Нади Луч

Страна : Украина

Ради писательства я оставила работу преподавателя и даже временами отстраняюсь от переводов, которые делаю, будучи фрилансером. Архитектурное образование дало мне тридэшное мышление, что крайне полезно для придумывания миров и описания персонажей. Работа преподавателя выработала поучительный тон), научила объяснять сложное простыми словами и дала понимание того, что удержать внимание можно только, если урок разнообразный и динамичный. Так появились предпочтения: фэнтези и экшн, мое любимое сочетание – красиво и нескучно. А занятия йогой позволили углубиться в мир индийских мифов, которые, на мой взгляд, совсем не сказки, а дела давно минувших дней, и которые хорошо объясняют дела дней сегодняшних.

Country : Ukraine

Отрывок из фэнтези “Ленни Голд в поисках самого себя. Бхуми

Каждая порода камня была уникальна своим цветом, игрой воздушных прожилок, перетеканием когда-то раскаленных минералов друг в друга, неповторимым сплавом и вкраплениями. Это было так красиво, что хотелось потрогать. Ему чудилось, что энергия, влекущая его неведомо куда и неизвестно зачем, получала глубокое удовлетворение от его восхищения, как женщина, красоту которой оценили не мерками похоти, или как художник, творением которого наслаждается тонкий ценитель.

Но только когда он пронесся через слой медленно кипящей магмы с ее многотысячно градусным жаром так, как будто он находился в прохладном прозрачном коконе, легко пронизывающем плотную раскаленную субстанцию, он точно понял, что приближается к самому центру планеты.

– Так и есть, – сказали огромные улыбающиеся губы приятным, бархатистым, женским голосом, обдавая свежим дыханием с ароматом клубники. Они отодвинулись от его лица, уменьшаясь в размерах, при этом обнаруживая и все остальное: могущественную и одновременно прекрасную богиню, держащую его в одной из своих рук в полу сжатом кулаке. Кольца и браслеты на ней были из живых, благоухающих цветов, тонко сочетающиеся друг с другом ароматами.

– Мать-Земля, – восторженно выдохнул Ленни.

Богиня земли Бхуми, все еще держа его в кулаке, быстро становилась меньше и меньше, отпустила его и после этого стала размером и обликом взрослой женщины. Ленни бесцеремонно, но невинно уставился на нее – так красива она была. Как прекрасно сочеталась коричневая кожа с зеленым бархатным платьем типа сари со шлейфом, волочащимся сзади. И большим венком из белых мелких цветков вместо короны на длинных зеленых волосах. И гирляндой из сочно-красных спелых и недозрелых ягод клубники и земляники взамен ожерелья на шее.

Они стояли у входа в громадный шарообразный зал, посреди которого висела в невесомости маленькая Земля – шар-прообраз, освещенный с противоположных сторон солнцем и луной. Точь-в-точь как это было сейчас наверху. Но шар не был абсолютно круглым.

Он состоял из семи ступеней, ведущих вверх, и семи, ведущих вниз. На них – все виды земного рельефа. Первая от центра, самая большая, – подземное царство, вторая – пещеры, прилежащие к поверхности, третья – котловины, низины, низменности, четвертая – равнины, пятая – холмы, шестая – старые горы, седьмая – новые горы, а с нижней стороны – ледовая шапка полюса.

Между ними все виды ландшафтов от пустынь до джунглей вместе с их обитателями. По краям ступеней минералы, которых большое количество по земному шару, ближе к центру самые редкие и ценные. Трон богини находился в Гималаях посреди крутых пиков, но гораздо ниже Кайласа. Он был устроен так, что, сидя на нем, можно смотреть во все стороны, вниз и вверх.

А над всем этим красиво обустроенным миром двигались по своей определенной системе элементы, из которых состоит воздух, радиация и космическое пространство.

Вместо колонн – многочисленные воздушные туннели, ведущие в разные стороны. По ним струилась вода, образуя на них своим течением замысловатые прозрачные русла-каннелюры, а у основания, стекая в бассейн, она формировала водоем, соответствующий тому, что на поверхности. А может все было с точностью наоборот, это водоем на поверхности соответствовал тому, что уже был сформирован здесь. Колонны, поднимаясь из определенных мест на шаре, не упирались в потолок и не поддерживали свод, а уходили дальше, пронизывали всю твердь планеты и служили источником поступающего с поверхности воздуха.

Вместе с ним сюда врывалось множество звуков. Они слышались отовсюду одновременно. Все пространство было наполнено звуками скрежета пластов, сдвигаемых давлением магмы, капели в пещерах, многократно отраженной эхо, падающих с горных вершин камней, шуршащего на дюнах песка, трескающегося полярного льда, шелестящих на ветру листьев, бега охотящихся или убегающих животных, шагов людей. Звуками каждого живого существа и всего неживого с точки зрения человеческого понимания. Но это была не какофония звуков, от которой можно сойти с ума, это была красивая, четко выстроенная, ритмичная мелодия жизни. Которую делали краше дваждырожденные и сбивали с ритма демонические влияния.

– Прошу в мой мир.

– А… там? Наверху?

– Там наш мир.

Они двинулись к центру. Но не своим ходом – их понес поток воздуха. Как только они шагнули на первую ступень, шар стал пропорционально соразмерен их росту. Самые высокие деревья по пояс, так чтобы удобно было смотреть сверху. Самые высокие горы – подножие трона. Самые глубокие впадины – купель для омовения. В воде плавали рыбы, в воздухе летали птицы, порхали бабочки.

Платье Бхуми и растения на волосах, в гирлянде, браслетах и кольцах менялись под стать ландшафту и в соответствии с сезоном наверху. А может это ее живое платье меняло все там, в подлунном мире?

Побеги выпускали почки, преобразовывались в бутоны, раскрывались цветами, источали аромат, привлекая насекомых, становились семенами и плодами. Только сила воли и вежливость останавливали Ленни срывать их. Но Бхуми сама нарвала самых разных и, как оказалось потом, самых вкусных фруктов и ягод, протянула мальчику. И он ел и рассматривал платье.

Растения с листьями всех оттенков зеленого и не только, от нежно-салатового до темно-фиолетового, самых разных формаций от мясистых с толстыми прожилками до жестких кожистых, самых разнообразных конфигураций от стреловидных до кружевных оборок, от колючек до спиралек, самых разных видов – полосатые, пятнистые, дырчатые, чешуйчатые, по очереди занимали свое достойное место на ее платье. Ковры мхов, бороды лишайников, шапки грибов, колышущаяся словно в воде ряска и даже перекати-поле смотрелись на ней по-королевски.

Они вошли во внутренние покои первой ступени, и где бы богиня не прошла, это отражалось в реальном земном шаре.

Она легонько касалась прекрасного каменного цветка из кристаллов, и он, чуть изменив форму от почти незаметного прикосновения, становился совершенным. Сталактиты становились ниже, сталагмиты выше, наплывы на стенах, образовавшиеся под действием высокой температуры, более живописными. Минералы начинали светиться каждый своим светом откуда-то из глубин своего естества.

– Откуда в них свет?

– Из сердца планеты. Оно дает жизнь, оно знает все обо всем, окруженное аурами всех чакр планеты. К нему идут энергетические каналы как от них, так и от Луны через полюса, от Солнца через экватор и от Венеры через Кайлас. От него я знаю все. Знаю, что в какой стране происходит. И меня не интересует политика, меня интересует исключительно энергетика. Если открывается чакра Земли, начинает светиться и аура вокруг сердца. Так что сейчас минералы излучают только свой свет, но никак не духовный. Некоторые чакры земли я специально разделила на несколько частей и расположила в разных географических точках материка или даже мира. Такие комбинации очень полезны для душ, которым нужно отрабатывать карму и некоторые качества не одну жизнь и в разных странах, так интереснее. Качества одни и те же, а условия другие.

Они вышли с другой стороны, вниз головой. Ленни обратил внимание, что каждая ступень у подножия новой заканчивалась пустым каналом, идущим по спирали от самого низа вверх. Бхуми пояснила:

– Это русло предназначено для Золотой богини Земли, когда она проснется в назначенный час и заполнит его своим светом.

– От чего это зависит?

– От кого, дорогой, от кого. И ответ: от людей. Но до сих пор, как видишь, и намека даже нет. А я бы хотела, – Бхуми мечтательно закрыла глаза, – чтобы здесь было много света. Приход Матери это обещает. А пока, надо быть реалистом, тут, как по мне, не хватает света.

– Здесь красиво!

– Согласна, красиво, но темновато. Вот видишь, – она указала на несколько островков посреди прудика с золотыми рыбками, над которыми нависло странное, черное подобие тумана, – здесь немного… – она быстро сошла на ступеньку ниже, – посмотри, ракшасы и люди под их дудку тут разгулялись так, что надо привести их в чувство, а энергетику земли в этом месте восстановить.

Она подмигнула ему, взмахнула рукой, чтобы вода исчезла, пошла к островкам так, что где-то ступала легко, где-то давила с силой, где-то раздвигала сушу руками. Потом встала, откинула волосы за спину, прищурившись, посмотрела на проделанную работу, удовлетворенно кивнула и вернулась к мальчику. Оттуда позволила воде возвратиться на свое место.

Перед глазами Ленни промелькнула картина того, что было в реальности там, наверху. Огромные руки Бхуми перекроили земную поверхность, раздвинули земную твердь легко, словно играючи, что заставило воду отойти от островов, а потом ринуться на них смертоносным цунами. Шаги же Бхуми вызвали оседания почвы, оползни и сход лавин. Это все повлекло за собой человеческие жертвы, но черная дымка над этим местом исчезла. Ее увлекла ушедшая в недра земля, пробуксировала за собой до положенных пределов, скинула в воздушный канал, по которому ее погнали прямо к ядру. Там она вспыхнула ярким синим пламенем в огне магмы и исчезла.

– Я понимаю избавиться от демонов и их влияния, но зачем… убивать людей? И что с ними будет? Зачем ты сама себя так искалечила?

Ленни был взволнован увиденным.

– За них не волнуйся, все под контролем. И все будет так, как должно быть. Вырастешь – поймешь. Лучше беспокойся о своей чистоте. Сам. Иначе мне придется и тебя почистить. Каким-нибудь не очень приятным для тебя способом. А мне не хотелось бы терять такого приверженца, как ты. Об этом рано, конечно, еще говорить. Но и не помешает. А что касается земли, то… У минералов – камня, металлов, глин, почв, нефти, газа – нет золотой богини, нет чакр, но и они живые, чувствующие, и они эволюционируют.

Ленни мгновенно переключился на новую тему:

– Как? Как может эволюционировать камень?

– Новые горы разрушаются и становятся старыми, те – холмами, а затем равнинами. Казалось бы, нерушимая скала обрушается и обращается в каменные глыбы, валуны, булыжники, гальку, песок, пыль, а та распадается на мельчайшие частицы, которые, объединяясь друг с другом, образуют новые соединения, новые формы. И так до тех пор, пока не станут тканью растений, потом животных, а затем всех нечеловеческих, недочеловеческих, человеческих и сверхчеловеческих существ, творя их физические тела.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (78 оценок, среднее: 4,56 из 5)

Загрузка…