Льюис Терин

Страна: Таджикистан

Так как по природе я довольно слабый мальчик, с самого детства хотел иметь какую – то силу. Но понял, что в жизни это трудно, в отличии от фантазии. Вот и начал придумывать сюжеты где я как главный герой творю чудеса. Идея писать их в рассказ возникла в старшей школе, под названием “Конец неизбежен”. Люблю рисовать, слушать музыку и смотреть на звезды.

Country: Tajikistan

As by nature I am a rather weak boy, since childhood I wanted to have some kind of strength. But I realized that in life it is difficult, unlike fantasy. So I began to invent stories where I, as the main character, work miracles. The idea to write them into a story came about in high school called “The End Is Inevitable”. I love to draw, listen to music and look at the stars.

Отрывок из фэнтези “Книга Царей” 

Собрание

“Вот снова все повторяется. Интересно, когда-нибудь, все это закончится?” — статный мужчина лет сорока сидел на странном круге, глубоко погрузившись в свои мысли и не обращая внимания на вопросительные и испуганные взгляды вошедших. — “Когда же все это началось? Должно быть очень давно. Ничего не могу вспомнить. Кто же был тем первым, кто открыл Книгу? Вспомню ли я его лицо? Думаю, если еще немного напрягусь, удастся восстановить в памяти воспоминания о нем. Его звали то ли Мишаэль, то ли Мишран. Вроде Мишаэль был седьмым. Уже не помню. Слишком много лиц, слишком много имен…”

  Его размышления прервала женщина, которая вошла с младенцем на руках. “Бедная Лилия. Ее ребенку нет еще и года…, но такова цена мира…”, – подумал он, а затем поднялся и сказал: 

 —Занимайте каждый по кругу и присаживайтесь.

Это был король Гэлиад – царь великого королевства Арадат, процветавшего с незапамятных времён.  

После этих слов король сел, поудобнее скрестив ноги и продолжил:

— Я царь, который был избран прежним царем, моим дедом, как носитель тайны царей. Когда избирается первый царь из нового рода, ему дается Книга Царей, которую ему дозволено открыть только по прошествии семи лет. В день коронации Царя Первородного, Царя, которого все почитают и возвеличивают и слова которого есть закон. Он блюститель справедливости и мира и обладая величайшей силой с древних времен охраняет нашу страну от всякого внешнего и внутреннего зла. 

Король Гэлиад сделал паузу…окинул всех печальным взглядом, тяжело вздохнул и продолжил:

– Пришло время исполнить пророчество, которое повторяется снова и снова. 

 Вся царская семья, каждый в чьих жилах течёт кровь Родового Царя, сидели в малых кругах, которые были расположены внутри одного большого круга, объединяющего всех плетеными узорами. Все члены семьи сидели, скрестив ноги и вопросительно оглядывались друг на друга. Неожиданный приказ Короля явится в старый тронный зал, что в запретных землях, всей королевской семье не просто удивил, а напугал их. Каждый из них знал, что цари, когда приходило время, которое было известно только избранному царю, исчезали всей семьёй без следа. Никто не знал когда и в каком роду может наступить время исчезновения и избрания нового царя. Такое могло произойти раз в сто лет или раз в несколько столетий. В последнем случаем одному роду удавалось править страной несколько веков. 

В тронном зале собрались все – от самого младшего трехмесячного младенца до самого старого члена королевской семьи. Их было девятнадцать человек, сидевших тесным кругом. Сам дом, где находился зал, был старым и простым. Это было одноэтажное здание, построенное из каменных плит и состоящее из двух небольших комнат: комната для молельни и библиотеки. В библиотеке был вход в потайную комнату, который открывался при нажатии специальной плиты, расположенной за книгами. Нужно было спуститься вниз по лестнице и человек попадал в тронный зал древних королей. Он был квадратным и без мебели.  Только маленький круглый очаг из стали, изготовленный в виде вазы, находился посередине. Вокруг очага белой краской был нарисован двадцать один круг.   Круг, на котором сидел король, отличался от остальных тем что внутри него были начертаны много треугольника один поверх другого. Слева от короля также был нарисован круг, где лежала книга, кожаную обложку которой украшали виноградные лозы, огибающие три треугольника, нарисованных один над другим.  

Казалось, будто этот зал был специально создан для них.

— Каждый знает об исчезновение царей, — продолжил король. — И это тот самый момент. Как вам уже было сказано еще с детства, все это делается во благо мира и ради народа. — Гэлиад замолк, наблюдая за их реакцией, затем задал вопрос:

 — Как еще называют королей? 

— Служители народа? — спросила девушка лет четырнадцати. Ее черные глаза напоминали мрак ночи и сильно выделялись на фоне её белой кожи и светло-русых волос. Она была высокой, статной девушкой и походила на распустившийся бутон. Ее сосватали за сына дяди и её жених сидел рядом с ней крепко держа ее за руку. 

— Верно! — воскликнул король радостно. — Должно быть ты Роксана, внучка тети Тахмины. 

— Да, мой король, — с почтением сказала Роксана. 

— А рядом с тобой Аскольд – внук дяди Искендера, — улыбнулся король, глядя на парня, сидевшего рядом с ней. Это был молодой человек лет пятнадцати-шестнадцати, высокого роста с черными волосами и голубыми глазами.

— А ты возмужал, Аскольд. Год назад был небольшого роста, мы даже подумали ты уже не вырастешь — рассмеялся король.

Аскольд покраснел от смущения, но промолчал и крепко сжал руку Роксаны.

 — Я рад за вас. Вы очень подходите друг другу. В вас обоих такая контрастность: черное в белом, и белое в черном… «Как жаль…» —последние слова король произнес печальным и тихим голосом, будто сам того не осознавая, он выговорил их вслух и замолчал. 

В зале поднялся гул от шепота присутствующих, напоминающий жужжание пчел. 

Девушка лет тридцати пяти, щуплого телосложения, с длинными черными волосами заплетенными в толстую косу, переброшенную на плечо и доходящей почти до талии, встала, сжимая от волнения свою косу. Она делала так, когда была чем-то взволнована или была не уверена в чем-либо. Ее звали Кассиопия. Вышло так, что она тоже оказалась в списке приглашенных, хотя она знала, что в ней не течет королевская кровь. Она поднялась со своего места и с почтением сказала:

— Я Кассиопия, дочь Мирхуны и Армона, мой король. Простите меня за мою дерзость, но извольте уточнить кое-что, — обратилась она к королю с поклоном. Она пришла первой, а вслед за ней сразу пришли Аскольд и Роксана. Король велел им выбрать места самим, и она сразу же заняла место с левой стороны короля подле книги. Кассиопия была внучкой тети короля по материнской линии. Все знали, что членами королевской семьи считаются потомки только по мужской линии. Дети принцесс не могли иметь королевскую силу. Таковы были древние законы, принятые во времена Первородного Короля.

 — Вы должно быть, ошиблись, пригласив меня на это “прощальное собрание”, ведь я не считаюсь носителем королевской крови. 

— “Прощальное собрание”? — Переспросил король. — Очень немногие знают суть того, что происходит сейчас. — король с серьёзным видом приподнял левую бровь, будто тот факт, что кто-то знает то, что он пытался скрыть, оскорблял его.  Кассиопию охватила дрожь. Она поняла, что проговорилась. “Как я могла так быстро облажаться?! Зачем я сказала такое! И что теперь сказать?” Холодный пот страха проступил по её лицу. Секунда показалась ей вечностью. Ей нужно было придумать ответ. “Если король узнает о том, что мне известно, он уничтожит меня, а затем найдет всех, кто знает то, что известно мне. Нельзя, чтобы труд стольких поколений пропал. Я обязательно найду ответы, которые ищу столько лет”.

— Простите мой король, но раз Вы вызвали сюда не только знатных членов королевской семьи, но и нас, “второсортных”, — она почти выплюнула последние слова, — я подумала, что Вы все же решили попрощаться и с нами. Ведь здесь не только я, но и Лилия с дочерью, а также Сэмюэль внебрачный сын бабушки Мираны. Мы здесь лишние.  

Её слова еще больше разворошили улей. Никто никогда не смел говорить так открыто про Сэмюэля и его мать. Говорить о грехах королевской семьи считалось верхом неприличия. Будь его мать жива, она бы просто уничтожила бы Кассиопию.  Сэмюэль выпрямил спину, с ненавистью и мрачным видом посмотрел на Кассиопию и начал теребить свои кудрявые волосы. Шум усилился. 

Король поднял руку, и все мгновенно замолкли. Воцарилась такая глубокая тишина, что самым громким звуком, который расслышала Кассиопия, было ее собственное дыхание.

 Наконец король Гэлиад заговорил, и его голос прозвучал резко в звенящей тишине: 

— Вы все хотите объяснений, но не нужно слов, когда я могу вам просто всё показать, — он провел пальцами по лежащей рядом книге.

 — В этой книге, хранится власть и тайна королевской семьи. Власть, которая необходима для поддержания мира и процветания королевства Арадат, Нашему королевству уже почти три тысячи лет. Но любая власть имеет цену. И король, и кровь короля являются ценой этого мира. Я и вы служители народа. Мы и есть выкуп за мир и благополучие народа. 

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (59 оценок, среднее: 4,37 из 5)

Загрузка…