Марина Вардан

Страна: США

Я пишу около 20 лет, в основном это рассказы и стихи. В своих коротких рассказах я стараюсь наблюдать и философски переосмысливать действительность, и с юмором говорить о серьезных вещах. Почему малая проза – прости мне трудно быть многословной. Стараюсь в короткий рассказ, простыми фразами непростой смысл многообразия жизни.

Country: USA

Отрывок из малой прозы “Чемодан”

Нате не очень-то хотелось ехать с мужем. В последнее время им было скучно вместе. Сначала она старалась не показывать виду, что что-то не так, но каждый раз, стоило ей  начать о чём-то говорить, как он обрывал её какой-нибудь неприятной фразой. Постепенно они довели общение до нескольких предложений в день.

«Непонятно, почему всё пошло так», — думала Ната. Они встретились двадцать лет назад. Одногодки, оба юные, красивые, дополняли друг друга, характерами и… цветами. Она — весёлая блондинка, открытая, общительная, многословная.  Он — смуглый брюнет, молчаливый, меткий, остроумный. Им было хорошо вместе. Не важно, кто первый решил, что они могут быть вместе по жизни, скорее, она, и они поженились.

Ната начала вспоминать первые ссоры, потом пришла к выводу: «Мы неплохо продержались, почти пятнадцать лет нам было хорошо, несмотря на трудности». Всё мечтали, когда вырастут дети, и они снова смогут быть полноценно вместе. И вот, Артуру девятнадцать, он уехал учиться в Париж. Илоне восемнадцать, она переехала к другу. Они свободны, одни и… им нечего сказать друг другу.

Ната нехотя собирала вещи, готовясь к поездке, может, с друзьями будет веселей. Тут она вспомнила,  что нужно купить подарки. Хождение по магазинам развеселило её — всё не так плохо. В конце концов, он ей не мешает, она предоставлена себе. Теперь её раздражает его молчание, которое так нравилось раньше. «Ну и что, это её проблема, причём тут он?!» — успокаивала она себя. Она болтала с продавщицами, пока выбирала подарки. «Можно говорить везде, не обязательно с ним»,  — думала Ната.

Она вернулась домой в хорошем настроении. Он угрюмо посмотрел на неё. «Не удастся тебе испортить мне настроение, дорогой», — подумала Ната.

Наконец, вещи собраны, чемодан упакован. Она вынесла его в коридор сама, лишний раз не хотелось натыкаться на его колючий взгляд. Интересно, о чём он думает в такие моменты.

Рейс был ранний. Ната, полусонная, быстро оделась. Подвинула чемодан к двери и, крикнув мужу «я спускаюсь, такси скоро будет, не опаздывай», спустилась.

Такси уже ждало. Ната села на заднее сиденье и закрыла глаза. Проснулась от голоса мужа: «Доехали, вставай».

Она вышла из такси и двинулась ко входу в аэропорт. Филипп посмотрел ей вослед: «У неё всё такая же красивая фигура, как двадцать лет назад. Да и лицо такое же милое, иногда на нём появляется детское выражение, как и раньше». Но её болтовня, казавшаяся ему когда-то очаровательно непосредственной, теперь раздражала. Даже любовницы на стороне не уменьшали состояния раздражённости дома. Но уходить тоже не хотелось. Лень начинать всё сначала. Да и потом, через несколько лет, будет, видимо, то же самое, но уже в других отношениях…

 Она не мешает ему ходить на сторону, и то хорошо. Неизвестно, Лана как на всё это посмотрит, когда они будут жить вместе.  Они уже год встречаются.  Он встретил её в гостях у подруги Наты. У него тогда была небольшая интрижка с подружкой. Но это не помешало ему тут же переключиться на Лану. Она напоминала Нату десять лет назад. «Всё-таки мне нравится этот типаж. И такая же болтливая», — оправдывался он перед собой.

 Тогда они также, компанией друзей, поехали отдыхать. Он поднялся на второй этаж, услышав какие-то звуки, толкнул дверь спальни: муж хозяйки и Лана отпрянули друг от друга. Это его не рассердило, а возбудило: «Прекрасно, я сплю с его женой, а он с моей будущей любовницей».

Он подмигнул Лане и спустился вниз. Всё пошло по его плану, и очень скоро они стали любовниками. «Интересно, Ната знает или кроме бессмысленной болтовни её ничего не интересует, — время от времени думал он.  — Во всяком случае скандалов нет, и то хорошо».

С Ланой ему было хорошо. Хотя он чувствовал,  что время от времени она ему изменяет. Но его это только возбуждало. Её активность дополняла его спокойствие  — так было и с Натой вначале. Хотя тогда он бы измены не потерпел. Молод был, ревность была сильнее желания. Теперь всё наоборот — Лана с её случайными любовниками была ему более желанной.

Вдруг он услышал, как Ната кричит под ухом:

— Где мой чемодан?!

— Какой чемодан?  — не понял он сразу.

— Наш, болван.

«Такая грубость, что-то новое,  — подумал Филипп. — И всё-таки, где чемодан?»

— Я его не видел, — ответил он.

— То есть, как не видел, а ты думал, я его притащу?

«Я вообще не думал о чемодане, мои мысли были о другом», — подумал Филипп.

— Я же его оставила у входа, чтобы ты взял, — продолжала визжать Ната.

Филипп ничего не ответил.

— Ненавижу твоё вечное молчание, — шикнула Ната. —  Ну, что делать без вещей, пижамы, домашних туфель, сменного белья, носков, подарков?  

«Теперь будет перечислять всё содержимое чемодана, — зло подумал Филипп. — Вот, сказать бы ей в лицо, что я думал о Лане, и причём тут чемодан».

Но вслух только сказал в своей обманно сдержанной манере:

— Успокойся! Ну, купим пару трусов и пижаму.

— Успокоиться? Нет, скажите, ты думал, что я должна тягать чемодан всю поездку? Так ты меня держись за вьючную ослицу? Да?!

 Филипп хлопнул дверью и вышел — он больше не мог слышать этих криков. Лучше сосредоточиться на теле Ланы. Именно на теле, потому что говорить с ней ему тоже было не о чем. И вообще говорить ему всё реже хотелось, разве что с некоторыми друзьями.

Ната, немного успокоившись и приняв действительность, начала размышлять о том, что делать в этой экстренной ситуации:  «Надо купить сменное бельё, тапочки, а зубные щётки, кажется, есть в номере. Также нужно выяснить, чемодан у входа или его уже унесли».

Она позвонила сестре, та пообещала проверить и перезвонить. Через некоторое время послышался ответный звонок: «Не беспокойся, ваш чемодан всё ещё там. Ещё хорошая новость —  мой сослуживец через два дня летит в ваш городок к сестре и согласился привезти этот злосчастный чемодан. Эта история настолько смешна, что я рассказала на работе, а коллега сказал, что как раз едет в эти места. Так что, продержитесь два дня!»

«Я ничего не скажу Филиппу, — подумала Ната, — пусть считает, что испортил мне отдых, если он вообще помнит об этом инциденте».

Настроение у неё чуть-чуть улучшилось, и она решила прогуляться по магазинам. Шоппинг всегда её отвлекал.

Через два дня позвонил сослуживец сестры. «Какой приятный голос, надо бы приодеться»,  — подумала Ната.

— Нет, спасибо, не надо сюда приезжать, дайте адрес, а  я на такси приеду к дому вашей сестры.

Ната тщательно накрасилась: хорошо, что косметичка была в сумке. Завязала шарфик, который купила здесь. Она никогда не изменяла Филиппу, но в последнее время мысли о других мужчинах всё чаще приходили ей в голову. «Если кого-то встречу, рискну»,  — говорила она себе. Но всё как-то не получалось, и духу не хватало.

«Может, этот… Голос очень приятный. Интересно, он один приехал к сестре или с женой? И вообще, у него есть жена?»  — в таком кокетливо-игривом настроении Ната подъехала по указанному адресу. Она отпустила такси: «Вызову новое, а, может, он меня проводит».

Сослуживец оказался под стать голосу — высокий, симпатичный, примерно её возраста. Неплохой кандидат для первой измены, особенно, учитывая, что Филипп сам виноват, что она здесь. Интересно, хватит ей храбрости  или опять струсит.

Он улыбнулся, будто бы прочитав её мысли.

— Заходите, выпьем кофе,  если вы не против. Сестра вышла за покупками, но я смогу найти кофе.

Ната расстегнула верхнюю пуговицу жакетки. «Так более соблазнительно, —подумала она. — Если предложил кофе — это хороший признак, я ему, видно, понравилась».

— Можете звать меня просто Саша.

«Прекрасно», — подумала Ната, но вслух сказала:

— А я, как вы уже знаете, Ната.

— Неплохо, что вы забыли чемодан, — перешёл он сразу в атаку.

— Да, я тоже рада, — услышала Ната свой голос и ей захотелось расстегнуть следующую пуговицу.

Хорошо, что вернулась сестра, а то события развивались слишком быстро. Они допили кофе.

— Я вызову такси.

— Я могу взять машину сестры и вас подвезти.

— Прекрасно, — услышала она свой голос и удивилась новым ноткам.

 В машине он начал рассказывать про эти места  — он здесь вырос. А ей впервые хотелось слушать, а не говорить. Он был прекрасным рассказчиком. Она слушала с большим интересом и вдруг невпопад спросила:

— А вы женаты?

— В разводе,  — ответил он нехотя и снова переключился на красоты этих мест.

— Может, где-нибудь остановимся?

— С  удовольствием,  — ответила Ната.

Он остановил машину у небольшой поляны на краю леса.

Они вышли из машины.

— В багажнике у сестры всегда бывают одеяла.

— Если не будет, у меня в чемодане есть большая шаль.

Она открыла чемодан, взяла шаль и коробку конфет с ликёром, которую везла друзьям. Расстелив на траве, Ната улеглась на шаль, Саша — рядом. Одеяло не нашлось.

Ната открыла коробку конфет, взяла одну и приблизила к его рту. Он сразу отреагировал и захватил ртом её пальцы. Затем он навалился на неё. Всё произошло настолько быстро, что она не успела подумать о семье или посопротивляться.

«Видимо, со мной это правильная тактика, иначе смелости не хватает, — радостно подумала Ната. — Я это, наконец-то, сделала. Удовольствия особого не было, слишком быстро. Но оно, видимо, потом придёт».

Они некоторое время лежали, ели конфеты, он опять рассказывал про своё детство. Она наслаждалась новыми ощущениями — слушать, изменять Филиппу и что-то скрывать. Он снова обнял её, на этот раз ей захотелось отдаться ему. Ната получила и физическое наслаждение и радость от мысли, что, наконец-то, это сделала.

В течение двух недель они встречались каждый день. Друзья были забыты, Ната смогла увидеться с ними лишь однажды. Все дни она проводила с Сашей, а Филипп с друзьями. Как-то Филипп спросил:

— Друзья интересуются, где ты пропадаешь.

—  А ты не интересуешься?

— Нет,  — равнодушно ответил Филипп.

 

Саша всё говорил и говорил, Ната слушала. Потом они ехали на поляну и наслаждались любовью. А дома ей больше не хотелось говорить. Иногда она замечала удивлённый взгляд Филиппа. «Кажется, впервые я рада, что он мало говорит».

В последний вечер она пришла поздно, он посмотрел на неё, но ничего не спросил. Это её разозлило.

— Я тебе изменяю.

— Ну и что, — равнодушно пожал он плечами, хотя в глазах появился лёгкий интерес.  

— Как «ну и что», тебе всё равно?!  — разозлилась она.

— Ну, двадцать лет ты мне не изменяла — можно один раз.

— Это не один, а в день три раза в течение двух недель.

— Ты делаешь успехи!  — съязвил муж. — Я иду спать.

Филипп направился в спальню.

Ей стало обидно, хотелось сцены, шумного примирения или развода. А тут одно равнодушие, он всё испортил. Да и Саша ей стал как-то надоедать. Всё время болтает. Иногда ей так не хватало молчания Филиппа.

Филипп лежал в темноте и представлял Нату в объятиях другого. Впервые за последние пять лет он безумно захотел её. В конце концов, она хоть и старше,  но намного красивее Ланы.

Вскоре вошла Ната и тихо легла рядом. Филипп повернулся и крепко обнял её, она прижалась к нему. У них давно не было такой страстной ночи.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…