Марк Брызгалов

Страна : Россия

Я, Брызгалов Марк Анатольевич, родился 5 июня 1975 года. В 1991 году закончил среднюю школу №1 г. города Березовского и поступил в Омский финансовый техникум по специальности финансист. После окончания техникума поступил в Кузбасский Государственный Технический Университет на специальность Организация перевозок и управление на автомобильном транспорте, который окончил в 2000 году. Работал на инженерных и руководящих должностях в органах Министерства Юстиции. В настоящее время работаю директором Финансово – строительной компании. Женат, дочь – студентка РАНХИГС г.Москва. Увлекаюсь историей России, путешествиями. Член Русского географического общества. Член Российского союза писателей, автор 2 исторических книг, финалист нескольких международных и всероссийских литературных конкурсов, действительный член Евразийской творческой гильдии (г.Лондон). Эксперт Смартеки АСИ, квалифицированный эксперт по направлению инженерно – технологическая экспертиза (квалификационный аттестат № RU 384204 ФБЭО 001/VDT 0581), квалифицированный судебный эксперт по направлению судебная строительно – техническая экспертиза (квалификационный аттестат № RU 384204 ФБЭО 001/VDT 0580), независимый эксперт зарегистрированный в реестре Министерства Юстиции РФ (Свидетельство Министерства Юстиции Российской Федерации от 12.02.2018 г. № 154р), уполномоченный на проведение экспертизы нормативных правовых актов, нормативный правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, эксперт Евразийской творческой гильдии ECG (London) EURASIAN CREATIVE GUILD, Suite 125, 43 Bedford Street, Covent Garden, London WC2E 9HA, UK. Register number: 05288358, эксперт в мероприятиях проводимых ТПП Кемеровской области (экспертная сессия «БРИКС: экономическая повестка для инклюзивного роста в эпоху цифровизации»).

Country : Russia

 

Отрывок из научной статьи “ Тайна скифских стрел “   

 

По сложившимся в исторической науке представлениям, тайгу особо не жаловали  скифы, предпочитавшие для своего кочевого обитания необъятные степные пространства от Причерноморья до северного Китая. Археологи так же не очень интересовались горными участками тайги, ввиду природной  труднодоступности и наличием более богатых и привлекательных для проведения научных изысканий регионов. 

     Ситуация изменилась после того, как туризм стал играть значительную роль в экономике. и археологические объекты стали включать в маршруты, начинающиеся в Шорском национальном природном парке. Горная Шория,  интереснейший историко – культурный регион, расположенный на юге Кузнецко – Салаирской горной области. На востоке и северо – востоке она примыкает к Абаканскому хребту и Кузнецкому Алатау, на юге к Алтаю. Первые сведения о городищах и курганах стали появляться благодаря военным инженерам. В 1739 – 1743 гг. геодезист Иван Шишков проводит описание по подготовленной В.Н. Татищевым анкете Томского и Кузнецкого уездов Российской империи. В 30-х годах 20 века археологические памятники отмечены в работах П.П.Хороших.  Обнаружение широко известных археологических памятников Кузедеево-1 и Кузедеево-2 связано с именем академика А.П.Окладникова. В 70-х годах археологические исследования Горной Шории проводили С.В.Маркин, А.Н.Садовый, В.В.Бобров. Большинство археологических памятников Горной Шории выявлено в последние 30 лет.

      И в 2019 году археологи вблизи от перегона Биркчул ‒ Казановская выявили памятники тагарской, карасукской и скифской эпох. Район Казановки – это керамические сосуды, орнаментированные глиняные курительницы, оружие Тагарской и Карасукской культур (IX–VII в.в. до н.э.), а также представителей скифо – сибирского мира. Бронзовые кинжалы и ножи раннего железа в кожаных ножнах, бронзовые, позеленевшие топоры, чеканы ‒ всё это представляет большой научный интерес. 

Металлы и их сплавы дали название целым историческим эпохам. Бронзовый и железный века явились важныи вехами развития человечества. Бронзовый век неразрывно связан с выплавкой цветных металлов и сплавов. Появляются мышьяковая, оловянная, свинцовая, сурьмяная, никелевая и бериллиевая  бронзы.

Основой любого бронзового сплава является медь. Римский автор Плиний Старший в своем труде «Естественная история» со ссылкой на Аристотеля, утверждал, что выплавка металлов началась с того что «Скиф Лид показал, как спаивать и плавить медь». Согласно данных археологии древнейшие в мире изделия из выплавленной меди относятся к неолитической культуре Винча (по данным радиоуглеродного анализа 7350 – 6650 лет). 

Месторождения меди наши предки определяли по выступающими на поверхности земли зелеными пятнами. Месторождения эти как и сейчас, состояли из двух частей. Верхняя является зоной окисления. Нижняя, формируется сульфидными рудами. Но не всякая медная руда подходила для выплавки. Для этого не годились сульфидные руды: в древности,  люди  не умели отделять медь от серы, поэтому пользовались окисленными рудами.

Со временем медь была заменена более совершенным сплавом – бронзой. Древним рудокопам не составляло особого труда обнаружить в местах залегания мышьяковые минералы: красный реальгар и золотистый аурипигмент. Их, в отличие от энаргитовой руды, и сейчас не сложно извлечь из верхних слоев мышьяково-колчеданных месторождений. Лигирование меди этими минералами позволяло получить медный сплав более высокого качества. 

Долгое время оловянная бронза считалась первым медным сплавом, изготовленным человеком. Позднее было установлено первенство мышьяковой бронзы. Мышьяковые сплавы Cu3As (масса: 265.54) ознаменовали собой начальную стадию освоения металлургии бронз (IV – начало III тыс.  до н.э.). 

Согласно данных Е.Н. Черных уже в 5-м  тыс. до н.э. на огромных пространствах от Адриатического моря  до Нижнего Поволжья возникла первая металлургическая провинция медного века – Балкано-Карпатская. Это был один из районов, где зарождалось металлургическое производство. К 3-му тысячелетию до н. э. бронзы выплавлялись практически повсеместно в металлургических центрах Евразии и Северной Африки. 

Скифская белая бронза (медно – мышьяковый сплав) интересна своим  сочетанием химических свойств и функциональности. Глаз не оторвать от палитры различных цветов – начиная, беловатым и заканчивая красноватым и желтоватым оттенками. Цвет бронзы зависил от содержания в меди мышьяка: он менялся от красного при 1-3% As до золотистого при 4-12% As и серебристо-серого при 12-18% As (Равич, Рындина, 1984, 114). 

Кажется, прошедшие сотни и тысячи лет не властны над ней.  Скифская белая бронза и сегодня не окисляется, не коррозирует, не имея в своем химическом составе ни золота, ни серебра. Такие уникальные свойства меди придает мышьяк, повышая ее коррозионную устойчивость до 1%.

Кованная мышьяковистая медь, по твердости почти не уступает оловянистой бронзе. Твердость оловянистой бронзы (по Виккерсу) составляет величину от 116 до 252, твердость кованой мышьяковой бронзы, от 100 до 245 (в условных единицах). 

Уже в раннем бронзовом веке появляется разделение труда. Неравномерное распределение месторождений меди способствовало разделению древних народов на производителей металла и потребителей. Примерно половина всего выплавленного металла земледельцами юга, экспортировалось скотоводческим племенам на север. При этом, технологии литья и обработки металла у северных скотоводов были более совершенными. Особенно литье  орудий труда и оружия. 

Скифское стрелковое оружие являлось на тот момент лучшим  в мире. Луки скифского типа по данным Геродота Гераклейского и Плиния Старшего были позаимствованы греками. Дальность стрельбы из скифского лука достигала 500 м. Так как скифы вели постоянные войны, то огромная  потребность в боеприпасах вызвала необходимость создания особого способа их изготовления. Огромную потребность в отливках не могли удовлетворить старые методы литья. Так был изобретен инновационный способ литья в чугунные кокили. Кокиль – это металлическая форма, которая заполнялась жидким металлом под действием гравитационных сил.

        Скифы впервые массово применили металлические формы, возможно основав своего рода «литейную  промышленность» древнего мира. Следует отметить, что литье в металлические формы являет собой пример высокотехнологического бережливого производства. 

       Самым сложным при отливке, являлось выполнение внутренних отверстий. Долгое время считалось, что имеющиеся на многих скифских бронзовых наконечниках стрел боковые отверстия использовались для вливания яда. Однако в действительности, эти отверстия оказались дефектами литья, образовавшимися при неточной центровке стержня, вставляющегося в литейную форму кокиля. 

Особое внимание заслуживают скифские стрелы. Не случайно античные авторы указывали в своих сочинениях на отравление скифами наконечников своих стрел.  Наиболее ранним является свидетельство, приписываемое Аристотелю, видимо, относящееся к IV в. до н.э.: «Рассказывают, что скифский яд, в который погружают стрелы, изготавливают из ехидны. Скифы, кажется, подстерегают уже родивших живых детенышей, ловят их и оставляют гнить несколько дней; когда им покажется все достаточно сгнившим, они наливают человеческую кровь в горшочек, зарывают его и зарывают в навоз, а когда и это сгниет, то водянистый отстой, образующийся над кровью, смешивают с гноем ехидны и таким образом делают смертоносный яд» (пер. В.В.Латышева: SC I, 381).

Интересно и античное свидетельство Феофраста: «В Эфиопии есть некий смертоносный корень, которым намазывают стрелы, а в Скифии – он же и многие другие, из коих одни сразу убивают принявших их, а другие – в более или менее продолжительное время, так что некоторые умирают от истощения» (пер. В.В.Латышева: SC I, 387).

Открытым оставался вопрос объективности дошедших до нас сведений античных авторов и механизмах воздействия стрел.

Археологические данные свидетельствуют о массовом использовании скифами несколько основных разновидностей стрел: плоских с шипом у основания, трехгранных и пулевидных. Трехгранные наконечники наносили тяжелые рваные раны, а шипастые оставались в тканях, и их приходилось вырезать. При глубоком проникновении в ткани,  хирургическое удаление из организма реципиента становилось невозможным. Благодаря наличию шипов стрелы оказывались не только холодным, но и химическим оружием: оставленный в теле наконечник начинал окисляться, и образующаяся окись меди неминуемо приводила раненого воина к тяжелым последствиям для организма, а нередко к летальному исходу. 

Именно уникальное сочетание формы наконечника с шипом (рис.1), с наличием в сплаве мышьяка и способности меди к окислению  в ране, объясняет негативное действие на человеческий организм, получившего его воздействие. Удаление из организма человека наконечника с шипом в полевых условиях являлось крайне сложной задачей. Отсутствие современных хирургических инструментов, надежных систем анестезии и инновационных методов удаления инородных тел из организма приводило к серьезным последствиям для здоровья воина, к инвалидизации, а не редко и к летальному исходу. Находясь длительное время в организме человека, медь, (составляющая основу бронзового сплава) является причиной функциональных расстройств нервной системы, слабости, сильных головных болей, болей в мышцах, желудочно – кишечных рассторойств, поражений почек и печени с развитием церроза, серьезных поражений головного мозга, развития атеросклероза, анемии. Если же наконечник был отлит из мышьяковой бронзы негативное воздействие на организм многократно усиливалось.

 Первоначальное применение мышьяка предназначалось для улучшения физико-механических свойств меди. Достаточно было ввести в шихту 0,5% мышьяка в качестве лигируюшего элемента, чтобы значительно улучшить тягучесть медного расплава и получить более плотные отливки в рельефных литейных формах. Лигирование меди  мышьяком изделий преследовало двойную задачу: созидательную (улучшение качества изделия) и разрушительную (ядовитое воздействие на противника).

Были и другие позитивные моменты. Наконечники стрел служили так же мелкой монетой Северного Причерноморья, которые впоследствии были заменены монетами – стрелками, имевшими форму двухлопастных наконечников стрел, но без отверстия для древка стрелы (рис.2).  Согласно данным В.А. Кутайсова (д.и.н.) и Т.Н. Смекаловой (д.и.н., КФУ, Курчатовский институт) полученным с помощью рентгенофлуоресцентной спектроскопии причерноморские монеты отливались из сурьмовой  бронзы. 

В позднем бронзовом веке оловянная бронза вытеснила мышьяковый сплав. Так как бронзовые изделия были дорогими, уже в древности нашел применение модный ныне принцип «рециркуляционной» экономики «3R» в цветной металлургии. При переплавке при температуре около 600 °С происходит возгонка мышьяка, приводящая к потере механических свойств и ухудшению качества изделий. Поэтому вплоть до 1-го тысячелетия до н. э. изделия из вторичной бронзы стоили дешевле, чем изделия из рудного металла.

Кроме того постоянная работа древних мастеров с мышьяком приводила к заболеваниям суставов и дыхательных путей. В мифах и преданиях многих народов металлурги предстают скрюченными и горбатыми карликами. Не случайно греческий Гефест был хромым.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: Мышьяковая бронза обладая уникальными химическими и физическими свойствами,  применялась скифами при отливке наконечников стрел, в том числе ранних форм двухлопастных наконечников с шипом.  Применение скифскими лучниками в бою  стрел с наконечниками отлитыми из мышьяковой бронзы  приводило к отравлению мышьяком пораженного организма, не редко являясь причиной  летального исхода. Благодаря наличию шипов глубоко застрявший в ране наконечник начинал отравлять организм, выводя из строя воина. Медно – оловянистый сплав затревая в тканях начинал активно окисляться, приводя к химическому отравлению  организма, медно – мышьяковый сплав не так сильно окислялся, но отравление огранизма происходило за счет ядовитой мышьяковой составляющей лигированного сплава. Таким образом, указание античных авторов на использование скифами отравленных стрел имеют под собой вполне реальные физико – химические и медицинские  основания.

При этом отметим, что новейшие исследования доказали, что  в некоторых случаях мышьяк является не только ядом, но и лекарством. Всем известно, что мышьяк регулирует фосфорный обмен. Недостаток мышьяка в организме человека, может приводить к  аллергии. Мышьяк может быть и противоядием. Так при отравлении селеном, мышьяк может выступить в роли антидота.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,50 из 5)

Загрузка…