Людмила Буданова

Страна : Кипр

Я родилась в СССР. Мой отец был военным летчиком, и семья кочевала от гарнизона к гарнизону. Окончила в Воронежской области музыкальное училище по классу фортепиано, а затем в Эстонии — Таллинскую Академию театра и музыки. Музыка стала моей путеводной звездой и вдохновляющей силой. Оказавшись в годы перестройки в Германии, в Бремене, построила свой бизнес, а вместе с этим пришли уверенность в себе и внутренняя свобода. Я вспомнила про детскую мечту о рисовании. Окончила школу дизайна в Москве. Следующий этап моей жизни разворачивался на Кипре. Море, горы и солнце наполняли мой внутренний творческий колодец. Наконец, я родилась как художник, и музыка помогла мне в этом. Когда рисую, я слушаю классическую музыку. Мои работы можно увидеть в книге ART COLLECTOR’S CHOICE book (издана в Лондоне), они экспонировались на международных выставках в Нидерландах, Германии, Испании, Тайване, Китае. В 2020 году в Лондоне из рук лауреата Нобелевской премии мира доктора Полины Лонг я получила премию фонда WAW (Women Appreciating Women) как художник, который вдохновляет. Писательством занялась не так давно и, наверное, как все начинающие авторы, описала в книге историю своей жизни. «Розовый дом на холме» номинирован в России на национальную премию «Писатель года – 2020». В своей книге я ищу ответы на вопросы: кто я? зачем пришла в этот мир? чему меня научила жизнь? достигла ли я своих целей? заканчивается ли здесь моя история, или меня ждут новые открытия? Книгу «Платрес. Там, где отдыхали короли» написала к 100-летию королевского курорта. Пишу рассказы о путешествиях и встречах с людьми, о том, как прекрасна жизнь!

Country :  Cyprus

I was born in the USSR. My father was a military pilot and the family wandered from one garrison to another. I graduated from the music school in the Voronezh region, the piano class, and then from Tallinn Academy of the Theater and Music in Estonia. Music has become my guiding light and inspiring power. Caught up in the years of perestroika in Germany, in Bremen, I built my own business and along with it self-confidence and inner freedom came. I recalled my childhood dream of painting and graduated from the Design School in Moscow. The next phase of my life unfolded in Cyprus. The sea, the mountains and the sun filled my inner creative well. Finally, I was born as an artist and the music helped me with this. When I paint, I listen to classical music. My works can be seen in the book ART COLLECTOR’S CHOICE book (published in London), they were exhibited at the international exhibitions in the Netherlands, Germany, Spain, Taiwan, China. In 2020 in London from the hands of the Nobel laureate Dr. Pauline Long I received the WAW Foundation Award (Women Appreciating Women) as an artist who inspires. I started writing not so long ago and, probably, like all emerging authors, described my life story in the book. “Pink House on the Hill” was nominated for a national award in Russia “The Writer of the Year – 2020″. In my book I pursue answers to the questions: who am I? why did I come to this world? what did life teach me? did I achieve my goals? does my story end here or the new discoveries are waiting for me? The book “Platres. Where the kings rested” I wrote for the 100th anniversary of the royal resort. I write stories about travels and meetings with people, about how wonderful the life is!

Отрывок из эссе “Платрес. Там,где отдыхали короли.    

Зеленые туфли

Золото пробуют огнем,
женщину — золотом,
а мужчину — женщиной.

Сенека 

В лобби отеля Pinewood Valley витали ароматы кардамона, дорогих сигар и туалетной воды с нотками фиалкового листа и шафрана.

К столику, за которым сидели двое игроков в нарды, был придвинут другой, покрытый ковровой скатертью, с кофейными чашечками тонкого фарфора, кувшинами, хрустальными стаканами и искусной шкатулкой: возьмись за красную шелковую кисточку, открой крышку, а там орешки и рахат-лукум из розовой воды
в сахарной пудре.

Один из играющих, тучный господин с холеным лицом и манерными, как две лежащие запятые, усиками, был явно не в духе
и часто прикладывался к запотевшему стакану с коричневого цвета напитком. Красная феска, казалось, грозила свалиться с его лысины при каждом глотке.

Второй, явно простолюдин, в мягких кожаных сапожках, какие носят по праздникам крестьяне, делал ходы, смущенно теребя седую кудрявую бороду. На дне чашечки, что стояла подле него, оставалась лишь кофейная гуща, но попросить вторую он явно не решался.

Тот, что в феске, неожиданно, как выстрелил, захлопнул крышку нардов.

— Андреас! — раздраженно-повелительно позвал он. — Принеси номер пятый. Эти несчастливые.

Мальчишка лет десяти, до сих пор терпеливо стоявший у стены, метнулся к разложенной тут же, на соседнем столе, нарядной коллекции нард. Отыскал требуемый номер и, бережно вынув из красного с золотой арабской вязью бархатного чехла ящичек, услужливо подал его играющим. Пока бородач расставлял фишки, господин в феске, звонко помешав лед в стакане, сделал очередной глоток.

— Стелиос, повторить!

Бармен только и ждал этого сигнала. Звякнули кубики льда. Бутылки заиграли в руках: две порции Cyprus Brandy, порция содовой, свежий сок половинки лимона, а теперь — самое главное, что придаст пикантность, — всего несколько капель ангостуры горькой с привкусом кожуры померанца, имбиря, мускатного ореха и кардамона. Прекрасная композиция для жаркого летнего дня, автором которой и был, собственно, господин в красной феске.

К тому же освежающий алкогольный коктейль визуально походил на холодный чай: конспирация!

За окном в ажурной тени мощного кедра виднелся запыленный черный «Даймлер». Прохрустел копытцами тяжело нагруженный ослик, подгоняемый крестьянином, да маячили двое борцовского телосложения: они, скучая, посматривали по сторонам.

В эту кипрскую глухомань, высокогорную деревеньку, короля Египта и Судана, а это был именно он, занесла роковая любовь. Впрочем, не к нардам.

Их познакомили в александрийском казино. Она была очень красива, очень юна и очень порочна. Он поймал внимательный взгляд глубоких глаз в обрамлении густых ресниц и зовущую улыбку. Уходя, она оглянулась, белоснежная меховая пелерина соскользнула с оголенного идеального плеча — он все еще смотрел ей вслед, и она опять зазывно улыбнулась.

Конечно же, он не дал ей уйти, и очень скоро влюбленные оказались на острове Афродиты.

В гостинице Forest Park был забронирован целый этаж. Вначале прибыла юная красавица, а вслед за ней — Фуад-паша Аль-
Масри, важный господин из Египта.

Пара собиралась провести в тихом, прохладном Платресе свой медовый месяц. Инкогнито.

Но если кинозвезду Камелию, не сыгравшую пока ни одной заметной роли, не знал никто, то короля Египта и Судана Фарука I
узнали все-таки быстро, и уже через несколько дней вездесущие фотографы подкарауливали влюбленных везде, где только можно. А вскоре агентство Associated Press разослало скандальные фото пары во все западные газеты. Экстравагантные, откровенно сексуальные наряды Камелии, ее богатые украшения приковывали взгляды окружающих, особенно хороша была она в восточных танцах, ее вид волновал не только Фарука. Чувственный рот, всегда в ослепительной улыбке, белокурые волнистые волосы, ниспадающие на плечи, точеная фигура, открытая грудь — она приковывала взгляды мужчин, но мало ли красивых женщин!

— Ты должна подчинить его себе, — внушал Камелии секретный агент израильской разведки. — Контролируй его действия, удовлетворяй его страсти, — учил он ее.

И она смогла выполнить задание: король Фарук, потеряв остатки воли и осторожности, следовал за своей Камелией повсюду.

Позже у него будет много других женщин, но эта была особенной, с которой он действительно позабыл все. Она подобрала
к нему ключик.

Любовной аферой занялся сильно обеспокоенный кабинет министров Египта: король не исполнял свои обязанности, не участвовал в государственных делах, не обращал внимания на предупреждения. Он отбыл на своей яхте, сопровождаемой Королевским флотом.

Королева Фарида, законная супруга, праздновала в каирском дворце свой день рождения в одиночестве, не получив от супруга даже букета. И все же, как истинно восточная женщина, сожалела о том, что муж не взял ее… на Кипр — хотя бы ради спасения репутации королевской семьи. Для прикрытия, так сказать. Она обо всем знала.

Люди на улицах с возмущением обсуждали связь короля мусульман с еврейкой.

Да, Камелия, она же Лилиан Леви Коэн, была иудейкой. Премьер-министр высказывал королю-любовнику свое крайнее неодобрение и просил его срочно отправиться в Турцию для урегулирования важных государственных дел. Египет находился
в преддверии арабо-израильской войны.

Но Фарук был занят. Он искал подарок: возлюбленная нуждалась в собственной жилплощади. Был найден красивый дом
в Платресе, но Камелия сморщила носик, тогда Фарук подыскал ей жилье в Греции — на одном из красивейших островов был приобретен дворец.

Египетская разведка искала шпиона: сведения о планах и передвижениях египетской и других арабских армий просачивались к израильтянам. Подозревали Камелию.

А в это же самое время израильские спецслужбы радовались своей необыкновенной удаче.

«Сбылась мечта… вернется царство Давида… вернется Израиль», — боготворили они Камелию.

Всего каких-то пару лет назад сионистские спецслужбы увидели красивую девушку в александрийском борделе. Они завербовали ее — так, на всякий случай. И вот случай представился. И еще какой!

На удочку попалась самая крупная рыба, король Египта!

Фарук ненадолго отбыл в Турцию, оставив свою возлюбленную на Кипре, но Камелия писала ему, чтобы он немедленно возвращался. Она не спала ночами, находясь в постоянном страхе, она знала, чего ей следует бояться.

«Меня арестуют за мои еврейские корни, — писала она. —
Я покончу жизнь самоубийством, если Вы сейчас же не вернетесь на Кипр», — шантажировала она Фарука.

Фарук очень скоро вернулся к своей Камелии, но «медовый месяц» оказался испорченным, нужно было срочно возвращаться в Египет. В Каире потерявший голову король навещал свою возлюбленную даже во время палестинской войны.

Поддерживать эту связь в Египте было сложно, и Фарук организовал следующую совместную поездку, теперь во Францию,
в Девиль.

Но то ли судьба не хотела дать им шанс, то ли египетские спецслужбы поработали: самолет, на котором юная соблазнительница поднялась в воздух, направляясь во Францию, разбился при взлете. Это была первая авиакатастрофа в истории гражданской авиации Египта. Камелию опознали по туфлям… они были зеленого цвета.

«Лилиан Коэн оказалась величайшей женщиной в истории израильского народа, — писал про Камелию Давид Бен-Гурион
в своих воспоминаниях, — она смогла передать в Тель-Авив крайне важную информацию о численности, вооружении и передвижениях египетской армии».

Такая вот шпионская история связана с Платресом, хотя здесь об этом и не подозревают.

Георгос Скирианидис завел мотор своего «шевроле» и отправился в путь. Он торопился: в порт Лимасола на своей яхте прибывал очень важный гость, можно сказать, постоянный клиент,
и теперь его нужно было встретить и доставить в Платрес.

— Как поживаешь, старый друг? — похлопав Георгоса по плечу, король Египта и Судана Фарук I устроился на заднем сиденье.

Вместе с ним прибыли тридцать три человека сопровождения и девять водителей.

Со времени трагической гибели Камелии он заметно располнел.

Георгос знал, какую страсть к пище имел король Египта. Когда врач прописал ему диету из морепродуктов, шестьсот устриц ежедневно доставлялись к королевскому столу из Франции.

В Forest Park хорошо подготовились к приему важной особы, благо ему подходила средиземноморская пища.

Но короли… на то они и короли, никогда не знаешь, что им может прийти в голову:

— Я бы хотел, мой друг, чтобы ты освободил весь отель, мне нужно побыть одному. 

Георгос не поверил своим ушам: выселить всех гостей? Это казалось невозможным, но и перечить королевской особе себе дороже.

— Надо заботиться о собственной безопасности, — озабоченно произнес Фарук.

Повисла пауза.

— И еще: отвезешь меня в Никосию, — он подмигнул Георгосу в зеркале заднего вида. — Сам знаешь куда.

Пока король размещался, персонал спешно вывозил гостей
в другие гостиницы. Телохранители тем временем осматривали помещения и опустевшие номера.

«Нужны ли такие беспрецедентные меры предосторожности или это королевские капризы? Скорее, капризы», — думал Георгос.

В его отеле постоянно останавливались государственные деятели, но таких требований не предъявлял еще никто.

С одной стороны, Георгос был польщен тем, что такая важная персона предпочитает именно его отель, а с другой, раздосадован предстоящей поездкой в Никосию. Королевская персона любила посещать кабаре, и Георгосу предстояла бессонная ночь. 

Выйдя, наконец, из очередного борделя, Фарук упал на заднее сиденье:

— Гони в посольство! — приказал он Георгосу. Часы показывали три часа утра.

— Делай, что тебе говорят, — произнес устало не привыкший к возражениям король.

Здание посольства, как и все остальные здания в этот час
в Никосии, были темны.

— Позвони, — строго приказал он Георгосу. — Постучи хоро-
шенько!

Дверь не открывали.

Фарук вышел из машины и стал злобно тарабанить в массивную дверь. Наконец кто-то спросил, впрочем, не открывая, кто они такие и что им нужно.

— Твой король находится в этой стране, а ты спишь, паскуда?

Дверь отворилась, на пороге стоял заспанный человек в пижаме, это был посол Египта.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 3,00 из 5)

Загрузка…