – подумала Ира.

Она представила дом с большими окнами, зелёную лужайку и сирень, себя в скрипучем кресле-качалке, бегающих по дорожкам в догонялки прехорошеньких ребятишек, побольше и поменьше. Они качаются на качелях, валяются в траве и дерутся за мячик… Это её внуки! А на солнечной террасе уже повзрослевшие её дети стелют скатертью стол, разливают дымящийся чай по чашкам и угощают друг друга ароматными пирожными… Вот такой бы она хотела видеть жизнь!

 

Но что же это – сама ЖИЗНЬ?

Она зарождается из случайного свидания двух маленьких клеток. Или всё же не случайного? Они созданы только ради этого мгновения: чтобы слиться и преобразиться в нечто совершенно новое или умереть, не найдя друг к другу дороги.

В каждой из них – уши мамы, глаза папы, воля дедушки, талант прабабушки… А ещё характер нации и память предков: о далёких войнах и победах, о зарождении и гибели цивилизаций, о первом языке пламени в пещере, о первом слове, о первом шаге, о земле, о воде, о том, что вообще было первым… Всё мироздание – в каждой ничтожной клетке!

И вот две из них встретились… Не похоже ли это на Большой взрыв, когда хаотичные куски генетической материи выстраиваются в незнамо кем продуманную до мелочей структуру по закону, неведомому и непостижимому разумом, превращаясь из пузырька в гроздь, из червячка в рыбку, а там и голова, и глазки, и вот уже бьётся сердечко, и приказ от мозга бежит к ручкам и ножкам, и слышит, и чувствует?.. Не величайшее ли это чудо, подаренное… кем: Богом? эволюцией? Вселенной?

В какой же момент в этом существе появляется душа (неважно, Бог ли ею наделяет, или она сама выбирает участь нового перерождения, или она нечто материальное): в момент рождения и первого вдоха? С первым движением в утробе матери? В мгновение первого нервного импульса и первого стука сердца? Или в самую минуту появления нового создания природы из двух непохожих клеток, и именно то, что называем душой, даёт стимул к его дальнейшему развитию?..

Есть ли душа у новорожденного? Все ответят, что безусловно есть.

А если он родился преждевременно? Всё равно, есть!

А если очень-очень преждевременно, ведь современная медицина научилась выхаживать младенцев с весом и в пятьсот грамм? Невозможно, чтобы у родившегося человека не было души!

А если он же, но не родился, а продолжает благополучно чувствовать себя в тёплом материнском теле – есть у него душа?

А если его в этот момент умертвили?.. Значит ли это, что убили живую человеческую душу?..

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…