Ленар Шаех

Страна: Россия

Ленар Шаех (Ленар Миннемохимович Шаехов) – поэт, писатель, переводчик, публицист. Родился 4 октября 1982 года в селе Такталачук Актанышского района Республики Татарстан (Россия). Окончил Мензелинский педагогический колледж, факультет татарской филологии и истории Казанского государственного университета, аспирантуру. Главный редактор Татарского книжного издательства. Автор тридцати книг, изданных на татарском, русском, английском, французском, киргизском и башкирском языках. Член Союза писателей России и Татарского ПЕН-центра Международного ПЕН-клуба, Союза журналистов Татарстана и России, а также Международной федерации журналистов (IFJ) и Евразийской Творческой Гильдии (Лондон). Лауреат Республиканской премии имени Мусы Джалиля, литературных премий имени Абдуллы Алиша (за достижения в детской литературе) и Гамиля Афзала, Евразийской международной премии и т.д. Член-корреспондент Петровской академии наук и искусств. Кандидат филологических наук. Заслуженный деятель искусств Республики Татарстан.

Country: Russia

Lenar Shayeh (Lenar Shaekhov), a poet, writer, translator, publicist. Born on 4 October 1982 in the village of Taktalachuk of the Aktanyshsky District of the Republic of Tatarstan (Russia). Graduated from the Menzelinsk Pedagogical College, Department of Tatar Philology and History of Kazan State University, Post Graduate Programme. Chief Editor of the Tatarstan Book House. Author of thirty books in Tatar, Russian, English, French, Kyrgyz and Bashkir languages. Member of the Union of Writers of Russia and Tatar PEN-Center and PEN International, Union of Journalists of Tatarstan and Russia, as well as of International Federation of Journalists (IFJ), and Eurasian Creative Guild (London). Winner of the Musa Jalil Republic’s Award, Abdulla Alish Literary Award (for achievements in children’s literature), Gamil Afzal Literary Award, Eurasian International Award. Corresponding Member of the Petrovsk Academy of Sciences and Arts. Candidate of Philological Sciences. Honoured Art Worker of the Republic of Tatarstan.

Отрывок из биографического очерка “ Учёный-дипломат Юлдуз Халиуллин “   

Пакистан

 

После возвращения из Индонезии, Юлдуз Халиуллин два года проработал во вьетнамском секторе и только после этого был направлен в Пакистан. В городе Карачи около десяти лет занимал должность вице-консула, затем – консула Генконсульства СССР.

Пакистан, как Индонезия, также входит в число относительно молодых государств. Он расположен в Южной Азии. С XIX века по 1947 год входил в Британскую Индию. При образовании нового государства в его состав вошли северо-восточные и северо-западные районы Индостана преимущественно с мусульманским населением. Пакистан занимает пятое место в мире по численности населения, 82 % из которых составляют мусульмане.

Два качества характера, заложенные в детстве бабушкой Фахернисой, сопровождают Юлдуза-абый на протяжении всей жизни. Первое из них – чувство собственного достоинства, достаточно высокая самооценка, осознание себя как личности наравне с любой другой. Второе – открытая независимость в суждениях и оценках, несмотря ни на что, о ком бы или о чём бы ни шла речь. Эти качества, проявляемые в ходе повседневных контактов с руководством, обычно оценивались как излишняя гордость и чрезмерная самонадеянность, но помогали сохранять ему человеческое достоинство в любых сложных ситуациях.

В конце 60-х годов, во время работы в посольстве СССР в Пакистане, с Юлдузом Халиуллиным произошёл один случай. Посол Михаил Васильевич Дегтярь по телефону пригласил его в свой кабинет и поручил в течение недели подготовить специальную справку о расстановке оппозиционных сил и партий в политической жизни страны. В случае подготовки документа раньше назначенного срока просил сообщить ему об этом по телефону. Затем добавил:

– Есть небольшая просьба. Ваше имя и отчество для меня не совсем привычны. Думаю, вы не будете возражать, если я буду называть вас на русский лад Юрием Николаевичем.

Продолжительная пауза была воспринята послом как знак согласия, а внутри Юлдуза бушевала буря.

Он подготовил требуемую справку за два дня и, позвонив послу, обратился к нему:

– Миннахмет Валиахметович! Ваше указание я выполнил досрочно – справка подготовлена.

После долгой паузы посол спросил: 

– А с кем я разговариваю?

– С собой, товарищ посол. Ваше имя и отчество в переводе на мой родной татарский язык звучат именно так.

Посол бросил трубку.

Тогда Юлдуз Нуриевич находился в самом начале своей дипломатической карьеры, имея самый низший дипломатический ранг – атташе. Однако это событие не прошло бесследно. М. Дегтярь задержал его продвижение по службе – присвоение очередного ранга третьего секретаря – на два года. Тем не менее дипломатический компромисс был найден: посол обращался к нему «товарищ Халиуллин», а атташе – «товарищ посол».

Пакистанский период жизни был для Юлдуза Халиуллина наиболее успешным и плодотворным и в творческом плане. Большая часть его публичных выступлений на языке урду обычно излагалась местными корреспондентами на страницах ведущих газет. Он сам перевёл несколько стихотворений классиков татарской литературы Габдуллы Тукая и Мусы Джалиля на урду и английский, один рассказ татарского писателя-аксакала Амирхана Еники – на урду и опубликовал в ряде журналов, в том числе в издании АПН «Тулу». Участвовал в международных конференциях, посвящённых выдающемуся поэту, философу, политику и общественному деятелю, духовному отцу Пакистана Мухаммаду Икбалу (1877–1938), в отличие от англоговорящих, делал свои выступления на урду или персидском языке, на которых творил писатель. 

 

* * *

– Исходя из Вашего опыта, насколько сложной и ответственной была работа дипломата раньше и какова она в нынешнюю эпоху перемен?

– Если дипломаты умело работают с иностранными представителями, любят эту страну, с интересом изучают её, то иногда могут дать фору и разведчикам, даже нелегальным разведчикам… Но не все это делают. Необходимо знать язык, историю, менталитет людей страны, в которой ты работаешь, чаще встречаться с ними, разговаривать.

Знакомство с Талпуром произошло в очень интересных обстоятельствах. Осенью 1967 года в городе Мирпуркхас я принял участие на «мушаире» (состязание самодеятельных поэтов на заданную тему). Состязание было не из лёгких. Называлась тема (например, тема осени), на которую за короткий промежуток времени нужно сочинить стихотворение в три-четыре строфы и рассказать его. Соревнование проходило на языке урду! Там участвовало около двадцати человек. Неожиданно для самого себя я вышел в финал, но проиграл симпатичному заминдару белуджского происхождения лет сорока. Когда он узнал, что его оппонент – советский вице-консул с мусульманской фамилией, пригласил меня на обед в своё родовое имение. В огромном манговом саду за обеденным столом мы выпили несколько бокалов французского бордо за советско-пакистанскую дружбу. В такой романтической обстановке состоялось моё знакомство с Миром Гхаусом Бакшем Талпуром, крупным помещиком округа Мирпуркхас.

Талпур рассказал мне много различных историй из жизни своих предков. В течение двух столетий Талпуры безраздельно правили провинцией Синд. Они были генетически связаны с воинствующими белуджскими племенами из горных районов, то есть пришельцами для местного синдского населения. Последнее княжество Талпуров в Хайрпуре было «распущено» лишь в 1955 году. Потомки Талпуров сохранили большие земельные угодья по всей провинции, за ними охотились многие политические партии, особенно в период предвыборных кампаний. Десятки представителей верхушки клана входили в состав правительства провинции Синд и в новейшее время.

На «узких» обедах в резиденции Мира Гхауса Бакша Талпура в Карачи собирались очень интересные люди  – сливки тогдашнего пакистанского общества. Там я, например, познакомился с Акбаром Бугти, с будущим губернатором Белуджистана, который в 1974 году сопровождал З. А. Бхутто в ходе его официального визита в СССР.

Удивительно, постепенно близкие друзья Талпура становились и нашими семейными друзьями. Среди них особого упоминания достойны крупные пенджабские предприниматели братья – Рафик, Шафик и Тауфик, владельцы нескольких семейных заводов в Карачи, тесно связанных с госзаказами. Мы с женой часто бывали у них на семейных обедах.

Однажды Талпур обратился ко мне с необычной просьбой. В  ходе беседы выяснилось, что руководители Мусульманской Лиги и Демократической партии предложили ему принять участие в предстоящих вскоре парламентских выборах. «Господин Халиуллин, ты хорошо знаешь политическую ситуацию, от какой партии мне выдвинуть свою кандидатуру?» – спросил он.

Мой ответ был искренним и резким: «По моим расчётам, ни одна из двух партий не сможет победить на выборах. Они уже устарели, у них уже другие принципы. Если есть возможность, вам следует выдвинуть свою кандидатуру от новой Пакистанской народной партии Зульфикара Али Бхутто. Молодёжь будет голосовать за эту партию».

Сначала Бхутто занимал пост министра иностранных дел, а после критики политики президента Мухаммеда Айюба Хана ушёл в отставку и основал собственную оппозиционную «Пакистанскую народную партию».

Через пару недель Талпур отвёз меня на резиденцию Бхутто. Здесь был организован обед по случаю окончательного утверждения партийного списка кандидатов на предстоящих выборах. Собралась будущая политическая сила. Все сидят за столом, произносят тосты, но говорят по-английски. Очередь потихоньку приближается ко мне, а я очень волнуюсь…

И вот после нескольких бокалов виски настал и мой черёд произнести тост – в отличие от других, говоривших на английском, – я прочитал восьмистишие на урду, сочинённое в ожидании слова, где имя Бхутто дважды упоминалось в изящной персидской изафетной конструкции «Вазир-е-Азем мустакбил», что означает «будущий премьер-министр».

Бхутто среагировал на это мгновенно: «О, как красиво вы разговариваете! В случае удачи моей партии на выборах, а я в этом не сомневаюсь, я приглашаю вас на пост министра культуры. И вам, видимо, придётся начать с уроков словесности на урду для моих министров, возможно, и для меня», – добавил он после небольшой паузы.

Все дружно посмеялись, потому что хорошо знали, что Бхутто был блестящим оратором на английском и синдхи, но почему-то избегал выступлений на урду – государственном языке Пакистана. Немного позже, через год после прихода к власти, он стал с таким же успехом выступать перед народом на урду. А на момент нашей встречи он был лишь лидером оппозиции, стремящимся к власти.

Тут все бросили недоумённый взгляд в мою сторону: откуда, дескать, взялся этот никому не известный претендент на министерский пост. В разговор был вынужден вмешаться мой друг Талпур: «К сожалению, это невозможно, господин. Поэт Халиулла не является гражданином Пакистана, хотя он и поклонник ваших политических взглядов, но занимает пост вице-консула Генконсульства СССР в Карачи», – сказал он. «Тогда я приглашаю его в качестве посла СССР при моём будущем правительстве», – заявил Бхутто, ничуть не смутившись. 

Позже на этом приёме у меня состоялась получасовая беседа с З. А. Бхутто с глазу на глаз, где он чётко обрисовал политическую ситуацию в стране и перспективы развития событий вокруг Пакистана. Я проинформировал об этом Центр и посольство: из МИД СССР получил благодарность за интересную своевременную информацию и одновременно выговор от посла М. Дегтяря за несанкционированную встречу с оппозиционным лидером.

Через два года, в ноябре 1972-го, я вновь вернулся в Карачи в качестве консула и прямо на выходе из аэропорта столкнулся лицом к лицу с М. Г. Б. Талпуром. Он спешил к посадке на самолёт, направлявшийся в Исламабад. Талпур обнял меня и, широко улыбаясь, поблагодарил за тот разговор, состоявшийся два года тому назад: «Ваше политическое чутьё оказалось безошибочным – я и мой брат стали депутатами парламента от ныне правящей партии
З. А. Бхутто».

Таким образом, в течение последующих четырёх лет работы в Пакистане (1972–1976) регулярное общение с Талпурами давало мне возможность быть в курсе о деятельности правительства Бхутто, об основных направлениях внешней и внутренней политики Пакистана, ведь мой друг заминдар М. Г. Б. Талпур был одним из лидеров парламентской фракции правящей партии, а его старший брат Мир Али Ахмад Талпур – министром обороны.

 

* * *

Однажды главный редактор крупнейшей пакистанской газеты «Морнинг ньюс», выходящей в Карачи, Султан Ахмад пригласил Юлдуза Халиуллина к себе на обед домой вместе с американским консулом. Так получилось, что из всех дипломатов, находившихся в стране, только Юлдуз-абый и американский консул говорили на языке урду. Двухчасовой разговор происходил на этом языке, журналист «подкидывал» обоим проблемные вопросы и сравнивал их ответы. А потом опубликовал большую статью под заголовком «Американцам и советским дипломатам нужно знать не только то, что говорят официальные лица, но и то, что говорит на кухне у президента и премьер-министра обслуживающий персонал».

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (8 оценок, среднее: 4,38 из 5)

Загрузка…