Олег Черницын

Страна: Россия

Активный пенсионер: художественная литература, большой теннис, бассейн, фитнес. Начал писать прозу семь лет тому назад. Неоднократно печатался в российских литературных журналах, ряда метрополий РПЦ. Переводился на азербайджанский язык. Победитель и дипломант ряда региональных литературных конкурсов РФ и ближнего зарубежья. Третье место в конкурсе OEBF «Open Eurasian-2016», Лондон. Финалист конкурса сказок Литературного института имени А. М. Горького в 2020 году, в этом же году издана книга моих сказок. В 2022 году вышла в свет книга моей прозы.

Country:  Russia

Отрывок из  прозы ”Про Аркашу массажиста и его незатейливое существование”

 

Работал Аркаша массажистом. И, надо признать, считался классным спецом. Да, были в его жизни и школа, и армия, был и завод. И, может статься, вышел бы из него отличный производственник, но случилось то, что случилось. В лихие перестроечные 90-е, брошенный на произвол судьбы народ из замерших цехов, затопленных шахт двинул кто на рынки и в ларьки, кто челноками и в охранные фирмы, а кто и в бандиты. И, конечно, в массажисты… 

Уволившись с «положенного на бок» завода, Аркадий окончил курсы массажистов и устроился в захудалую районную больницу. Деньги платили небольшие, но рассчитал он всё верно: больница государственная, клиенты непритязательные – пенсионеры да оставшиеся пролетарии (денежный народ пользовался услугами уже появившихся частных клиник), а ему нужен был опыт общения с медициной, причём с наименьшей ответственностью, свой «первый блин». Дальше – больше. Поднаторев и поверив в свои силы, он начал оказывать услуги на стороне: на квартирах, в саунах – то есть всем, у кого водились деньги. Приходилось крутиться, но он работал на свой имидж, на свой карман… 

Приветливое открытое лицо с фирменной гагаринской улыбкой, радушие и жизнерадостность, достаточная эрудиция и накопленный опыт врачевания сделали своё дело: Аркадия заметили и пригласили в элитный салон красоты. Это был оазис в пустыне разрухи, фирма с большой буквы… Работники и клиенты салона были, в основном, женского пола, и он быстро стал для всех полюбившимся Аркашей.  

На особом счету состоял он и у директрисы салона, которая к тому же была и единственным его собственником, а проще – хозяйкой. Ираида Витальевна или Баронесса, как её меж собой называли в салоне, сама была достойна обложки любого глянцевого журнала. Эффектная, в свои сорок пять ещё волнующая мужчин. Украшающие её бриллианты говорили о благополучии их владелицы. Добросовестный покладистый Аркаша скоро стал её любимчиком (не путать с любовником!), что, в общем-то, нисколько не раздражало его коллег. Были у них с Ираидой Витальевной и свои маленькие секретики: иногда он выполнял некоторые пикантные поручения Баронессы. Но об этом немного позже…

 

Бар находился рядом с площадью, там, как на притчу, проходил шумный митинг. Времени было предостаточно, настроение приподнятое, пройти мимо Аркадий никак не мог.

Вещал очередной оратор. Громко. С надрывом.

– Зачем очередь, православные? – полюбопытствовал праздный массажист у стоящих с края митингующих. Аркадию почему-то вспомнилось классическое: «Почём опиум для народа?», и он остался доволен собой, что не опустился до плагиата.

– За свободой, милай, за свободой! – не видя подвоха, прошамкала древняя старушенция.

– И сколько в одни руки дают? – съязвил Аркаша. – Запись с ночи была? Эх, гадство, опоздал! Ты, бабуся, наверное, себе два веса возьмёшь, а мне дырка от бублика?

– Да он издевается над нами! – завизжал из мятого мешковатого костюма тощий мужичок с многодневной щетиной. – Иди куда шёл!

«Костюм» потряс перед Аркадием плакатом «Свободу печати!», одарив застарелым сивушным перегаром.

– А у тебя что за горе? – Аркаша почувствовал, что его понесло, но остановиться уже не мог и попёр на щетинистого мужика. – На журнал «Российский алкаш» подписаться не можешь? 

– Ты, мил человек, лучше надень бантик и послушай, что умные люди говорят, – вновь включилась в разговор старушенция, протягивая Аркадию партийный атрибут. 

Аркашу раздражали крикуны любого рода, к какой бы партии они не принадлежали, поэтому он был настроен по-боевому:

– Да пришей ты этот бантик к своей … – знаешь куда? – решительно отверг предложение нигилист.

– Россияне! Так это жид! Точно – рожа жидовская! Они Христа нашего продали, а сейчас Россею продают! – тётка с арбузными грудями танком двинула на «иноверца». Тётка была здорова, видимо из тех, кто «коня на скаку остановит и в горящую избу войдёт», но сначала выпьет граммов двести – для куража…

– Да кегебешник он, профокатор! Бей ирода! – фальцетом заорала оскорблённая старушенция. 

– Конечно кегебешник! А ещё агент ЦРУ! И советник НАТО! – увёртывался от бабки развеселившийся массажист.

Заварушка привлекла внимание митингующих. Живое кольцо вокруг Аркаши становилось всё плотнее и плотнее.

– Товарищи, что случилось? – с трибуны забеспокоился ведущий митинга.

– И ты болван! И все вы тут болваны! – разошёлся Аркадий.

Он хотел ещё поделиться с митингующими своими мыслями о них, но кто-то ловко двинул ему по голове плакатом с изображением партийного лидера, тем самым прервав его не запланированный бенефис…

Очнулся Аркадий в автомобиле скорой помощи.

– Ну что, горе-протестант, ожил? – участливо спросила медсестра, заканчивая бинтовать его неразумную голову.

Возврат Аркаши на землю сопровождался лёгкой тошнотой и головокружением:

– Да уж, наградила оппозиция…

– Голова обвязана, кровь на рукаве, – напел пожилой врач приятной наружности и национальности, которую совсем недавно упоминали митингующие «поборники свободы».

– Щорс идёт под знаменем, красный командир… – ощупывая толстую повязку, опечаленно продолжил пострадавший.

– А вы, молодой человек, как я вижу, явно не красной формации?

– И не красной, и не голубой. И не в горошек, и не в полосочку. Я, как тот кот, сам по себе, и в их политику меня никакой сметаной не заманишь!

Врач с интересом посмотрел на жертву демократии поверх своих очков с круглой толстой оптикой, как посмотрел бы на человека в шубе и валенках, гуляющего на пляже при плюс двадцати:

– Ну, и ладненько, анархист вы наш дорогой. Таки, свезём мы вас в травмпункт. Там на вашу буйно головушку наложат скобочки, а потом…, как в анекдоте: «Одесский дворик. В окне скучающий Рабинович обращается к прохожему: «Изя, вы, таки, куда?» – «Да нет, я домой» – отвечает ему Изя».

– Вот и мы после травмпункта доставим вас домой, так сказать, по знакомству. И покой! Все два дня выходных – покой! А потом сколько хотите защищайте наше горемычное Отечество, как былинный богатырь – с мечом-кладенцом. Благо, что меч вам не обломали, а то ни Отечеству, ни особо – дамскому полу, без меча вы не очень-то и нужны…

Тут-то Аркаша вспомнил и про «русалок», и про шашлык, и про уже однозначно пропавший вечер…

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)

Загрузка…