Нина Мацевило

Страна: Беларусь

Мне близок жанр документально-художественной прозы. В номинацию “Non-fiction” я представила серию хуторских рассказов «Отсветы моего детства». Рассказы эти автобиографичны, но это не мемуары. Мемуары – несколько другое. То, о чём я пишу, я переживаю заново. Не просто фиксирую, что было, а погружаюсь. И все эти образы бередят мне душу. Поэтому я долго не могла взяться за свои ранние воспоминания. Вот, больно. Больно не потому, что плохо было. Даже очень хорошо было – но оно растворилось, ушло… Хотя я часто возвращаюсь мыслями в детство: я вынесла оттуда столько впечатлений, получила столько тепла и света. Отсюда и название моей книги.

Country: Belarus

I am close to the genre of nonfictional prose. Here, at the Supercup, I present a series of khutor stories «The flashbacks of my childhood». These stories are autobiographical, but they are not memoirs. Memoirs are somewhat different. What I write about, I relive. I don’t just record what happened, but I immerse myself. And all those images reopen my soul. Therefore, for a long time I could not take up my early memories. It hurts. It hurts not because it was bad. It was even very good – but it dissolved, gone … Although I often return in my thoughts to childhood: it gave me so many impressions, I received so much warmth and light.

Отрывок из non-fiction “Отсветы моего детства

Вишнёвая смола

Самые близкие наши соседи жили в полукилометре от нас. Их хутор считался самым бедным, потому что у них было мало земли. Детей же в семье росло четверо: три мальчика и самая младшая – девочка, Лида, моя ровесница. Наш молодой сад ещё не плодоносил, а у Лиды было два вишнёвых дерева. Ягоды дети объедали, не дожидаясь, пока те дозреют. Но на деревьях оставалось ещё одно лакомство – вишнёвая смола – густая, прозрачная, с неповторимым ароматом. Братья Лиды объедали и смолу. Но иногда перепадало и ей. Лида старалась припрятать кусочек и приносила его мне

У нас Лида была как своя.  Мама всегда звала её к столу.  Её мама тоже частенько угощала меня затиркой из ржаной муки и овсяным киселём. Он не походил на обычный, ягодный, а был белым и плотным, как студень. Очень вкусный.

Из того предвоенного времени мне запомнился ещё один случай. Как-то в воскресенье, после посещения церкви, к нам приехали в гости родственники с детьми. Дети были празднично одеты, особенно выделялась одна девочка – в красивом платье, туфельках и белой шляпке. Меня тоже нарядили по такому поводу. Пока взрослые угощались в доме, мы, дети, играли во дворе в выбивалы и кошки-мышки. Как обычно пришла Лида. Несмотря на воскресенье, она была в стареньком платье и босиком. Она несмело вошла во двор и встала возле забора. Я гордилась, что к нам приехали такие красивые родственники, и мне стало стыдно за Лиду, что она в таком виде, и я не пригласила её в игру. Подружка не уходила и продолжала стоять. Тогда мой брат пожаловался маме, что я не хочу играть с Лидой. Мама взяла её за руку, привела ко мне и велела, чтобы мы играли все вместе. Но тут Лида внезапно убежала. Её не было ни на следующий день, ни ещё через день. Мне очень хотелось играть. Мой брат был годом старше. Я любила его, он больше умел, и я во всём старалась ему подражать. Но в играх нам мешало постоянное соперничество. А с Лидой выходило легко – она обычно во всём со мной соглашалась.

Мама объяснила мне, как умела, что такое дружба, что это не важно, в каком платье Лида пришла, важно, что она была в моей жизни каждый день. Так я получила первое понятие о том, что такое внешняя красота и внутренняя. 

Наконец, Лида появилась. Она молча протянула руку, открыла ладошку, а там был кусочек вишнёвой смолы. Я почувствовала, как стали гореть мои уши.

Прошли годы, судьба развела нас по разным житейским дорогам, но нет-нет, да и всплывала перед моими глазами детская ладошка с кусочком вишнёвой смолы.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…