Ия Ийя

Страна : Украина

По профессии юрист, писательством увлеклась в прошлом (2020) году. За это время прошла семь писательских курсов и марафонов, написала несколько десятков рассказов и два романа (третий в процессе). Кое-что из творчества опубликовала в сети и получила вдохновляющие читательские отзывы. Люблю море, горы, приключения и своих героев.

Country : Ukraine

Отрывок из романа “Джастин”

Юноши-девушки на старте взрослой жизни амбициозны, перспективны, не могут дождаться скорого обогащения, и, покупая кофе начальству, подсчитывают в уме сумму годового дохода, которая обеспечит им достаточный комфорт. Сумма выходит у каждого своя и зависит исключительно от того, насколько новый взрослый ограничивает или совсем не ограничивает себя в мечтах. Мечты, на то и мечты, чтобы быть смелыми, на широкую ногу, но безопасными, чтобы высоко не упасть и не разбиться об унылую реальность. 

Три кредита, расходы на аренду апартаментов и автомобиля. Джастину не до фантазий. В любую свободную минуту размышляет, что еще он может сделать, чтобы заработать деньги. Какие возможности не увидел, какие усилия не предпринял. Нет времени на страх. Джереми помогает, как может, разносит визитки, забирает сырье у поставщиков, придумывает простые дизайны, варит картошку на ужин. 

Нет выбора между преуспеть или проиграть. Нет определенности только в одном – сколько времени пройдёт до победы. Месяцы идут, бизнес развивается, жизнь облегчается. Вот кредит на адвокатские услуги закрыт. Кредит на развитие бизнеса, наоборот, увеличен. Но вот, удача. Получено сразу несколько больших заказов. Деньги на лечение Рори возвращены. Суммы, которые Джастин переводит на текущее лечение, берутся из прибыли.

Год прошёл со дня боя, а Рори не восстанавливался. Родители парня сообщали, сколько потрачено на лечение в текущем месяце, Джастин оплачивал. Вопросы не задавал. Джереми ворчал, что неплохо бы навестить Рори и узнать, чего он прикидывается. 

Рори написал сам. Джастин развернул клочок бумаги, ободранный с одной стороны, и наморщил брови. Буквы разных размеров, от еле различимых, блошиных, до размашистых – в три строчки высотой, вместе не складывались в смысл. Нужно напрячься, чтобы прочитать, но сначала Джастин просто разглядывал текст. Наверное, там написана библейская фраза. Что-то о прощении. Или Рори проклинает его. Пишет, что вся его жизнь разрушена. Или просит деньги, что предпочтительнее. 

Рори просил приехать: «Навести меня, пожалуйста. Буду рад тебя видеть». Ниже указан адрес: Гаррисберг, Пейтон стрит, 12. 

Ехать не хотелось. Джастин заглянул в ежедневник. Каждая строчка расписана, для дополнительной задачи и места нет. Ехать в другой город — транжирить время. Не мог он себе этого позволить. Но не удалось привести для совести веских доводов проигнорировать приглашение.

Дверь Джастину открыла женщина в платье-балахоне до пят. Он видел ее прежде, на судебном заседании. Мама Рори. Рыжие волосы заплетены в две косы, длинные, ниже колен. Она резко развернулась, коса тяжело ударила его по руке. Он последовал за ней через узкие комнаты на задний двор. Женщина указала пальцем в угол двора. Джастин подумал бы, что она немая, если бы не слышал много раз ее голос по телефону, коротко оглашающий суммы денег для лечения. Мама вернулась в дом и закрыла дверь. Остался двор, скамья в углу, несколько кадок с деревьями и тишина.   

Еще был Рори. Джастин подошел к скамейке. Желтый худой старичок – вот, что осталось от многообещающего парня, с которым он встретился год назад на ринге. Прижимает к себе ручки, словно стесняется их, и неотрывно смотрит на бетонную стену перед собой. Джастин стал рядом и уставился в стену, искал ту точку, в которую уткнулся Рори. 

— Бах! — старичок вскочил и подпрыгнул к Джастину с растопыренными пальцами.

Джастин отскочил назад.

— Страшно? — рассмеялся Рори. Сел на скамейку и похлопал место рядом с собой. 

Джастин сел.

— Что? Изменился я? Похорошел? Жених!

Джастин натянуто улыбнулся.

— Вот только невесты нет. Ну, ничего, на всё воля Божья. Будет и невеста, и свадьба, и маленькие детки на колени к папочке залазить. Да это всё не про меня.

Рори почесал руку. Джастин оглянулся на дверь. За стеклом угадывалась фигура женщины в платье-балахоне.

— Следит, — кивнул Рори в сторону двери, — боится за меня. А чего боятся? Ты ж мне друг?

— Конечно, — Джастин нашел, наконец, точку на стене.

— Я ж не зря тебя пригласил, не зря. — Рори замолчал. 

Они сидели и смотрели на свои точки, и у каждого она была своя, личная.

— Я могу тебе чем-то помочь?

— Конечно, конечно, — пробормотал Рори и почесал руку.

Хлопнула дверь. Парни не оглянулись. Джастину казалось, что это мама Рори вышла во двор, сейчас она подойдет сзади и врежет по затылку. Он ждал удара каждую секунду, боялся неожиданности, что сердце екнет. Но мама не подходила. Джастин глянул на часы. Рори почесал руку. 

— Я устраиваю вечеринку.

— Когда?

— Как раз сегодня. 

Он повернулся к Джастину и, улыбаясь, спросил.

— Придешь?

— Конечно.

— Десять вечера. Подойдешь к дому с левой стороны. Не стучи. Я выйду за тобой.

Джастин встал. Рори пританцовывал, сидя на скамейке, рисовал руками круги.

 

***

 

В десять вечера уже темно. Не горело ни одно окно. Из соседнего дома тихо лился хит пятидесятилетней давности, женский голос пел о любви, задавал извечный девичий вопрос — «Ты будешь любить меня завтра?». Воняло скисшими помоями. Джастин встал под домом и посмотрел наверх. В темном проеме окна на втором этаже тревожно мигал огонек, словно кто-то не мог говорить и подавал сигнал о помощи.

Он вспомнил, как маленьким прятался от местного сумасшедшего в палатке, разобранной после ярмарки, а тот искал его, поднимал брезент и светил фонариком. 

— Ку-ку!

Джастин вздрогнул и оглянулся. Худая фигура с капюшоном вместо лица стояла сзади него. 

— Испугался? — засмеялся Рори. 

— Где? Вечеринка? 

— Вот там, — Рори показал пальцем вверх на окно, — идём, только тихо, как мыши. Нет, как невидимки. Вечеринка секретная, мама не знает. 

Они зашли в дом и поднялись на второй этаж, при каждом скрипе Рори замирал, хватая Джастина за руку. Зашли в пустую комнату. Ночник над кроватью мигал, и на голой стене отражались попеременно синие, красные, желтые вспышки. 

— Где все? — спросил Джастин. 

— Кто?

— Например, друзья. Это же вечеринка? На вечеринку всегда приходят друзья. Так повелось.

— А если друзей нет, то и вечеринки устраивать нельзя?

— Не знаю, — Джастин искал куда сесть. Из мебели в комнате стояли кровать, белые с темными прорезями шкаф и тумбочка. На стенах выделялись светлые прямоугольники висевших когда-то картин. Или постеров. 

Джастин пересек комнату и сел на подоконник. Ночник мигал прямо в глаз, и он отвернулся к окну. Рори сел на пол и прислонился к кровати, 

— Там, в другой жизни у меня были друзья. Община, спорт, учеба, девушка, движуха, — он изобразил движения кулаками, как в боксе, — А потом, пшик! Растворилось всё, улетучилось, исчезла рябь, вода успокоилась.

— Я могу тебе чем-то помочь?

— Да!

— Чем?

— Поучаствуй со мной в вечеринке!

—  Что мне нужно делать?

— Быть смелым. Ты же смелый? Садись рядом. Сейчас достану.

Джастин резко оттолкнулся от подоконника и сел на пол. Взглянул на часы. Рори достал из-под кровати небольшую картонную коробку. Вытащил из коробки резиновые жгуты, ампулы и запакованный шприц. 

— Обещай, что не дашь заднюю. Ты ж мне вроде должен. 

Джастин смотрел на ампулы, не мигая.

— Что это?

— Это вход на вечеринку, — рассмеялся Рори, — Будет классно, обещаю. Давай руку. 

Джастин не двигался. Улыбка исчезла с лица Рори. Ночник замигал чаще. Музыка из соседнего дома умолкла. Секундная стрелка громко передвигалась в тишине, отсчитывала по два удара сердца. Джастин протянул руку.

Он смотрел, как Рори подворачивает рукав его рубашки, обтягивает локоть жгутами, пытается попасть в вену иглой, больно утыкав кожу вокруг. Холодная жидкость потекла внутрь руки и назад уже ничего не вернуть. Смотрел, как тот набирает в тот же шприц уже две ампулы жидкости, привычным движением засовывает иглу себе в вену. 

Желтые, красные, синие блики ночника кружились на стене, складывались разноцветными осколками в причудливый калейдоскоп узоров. Цвета размазывались и растягивались, дрожали Полярным сиянием, и, казалось, что вся мудрость, чистота, весь смысл жизни в концентрированном виде отражается в этом видении. Джастин подумал, что нужно запомнить это ощущение, и воссоздавать его в минуты отдыха, и как он раньше не мог додуматься до простой истины… А до какой именно истины, он не додумал, потому что и так всё понятно, да и думать лень. 

Рори не врал, было классно. Расслабленно и счастливо. Сколько забот последнее время, стресса и напряжения. Он не отдыхал никогда и все пропущенные уикенды, не просмотренные сериалы с бутылкой пива, не вылежанные на кровати минуты лени, все сконцентрировалось сейчас и, если отдых можно измерить эхолотом, то он погрузился на самое дно. 

Рори засмеялся, а может тихо заплакал, от счастья, конечно, от счастья. Джастин глянул на его профиль. Как он красив и дорог ему новый друг. Он с трудом оттолкнулся от кровати, наклонился над Рори и обнял его плечо, приблизил губы к его лицу. Тот оттолкнул его, хихикая. 

— Сынок, ты не спишь? — послышалось за дверью. 

— Прячемся! — прошептал на ухо Рори и полез на кровать. 

Джастин последовал за ним. Они накрылись тонким покрывалом и прижались друг к другу. 

— Как думаешь, тут нас не найдут? — Джастин трясся от смеха. 

Скрипнула дверь, и стало светлее. И не так смешно. Покрывало поползло вниз. Джастин хотел схватить его, но было лень двигаться. Над ними стояла мама Рори. Ее глаза, и так круглые, ширились, норовили выскочить с лица. Распущенные рыжие волосы клубились вокруг огромной горы тела. 

— Что тут происходит? 

Джастин перевернулся и скатился с кровати. Боком напоролся больно на шприц. Пополз к окну. Мама-гора двинулась за ним. Джастин залез на подоконник. Мама подняла с пола шприц и понюхала его. Рори лежал на спине и смотрел на потолок. Джастин переложил руками ноги наружу и, не глядя вниз, прыгнул. Он упал на землю, на руку. Полежал некоторое время. 

— Ты что делаешь с моим сыном, подонок? Я сейчас вызову полицию. — кричала мама, высунувшись из окна.

Джастин пополз к соседнему дому, на музыку, которая снова тягуче лилась из окна. Добравшись до стены дома, он кое-как поднялся и заглянул в окно. За вазой, стопками журналов, еще одной вазой, стоявшими на внутренней стороне подоконника, он увидел в глубине кровать, а на ней пара голых бёдер, сомкнутых вместе, и ноги, распластанные ноги, рыжие, снова рыжие, волосы, раскинутые на постели, и, соединив в мозгу разные части тел, он разобрал и мужчину, настойчиво прижимающего бёдрами другие бёдра к кровати, и его партнершу, выгибающуюся грудью вверх. Он не мог оторвать взгляд от повторяющихся поступательных движений, по своей медитативности похожих на верчение белья в люке стиральной машины. 

Завыла сирена и к дому за спиной, к дому Рори, подъехала полицейская машина. Джастин оторвал пальцы от подоконника и побежал к забору, блестевшему под луной сзади дома. Перелез и упал в кусты. Лёг на спину и засмотрелся на звезды, яркие, мигающие, как ночник в доме Рори. Тот городской сумасшедший светил фонариком ему прямо в лицо, и опасность была близка. Но то ли сумасшедшего не интересовал Джастин, то ли он и правда его не заметил. Погас фонарик и, пролежав час под брезентом, Джастин выбрался, осмотрелся со страхом (сумасшедший спал сидя, обхватив колени, облокотившись об дерево) и убежал домой. 

Когда звёзды перестали мигать, остановились и холодно светили мелкими точками, Джастин побрел в гостиницу. Он принял душ, сел в машину и поехал домой. 

На следующий день, когда Джастин сидел в приемной клиента, позвонили из полиции, позвали на допрос. Джастин повертел в руках визитку адвоката Томаса Возняка, раздумывая. Выкинув визитку, он сделал пару звонков. После встречи с клиентом, он заехал в банк, а затем позвонил маме Рори и предложил следующее. Рори помещают в конфиденциальный реабилитационный центр близ Гаррисберга. Джастин уже оплатил месяц лечения. Мама забирает заявление из полиции. В противном случае, Джастин прекращает переводить деньги. А полиции скажет, что ночевал прошлую ночь дома и у него есть свидетель. Его предложение было принято. 

Вечером, вернувшись домой после рабочего дня, Джастин притянул к себе Джереми и сказал: 

— Вот мы, как лохи, трудимся целыми днями. Я придумал: мы устроим вечеринку!

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…