Мичико Жапарбек

Страна: Кыргызстан

Пишу стихи с 12 лет, работаю в сфере образования.

Country: Kyrgyzstan

Отрывок из рассказа “Пандусы счастья”

Санжар снова уезжал, но куда, зачем и насколько, никто не знал. Всем было сказано, что в командировку по бизнесу «купи-продай», который захлестнул весь Кыргызстан, начиная с маленького села и заканчивая столицей. И потому очередная встреча партийцев должна была пройти без него.
   “Что же там решат, будем мы объединяться или нет с другой партией, лидер которой был, как говорится, «темный», т.е. нестабильный в своих словах, поступках. В общем, «партийный кидала».

  «Как будут распределять места при формировании списков и конкурируя с такими деньгами? Кто же выскочит в передние ряды? Стоит ли доверять Адылу?” …В общем, вопросов было много.

   Санжар ехал по Советской вверх и с грустью рассуждал о своей теперешней партийной жизни. Дождь, который с утра просто накрапывал, к полудню перерос в сильный шторм и на улице практически остались одни машины и редкие прохожие. Санжар ехал домой. До его отъезда из Кыргызстана оставалось 3 часа. “Без тебя, без тебя”,-  пел по радио Стас Михайлов, и на душе становилось еще грустнее. 
   “Да, вот уже два года без Айжан”, – подумал Санжар, а когда-то без нее не мог вообще ни минуты прожить.  Тогда ему казалось, что даже и дышать без нее не сможет. Как цунами, нападало на него желание видеть её, слышать её, чувствовать её дыхание. 

   Из-за дождя вверх по Советской были сплошные пробки, а возле 3-ей больницы машин было больше обычного и затор все увеличивался по мере усиления этого весеннего ливня.  Находясь в пробке, Санжар случайно посмотрел на остановку, которая сиротливо стояла без козырька, а на ней, кроме одной женщины с ребенком в инвалидной коляске, никого не было.

   “Бедная, села бы в такси, что она мокнет,” – подумал Санжар. Если бы не пробка и не ливень, то Санжар лихо проехал бы мимо остановки и, возможно, его судьба шла бы по другому сценарию. Но с небес на город смотрел ангел, который был другом Айдарчика.  Он знал, что его друг страдает от того, что у него нет папы и от того, что его   мама Айнура, самая лучшая мама на свете, все еще не разуверилась в приближение чуда и очень сильно ждет своего принца. А еще ангел каждый день бывал в этой больнице и помогал детям выживать после операций и лечения. И потому, судьба Санжара должна была измениться по желанию ангела, друга Айдарчика, поскольку Айдарчик сам был вечно улыбающимся ангелом.

II

    Из больницы Айнура вышла минут пятнадцать назад. В неврологическом отделении она лежала вместе с Айдаром две недели (а это продолжалось уже на протяжении десяти лет) и, как всегда, больничный запах отделения, спуск и подъем на руках детей-инвалидов на третий этаж, плач детей от уколов и лечения – были привычным делом, въевшимся в кровь, душу и сердце.  Айдарчик был болен ДЦП, у него двойная гемиплегия, парализованы руки и ноги. Он мог только либо плакать, либо улыбаться и радоваться маме и родным,  издавая звуки как маленький дельфин или слонёнок.
   “Надо же так поздно выйти из больницы.  Пока нам дали выписку, точнее,  пока  продали, мы остались под дождем”, – сокрушалась Айнура. Врачи в больнице были разные и отличались друг от друга своим профессионализмом и отношением к пациентам. Но их всех объединяла одна проблема – маленькая зарплата и вечное ожидание благодарностей в виде денег и подарков от пациентов.  За выписку и за то, чтобы положить ребенка в больницу, надо было благодарить. Если сказать честно, то   платить. 
  “Ну, ничего, солнышко, сейчас мы сядем в такси…».  И Айнура здесь задумалась: если сейчас отдать деньги на такси, то завтра снова придется их искать до зарплаты, тем более, что до дома таксиcт возьмет не меньше 250 сомов. ” Да ладно, перебьюсь, и не такие дни бывали у меня”, – утешала себя Айнура и все быстрее катила коляску к воротам больницы.
   На остановке, как назло, не было ни одного такси. А дождь так безжалостно хлестал по лицу, как будто он был вместе с этим миром заодно  –   сделать  Айнурину жизнь еще больнее и печальнее.
   “Хорошо, что Айдарчик укрыт: никакой дождь его не обидит»,-  думала Айнура. 
   “Вам куда, в какую сторону?” – неожиданно мужской голос оторвал Айнуру от мыслей.  Перед ней стоял высокий мужчина в спортивной кепке.

   “Гоголя/Московская, но не беспокойтесь, сейчас такси придет, и мы доедем,” – быстро протараторила Айнура.
   “Нет, пока вы здесь стоите, у вашего малыша все ноги будут мокрые, а они и так уже мокрые”, – строго и резко ответил мужчина.
   Айнура и не заметила, что ноги сына в мокрых валенках (по-кыргызки «чокой») сиротливо и мокро торчали из-под одеяла. Он носил   эту теплую обувь практически круглый год, ведь у него ноги всегда мёрзли.

    “Как мой Айдарчик вырос, а его чокойки ужасно намокли”, – подумала она. Раздумывать не было смысла.

    Айнура быстро взяла мальчика из коляски, а мужчина покатил коляску к машине. Сидя в машине, Айнура стала присматриваться к водителю. Он сосредоточенно смотрел на дорогу.  На дорогах опять  были пробки.

   “Ау, ий…”, – послышались недовольные звуки Айдара.

   «Что-то не нравится Вашему сыну.  Ну потерпи, маленький, немножко,  сейчас поедем”,  –  повернувшись к  Айнуре и Айдару, сказал Санжар. В этот момент он встретился глазами с Айнурой.

    “В этих голубых глазах можно утонуть и со дна уже точно не подняться», – подумала Айнура. 
  “Какие у нее глаза красивые, но столько грусти в них, из- за сына, вероятно”, -подумал Санжар.
  “Вот и подъехали. Можете здесь нас оставить, мы дальше сами пойдем, огромное спасибо”, –  сказала Айнура. 
   ” На переправе ни старых, ни новых друзей я не бросаю. Как въехать во двор?”  – настойчиво спросил Санжар. 
    Айнура жила на третьем этаже, и для того чтобы подняться на свой этаж, ей приходилось относить сначала Айдарчика, а затем коляску. Это требовало много времени и сил  и  множество передышек. В эти минуты она всегда представляла  альпинистов, которые,  дойдя с  трудом до вершины, буквально падают на пик  Памира или Килиманджаро.
   “Да, коляску придется тащить на третий этаж, но Вы не беспокойтесь, мы уже дома. Вам огромное спасибо, и так мы Вас задержали…», –  еле проговорила Айнура, стесняясь и своего положения, и того, что из-за них с Айдарчиком такой занятой –  а по нему сразу определялась его огромная занятость –  человек теряет время.
  “Давайте вперед с …», – повелительно сказал Санжар.
  “С Айдаром”, – добавила имя сына Айнура.
  “Да, вы с Айдаркиным, а я за вами”, –  весело сказал Санжар.
    В квартире пахло вкусным печеньем, которое Айнура напекла до больницы.  После дождя ее двухкомнатная  квартира Санжару  показалась раем с запахом ванильного добра, спокойствия и света.  

“Ой, огроменное спасибо, даже не знаю, как мне Вас отблагодарить. Давайте чаю попьем”, –  Айнура стояла в коридоре и не знала, что же предложить такому помощнику.
   “Да нет, спасибо, я очень тороплюсь. Я сегодня уезжаю в командировку и потому надо собираться, отведаю хлеба и надо бежать”,-  он смотрел на Айнуру, откровенно  разглядывая ее.  Айнура пошла на кухню. На столе лежал пакет, который она делала своими руками для печенья и для всяких мелких подарков  родственникам, друзьям и Айдарчику.  Айнура положила немного печенья в пакет и взяла хлебницу. 
  “А это Вам от нас с Айдаркиным”, –  Айнура проговорила имя сына так, как произнес его Санжар, и протянула ему пакет.
  Он отведал хлеб и, заглянув в пакет, растянулся в улыбке. “Ой, Айдаркин, такого печенья я точно не ел.  Какой запах, спасибо тебе и твоей маме, кстати,  а  как зовут твою маму”, – он вопрошающе посмотрел на Айнуру.  

Айнуре вновь захотелось утонуть в глазах Санжара. 
  “Айнура, обычное кыргызское имя”, – ответила она.
  “А меня Санжар. Как  Вам мое имя, внушает доверие?” 

  “Да, вроде бы не опасное», – Айнура ответила с грустью: ей не хотелось, чтобы Санжар уходил.
   “Ну ладно, я побежал, если вдруг опять куда-то, что-то, то вот мой телефон”, – очень даже по-свойски Санжар вырвал из блокнота листок и написал телефон. 
  “Я буду в городе через пару недель, буду ждать звонка от Айдара”, – Санжар посмотрел на Айнуру такими глазами, что ей оставалось лишь сказать: “Да, Айдар непременно позвонит”. 
   Санжар ехал к себе домой, но встреча с особым малышом и Айнурой не выходила из головы. “Какая хорошая, но какие у нее грустные глаза. И так она каждый день спускает и поднимает коляску. Бедная», – думал Санжар. 
   “Колян, здорово. Тебе задание. По Московской/Гоголя прямо на углу стоит дом. Там во втором подъезде живет женщина с ребенком- инвалидом,  зовут ее Айнура, ты завтра съезди к ней и посмотри, что можно сделать, чтобы инвалидную коляску было легко спускать и поднимать,  о’кей? 
  “Да, все понял, постараюсь сделать, счастливой Вам дороги “, – ответил Коля.

           III

    На сей раз командировка была в Астану, столицу Казахстана. Надо было обеспечить охрану владельцу одной российской компании. Во всем СССР Санжар был одним из лучших снайперов группы “Тигр”, и, когда была необходимость в  большой группе для охраны официальных лиц,  туда отправлялся он. После развала Союза приглашений стало меньше, но со временем все стабилизировалось и стали чаще поступать предложения, в том числе и для обучения.  Однажды даже предложили стать киллером. Спасло то, что Санжар был сильно болен.    Менеджер Михалыч из Москвы понимал Санжара, что мокруха это не его дело и он за такое никогда не возьмется.
   Сборы были недолгими, его дорожная сумка, как всегда, лежала в шкафу, с нетерпением ожидая деловых путешествий, а специальный бронежилет – тем более. До столицы Казахстана Санжар летел на самолете.
   Астана вся сияла, и её сияние было ярче и оттого, что 30 апреля прошли выборы президента страны, и казахский вариант авторитарной демократии обещал существовать еще долгие годы.

   Санжар доехал до адреса, который ему указали по электронной почте. В деле, кроме него, участвовал еще один молодой стрелок из Украины. 
   “Сейчас оттуда таких много, научились на собственной неразберихе и войне,”- подумал Санжар. Напарника звали Петр, Петро. Он должен был сопровождать шефа. 
    “Как там у вас, скоро закончите войну?”  – спросил Санжар, разрезая арбуз. 
    “Да, не знаю, но воевать будем до конца», –  с неподдельной злостью сказал Петро. 
     “Да, если каждый боец будет настроен таким образом, то точно война не увидит своего конца”, – подумал про себя Санжар.  
     Наутро начался дождь, который был совсем не кстати, так как не было четко видно происходящего на площади. Однако… надо было работать.
      Перфильев Иван был алюминиевым королем Челябинска, и для него, мальчишки из маленького села, дойти после учебы в металлургическом университете до директора собственного завода по производству алюминия было равносильно полету на Марс. Свой первый капитал он заработал тем, что написал диссертацию по экономической политике края самому губернатору области.  Цена была небольшая, но вполне хватало на хлеб с маслом и оплату однокомнатной квартиры. Губернатор защитился и практически забыл про него. Однако 8 марта 2010 г. зазвонил мобильный, и это было 10 часов утра.
    “Кому в праздник не спится?”  – подумал Перфильев. 
     “Здравствуйте, меня зовут Маша, я помощница депутата Госдумы Артамонова Семена Васильевича, он хотел бы с Вами встретиться.  Как Вам сегодня в 3 часа?  Депутат просил не отказывать: предложение будет весьма интересным для вас”. 
    “Да, богатым людям с властью и деньгами все позволено, как говорится, «что позволено Юпитеру, не позволено быку». В общем придется тащиться на встречу”, – свернувшись в калачик, подумал Денис и сразу вспомнил, что за адский диссертационный труд   от губернатора он получил не так уж и много.
   В 2:50 он был в кафе. Сначала вошел сам депутат, а затем два его помощника или охранники.
   “Здравствуйте, как Вы? Вижу, что неплохо», –  губернатор обглядел Перфильева. Конечно, Перфильев одел свой единственный выходной костюм, который на нем сидел безупречно. 
   “Предложение заключается в том, что необходимо поработать над моей предвыборной программой в парламент, нужен свежий взгляд, идеи. Очень верю, что у Вас все получится так, как я ожидаю. Если выиграю, то у Вас будет 30% акций моего алюминиевого завода. Лады?”
   Не дожидаясь ответа Перфильева, губернатор продолжил: “Вижу, что Вы парень очень понятливый, а возражений я не терплю, и отказов тоже. Так что с Вами лады?” – грозно переспросил губернатор.
   «Вот пропуск в наше здание. Всё. Вам с завтрашнего дня на работу.  Вы будете одним из главных извилин   нашей партии, и потому на Вас будет лежать очень большая ответственность. Разрешите откланяться. Встретимся завтра”, – протараторила помощница губернатора.
   “Да, работы много, а если не пройдет в депутаты, то мне не видать ни завода, ни денег, а может быть, и жизни?”, –  испуганно размышлял Перфильев, лежа у себя в маленькой комнатушке. «И спросить- то не у кого. Мать с отцом уже давно там на просторах рая, а может ада? У меня только один-единственный брат, от которого толку и вовсе нет», – думал Перфильев.

Брат Перфильева был душевно больным и жил у сестры по матери.  
“Придется соглашаться  – выхода нет”, – подумал Перфильев.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…