Любовь Казазьянц

Страна : Израиль

По профессии я музыкант, скрипачка. С детства рисую, вяжу крючком, со школьной скамьи пишу прозу, живя в Израиле делаю подделки из пластилина “Фимо”, пишу картины на холсте, люблю готовить. Публикую свои рассказы в Израиле в разных журналах и за рубежом, а также в литературных сайтах Проза.ру, Пиши про… и т.д. В Израиле несколько лет подряд была главным мредактором частного журнала “Судьбы Холокоста”.

Country : Israel

 

Отрывок из рассказа “Бумеранг или человек без родины”

Посвящается талантливому исследователю и глазному хирургу-волшебнику – Эрнсту Мулдашеву.

“…родину человека определяет Б-г, посылая с того света дух в тело младенца, родившегося в той или иной части земного шара.”
(Эрнст Мулдашев серия книг “В поисках города богов” том 3, “В объятьях Шамбалы”.)

В просторном кабинете директора и главного хирурга медицинского Израильского центра трансплантации “Атлант” раздался телефонный звонок.
– Иосиф Абрамович, вам звонят из Министерства финансов, соединять? – прозвучал голос юной секретарши.
– Да, да, конечно, Симочка… Я слушаю…
Звонили из кабинета министра: большой человек напомнил главврачу, что “важная персона, нефтяной магнат из России уже прибыл с двойняшками.” Не забыл ли он (Иосиф Абрамович), о своём обещании помочь бедняжкам, и смогут ли они завтра прийти на приём.
– Обязательно, ровно в двенадцать буду ждать. Но до обследования обещать заочно ничего не могу.
Директор медицинского центра положил трубку, недовольно, теребя усы, понуро покачал головой и подумал:
“Придётся принять без очереди… А чем простые смертные отличаются от сильных мира сего? Перед болезнью все равны, она не спрашивает, сколько денег в кошельке у подопечного. Человек заслужил лечение уже только тем, что родился на свет божий и до седых волос трудится на благо страны, в которой живёт. Остаётся лишь надеяться, что когда-нибудь медицина всё-таки будет бесплатной. Я, конечно, не доживу до этого счастливого времени…”
Придя утром на работу, Иосиф Абрамович думал о том, какое конкретно лечение он может предложить семилетним близнецам от пигментного ретинита. Куриная слепота – крайне редкая болезнь, неизученная, и пока существует только попытка помочь пациентам оперативным путём, но нет никакой гарантии на возвращение зрения, даже частично. Пока нового метода в этой области не изобрели.
Он вошёл в свой широкий светлый кабинет, повесил плащ на вешалку, и погладив лысину на макушке, сел за рабочий стол, заглянул в ежедневник. Сверив открытую страницу с расписанием операций, заметил, что утром операций нет, а только – после обеда. “Ах, да, – вспомнил он, – ведь вчера я распорядился отменить очередную операцию. Поздно вечером звонила дежурная сестра Юдит и сказала, что у Хасевича поднялась температура, и опухло веко. Надо пойти проверить его самочувствие.”
Он надел халат и торопливо вышел из кабинета.
После обхода больных Иосиф Абрамович Бройдман отправился в свой врачебный кабинет на консультации. Его могучая фигура двигалась по корридору плавно и уверенно. Он то и дело здоровался с подчинёнными, разговаривая с ними мягко, по-родственному. Увидев пожилую уборщицу Фриду, улыбаясь спросил:
– Ну как там внучек, балагурит всё или угомонился наконец?
– Спасибо, Иосиф, как же, успокоили его, сутки отсидел в полиции за хулиганство, – с горькой иронией ответила она, опёршись на швабру.
– Ничего, мать, молодо – зелено. Годик, другой и повзрослеет, да и армия впереди!
– Ой, скорей бы, – ответила Фрида, продолжая тереть пол.
Около кабинета сидело несколько пациентов. Хирург поздоровался с ними и вошёл в кабинет, обращаясь к своей миловидной медсестре:
– Юля, через пять минут приглашайте, только руки ополосну.
В начале первого в кабинет главного хирурга медсестра Юля завела двойняшек – мальчика и девочку семи лет. За ними следовал невысокий грузный мужчина с маленькими, поросячими глазками. У врача этот человек своей неприятной внешностью почему-то вызвал крайне негативные впечатления. Он сухо поздоровался с хирургом. Медсестра усадила детей.
– Слушаю, – отложив в сторону бумаги, обратился врач к отцу близнецов.
– Вас должны были оповестить о моём приходе, – высокомерно произнёс человек в шикарном клетчатом костюме.
– Конечно, но хочу услышать ваш рассказ о постигшем вас несчастье.
– Я очень богат, как вам передали. Я распорядился, чтоб в первую очередь именно эту информацию донесли до вас. Поверьте, где я только не побывал с моими быстро слепнущими двойняшками, но врачи отказываются мне помочь. И тогда я узнал, что здесь в Израиле, есть уникальный хирург, который возьмётся за лечение непонятно откуда взявшейся болезни. Я начинаю подозревать, что это какая-то зараза, которую внесли моим детям умышленно два года назад. И несмотря на то, что эта страна напоминает пороховую бочку и сточную канаву, а также на мягко говоря, негативное отношение во всём мире к еврейской ростовщической нации, я хватаю своих детишек и мчусь на собственном самолёте через пол мира. И вот я здесь. Прошу вас, обследуйте их, может эту заразу можно остановить. Уже два года я бьюсь как рыба об лёд. Помогите им, доктор! Ведь я могу заплатить любые деньги.
Он вспотел пока говорил, а медсестра Юля внимательно наблюдала как на протяжении его длительной речи краснели уши шефа, она знала – это недобрый признак.
– Во-первых, необходимо посмотреть ваших детей и провести внутреннее обследование глаз малышей. Во-вторых, кто дал вам право, уважаемый, оскорблять мой многострадальный народ? Потрудитесь сменить тон и уважать землю, на которой находитесь! Иначе я просто отказываюсь с вами разговаривать.
– Что ж, прошу прощения если резко выразился, но я не скрываю, что не люблю евреев. Ваша нация вызывает во мне, мягко говоря, не симпатичные чувства. Но давайте лучше перейдём к делу. Скажите к примеру, доктор, сколько стоит ваш костюм?
– Две тысячи шекелей, но это не относится к делу, – еле сдерживая себя, процедил сквозь зубы Иосиф Абрамович.
– Так вот, когда вы возьмётесь лечить моих детей, я подарю вам костюм в два раза дороже моего. А он – от Версачи, стоит пять тысяч долларов. Ну как вам предложение? – глядя с победным видом, спросил посетитель.
– Вы знаете, мне и в моём костюмчике не плохо работается. Юля, усадите одного из детей к аппарату поближе.
Хирург долго изучал поражённые “куриной слепотой” зрачки близнецов.
– Юля, пожалуйста, отведите детей на обследование и рентген. А я пока поговорю с этим господином.
Медсестра взяла детей за руки и хотела вывести из кабинета, но мальчик обратился к отцу:
– Пап, когда мы поедем домой? Я хочу, чтоб Катрин приготовила мне ананасовое суфле, – заныл он.
– А я хочу апельсиновый сок! – добавила сестрёнка.
– Конечно, папочка обещает, скоро поедем домой, слушайтесь тётю.
“Да, если бы они могли представить, сколько детей не имеют даже крошки хлеба, а сколько ребятишек каждый день умирают от голода…” – с грустью подумал хирург.
Когда дети и медсестра вышли за дверь, их отец сказал:
– Смотрите, доктор, – высокопоставленный посетитель достал из оттопыренного кармана увесистую пачку долларов и протянул врачу, – это за внимательное отношение к моим больным детям. Примите в счёт аванса!
– Спасибо. Уберите купюры. Я не беру денег за милосердие. Это – обязанность врача, проявлять сострадание к нашим пациентам. Добавлю, дело обстоит так, вашим детям нужна срочная операция, но, к сожалению, нет никакой гарантии, что зрение восстановится. Поэтому я буду оперировать их бесплатно. И убедительно прошу, уберите бумажки!.. Вы довольны?
Собеседник побагровел.
-То есть как бесплатно?.. Я что не в состоянии заплатить за две операции?.. Всякий труд должен быть оплачен, не правда ли?.. Я категорически не согласен! – брызгая слюной, возмущался он.
– Я же вам объяснил, что не уверен в результате операции… Ну-с, такого моё решение. Хорошего врача невозможно купить. До свидания, меня ждут больные.
Чересчур богатый человек, забывший под шуршание денег, где находится его Родина, оторопело сник, видимо понял, что не всё можно на этой грешной земле купить. Он с трудом поднялся со стула и медленно переваливаясь, вышел из кабинета.
Двойняшек обследовали, но они не пришли, ни через два дня, когда были готовы анализы и результаты обследования, ни через неделю, ни через месяц. Иосифу Абрамовичу передали, что они укатили обратно в Америку. А позже, спустя пять лет, он слышал от кого-то из сотрудников, что дети нефтяного богатея так и не побывав на Родине, совсем потеряли зрение, а отец их скоропостижно скончался от инфаркта, видимо с горя. Наши ошибки возвращаются к нам как бумеранг к хозяину.
Через несколько лет известный профессор глазной и пластической хирургии Иосиф Абрамович Бройдман открыл методику лечения “куриной слепоты”.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…