Лусине Алексанян

Страна: Армения 

Я по профессии челюстнолицевой хирург с девятилетним стажем. Работаю в университетской больнице. Творчеству никогда и нигде не обучалась. Начала писать в раннем возрасте. Но первую книгу опубликовала в 22 года. В настоящее время три опубликованные книги. Работа над четвертой временно приостановлена, в связи с кандитатской работой, которая назначена на 30 мая. После, постораюсь докончить книгу. В 2021 году, на конкурсе Открытая Евразия, стала финалистом в категории Проза и лауреатом “Генералы мира за мир”. Не смотря на основную свою специальность, творчество в моей жизни занимает особое место. У меня в жизни две дороги.

 

Country: Armenia

Отрывок из повести “И взлетела бабочкой    

«Я не могу простить себя, что не ответила на тот его ночной звонок. Он написал, чтобы я взяла трубку, что ему нужно сказать кое-что важное. Но я так бесилась, так была обижена из-за концерта, что ни минуты не раздумывая, просто отключила телефон.

Это была ночь с 30 по 1. Через день началась война».

 

В ночь на второе апреля 2016 года начались столкновения на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе (известные также как «Четырёхдневная война») между вооружёнными силами Армении и непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР) с одной стороны и Азербайджана с другой. Длилось три с половиной дня.

 

«Ты знаешь, Астулик, не думала, что в 21 веке наступит момент, когда вместо клубов парни пойдут на поле боя, а вместо бутылок пива возьмут в руки ружья.

Странно. Какова же жизнь. Не знаешь, что с собой принесет новый день. И совсем не имеет значения –  какой век, какой год, какое время года, какая страна, какая национальность. Никто не застрахован насчет завтрашнего дня.

Смех, анекдоты, шутки в один миг могут смениться тяжким молчанием. На душе камень. В глазах застывшие слезы. В горле комок.

Момент, когда ничего не хочется. Совсем ничего. Все чувства и эмоции притуплены. Внутри и вокруг лишь одно – пустота.

Сидишь в своей квартире, где прошла вся твоя жизнь. Но как-то странно озираешься по сторонам. Тебе кажется, что ты в каком-то чужом, не знакомом месте. Хочется встать, открыть дверь и убежать… Но куда? Даже бежать некуда. Все вокруг изменилось. Все вокруг осталось прежним. Изменился лишь ты».

 

«Четырехдневная война» унесла с собой больше, чем можно было себе представить. Сотни молодых жизней, сотни сломленных семей, сотни погасших очагов, сотни разбитых сердец, сотни опустошенных глаз.

Милена сидела в квартире, закутавшись в плед, не двигаясь, не моргая, а лишь изредка дыша. Пустота, заполнившая внутренний мир молодой девушки был ей чужд, незнаком, мучителен, неописуем. Она не могла ничего произнести, сказать, издать какой-то звук. Ани звонила не переставая. Милена не в силах была даже взять в руки смартфон.

Перед глазами были два облика: двое любимых мужчин. Мужчин, которые каждый по-своему наполнял ее жизнь всем самым прекрасным. Арен. Гор.

С братом родители кое-как смогли поддержать связь. Он был в порядке. На момент перестрелки был далеко от границы. Но, несмотря на это, война продолжалась. А он был там.

С Гором Милена так и не смогла попрощаться. Она лишь издалека увидела, как делегация врачей на машине Скорой помощи выехала из больницы в направлении Карабаха. Среди них был Гор. Она не могла к нему подойти. Ей стоило нечеловеческих усилий, чтобы сдержать себя, не подойти, крепко обнять. Ведь она не знала, увидит ли его снова.

Именно в тот момент, когда машина, выехав за пределы больницы, скрылась из виду, внутри у Милены за считанные секунды образовалась непонятная, странная, тягучая пустота. Все опустело. Мир вокруг опустел.

Она в клинике. Они на границе. Вокруг нее весна во всей своей красе. Вокруг них развалины.

 

«Не поверишь, но я была готова отдать все – свое настоящее и будущее, лишь бы они оба вернулись в целостности и сохранности. Я была готова отдать жизнь, если такова была бы цена их дальнейшего благополучия и счастья. Что это, Астин? Любовь? Как мне это назвать? Когда ты готова пожертвовать собой, при этом ни секунды не раздумывая?

Я была готова на все это. И при этом я чувствовала себя ничтожеством, что ни одним своим поступком не могла вернуть их.

Я лишь могла молиться. Тихо, закрывшись в своей комнате, молиться. Так, чтобы родители ненароком не услышали моих рыданий. Ведь им было больно не меньше.

Вся страна была на ногах, Аст. Отцы и деды поехали к своим сыновьям и внукам на границу. Ведь нас защищали восемнадцатилетние молодые неопытные парни. И им действительно нужна была поддержка. Мы каждый день получали новости о героически погибших солдатах. И каждый раз сердце разрывалось на части.

Матерей, сестёр, жён и бабушек удерживало лишь физическое не состояние помочь своим парням. Хотя они могли бы воевать и голыми руками. Ведь дух армянской женщины непоколебим.

Клубы, пабы и другие развлекательные центры были закрыты. Как молодые, так и пожилые молчали. Никто не мог ни работать, ни есть, ни спать. Страна покрылась непроницаемым полиэтиленом».

 

Милена шла по улице Маштоца. Под пятиэтажными зданиями красовались брендовые магазины. Она изредка смотрела на витрины, но не видела ничего. Манекены в модных платьях были голыми пластмассовыми куклами, с пустым ничем незначащим лицом. Дорогие сувенирные магазины казались ей лавками, торгующие обычным хламом. Цветочные и книжные магазины, которые всегда так радовали ее, были покрыты черно-белой пленкой, через которую можно было разглядеть лишь силуэт.

Для нее все было пусто. Город опустел. Казалось, Земля остановилась. Молекулы прекратили своё беспорядочное движение. Всё вокруг замерло. Ничего не происходило. Каждый день был похож на предыдущий. Время тянулось, как резина. Воздуха не хватало. Она часто задыхалась.

 

«Война закончилась, Астулик. Она наконец закончилась.

Странно и жутко, но после войны армяне изменились полностью. Наш народ за последние десятилетия снова стал объединённым. Все, без исключения, встали друг за другом.

Война изменила личность каждого и каждой. Люди осознали и начали ценить самое дорогое на всем белом свете – жизнь: восход и закат солнца и луны, пробуждение после крепкого сна, прикосновение босых ног к холодному паркету или мягкому ковру, горячий кофе по утрам, долгожданный ужин в кругу семьи после трудного рабочего дня и наконец спокойный сон в родной постели».

 

Арен позвонил через пару дней после окончания военных действий. Он был в порядке. Обмолвился лишь пару словами и пообещал позвонить, как только все уладится окончательно. Родители Милены понимали, что большей информации от сына по телефону им и не следовало ожидать.

А новостей от Гора Милена так и не получила в течение всего апреля. Сердце разрывалось на части. Через друзей, она была информирована о его здравии. Она понимала, что травматологи были необходимы в Карабахе и, Гор мог вернуться совсем не скоро. Именно эта мысль успокаивала Милену, каждый раз видя на его страничке пустоту.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 3,78 из 5)

Загрузка…