Елена Дубеник

Страна : Россия

Я учитель русского языка и литературы с двадцатилетним стажем. Родилась в городе Бресте (Республика Беларусь). В 2001 окончила филологический факультет БрГУ с отличием. С 2000 по 2007 работала учителем русского языка и литературы СШ № №31 города Бреста. В 2007 поступила в аспирантуру МПГУ. Переехала в Москву. В 2011 защитила диссертацию “Литературные ассоциации в романе Ф.М. Достоевского “Бесы”. С 2008 по 2015 работала учителем в частных школах Москвы. С 20015 частный преподаватель. Круг интересов: художественная литература, литературоведение, русская религиозная философия, искусство, психология.

Country : Russia

Отрывок из повести “Обычная история 

 

Глава 1. «В люди», или перемены в семье Петровых

Был обычный, ничем не примечательный ноябрьский полдень…  Полдень в Москве… Серое небо, серые улицы, квакающее месиво из талого снега и грязи под ногами, серые лица прохожих  и попутчиков в метро… Изморось, оседающая на лицах вместе с агрессивной серостью отходов жизнедеятельности московского молоха… 

Однако в семье Петровых, проживавшей на самой окраине мегаполиса в шикарной  хрущевке  (шикарной – ибо своей), с самого утра разразилась буря:

–  А сколько лет Петруше, дорогая??? – озабоченно поинтересовался глава семейства в трениках и растянутой майке, восседавший за кухонным столом и попивавший утренний кофе под вещание диктора новостного канала.

-Полных  35, милый! – ответила, ничуть не удивившись вопросу своего благоверного, супруга, перекрикивая фен из ванной…

– А не пора ли нам его отправить в самостоятельную жизнь? 

– Как это!!! – испуганно вскричала Пульхерия Ивановна, вынырнув из ванной с бигуди, покрывающими уже лишь одну вторую головы – она выглядела бы немного комично, если б не была столь встревожена…

– Да так! Просто! Я в его годы уже майором был… Пороху понюхал… А он… Смотреть ведь противно… Весь слащавый какой-то… Запуганный… За себя постоять не сумеет… Эх… Упустил я сына… В общем так, Пульхерия, квартиранты наши съезжают – кризис – работу потеряли – платить нечем… Завтра значит отправляем Петрушу в бабушкину квартиру на  Щелковскую… Пускай  поживет один… Авось хоть к женскому полу у него какой интерес проснется…  А то я уж начинаю подозревать худшее…  У него косметики в комнате больше, чем у тебя за всю нашу совместную жизнь было… Хорошо хоть в качалку ходит… Хоть с виду не хлюпик… Только внутри гниль… Словом, собери его вещички… И завтра, чтоб его здесь не было… Все… Я на службу…

 

Пульхерия Ивановна так и осела в своих бигуди… И тихонько всхлипывала в ванной… 

-Андрюшенька!!! Родненький! За что? Пропадет ведь дитя!!! Единственное… Аааааа!…

Еще долго слышать мог бы читатель ее стенания… И любимый Йорк ее, с громким именем – Македонский,  остался не выгулянным, и подружка ее школьная зря прождала ее час в их любимом кафе на Арбате… И на выставку отправилась одна… 

Пульхерия Ивановна собирала сына… Как в последний путь – с рыданиями и причитаниями, хотя недорослю великовозрастному предстояло лишь отправиться в свободную однокомнатную квартиру с отличным ремонтом  на противоположную окраину Москвы….

Глава 2. “Изгнание Недоросля”, или пренеприятнейшее известие

– Петрушенька! – обратилась Пульхерия Ивановна к сыну, поставив перед ним тарелку густых, дымящихся щей, – я должна сообщить тебе одно пренеприятнейшее известие… Твой отец совсем с ума сошел в своей полиции, хочет, чтоб с завтрашнего дня ты жил отдельно – на Щелковской…
– Что??? – выронив ложку, очумело уставился на нее сын, который даже перед тарелкой щей, больше напоминавшей ведерко среднего калибра, и в домашних шортах, выглядел так, будто позировал для обложки глянцевого журнала… 

– Мам, но я не хочу! Неужели я Вам мешать стал? Мне там будет так пусто и одиноко без тебя… Как же я буду возвращаться с работы  в пустую квартиру, еще пропитанную запахами неустроенных арендаторов….
– Сыночек!!! – заголосила скорбящая мать. – Я уже и в ноги ему бросалась, но ты же его знаешь, как втемяшит какую блажь, ничем ее не выбьешь, пока сам не охладеет…
Я, сыночек, весь день места себе не находила, даже на йогу не смогла пойти, да и какая йога, когда родимая кровинушка в беде… И вот что надумала: мы ему не перечим, а вроде даже как и с радостью,  все выполняем: я вещи собираю и такси вызываю, на вечер, чтоб он, изверг, дома был… Ты, значит, на его глазах уезжаешь.. Все чин чином.. Прощаешься.. Слушаешь наставления… Ну а я завтра днем съезжу туда, свяжусь с клиринговым агентством – все там продезинфицируем… Ужин тебе приготовлю… Продукты закуплю… Так что недельку продержишься… А там не переживай – я уж за неделю найду, как этого изверга от его помрачения излечить…
– Мам, а может, как-то до завтра все уладить???  Ну, неужели так я вам мешаю??? – заистерил ошарашенный и совершенно потерявшийся сынок двухметрового роста с бицепсами Арнольда времен терминатора…
– Нет, сынок! Слушай меня – будь мужчиной! Все! Утро вечера мудренее… Я – спать… завтра сложный день…

 

Глава 3. “Фаталист”, или Утренние размышления о батюшкином решении…


Утро не задалось… Водрузив чашку с ароматным кофе, яркие ноты которого на протяжении  уже многих лет помогали Петруше окрашивать жизнь,  если не в радужные краски,  то все-таки хоть в какие-то оттенки, отличающиеся от серого; и привычным движением отбросив крышку ноутбука, наш герой обнаружил нудную заставку интернет-оператора,  желчно извещающую об истечении срока платежа… Петруша расстроился – пить кофе в тишине – без новостного, музыкального или аудиокнижного фона было довольно обидно… Он заглотил кофе и бутерброд без всякого удовольствия, как удав шляпу на изысканных рисунках Экзюпери.
Уже сделав первые глотки, Петруша с отчаянием вспомнил о вчерашнем разговоре с мамой и о том, что сегодня в их частном миниотеле очередная проверка, устраиваемая учредителями для создания видимости деятельности и ради выхода административного восторга совладельцев их небольшого бизнеса… 
Петруша работал в этой организации вот уже почти 10 лет, сразу после окончания ВУЗа. Его в это “тихое место” пристроила мамина близкая подруга…  Петруша не жаловался – работа не напряжная, в трудовой книжке громко значится “заместитель генерального директора” (на деле же он выполнял функции от силы гостиничного администратора) зарплата стабильная, чуть выше среднего заработка специалистов его уровня… Коллектив маленький, устоявшийся… Наш герой привык, сравнивать было не с чем, да он и не стремился… 
Проверки создавали не слишком приятный эмоциональный фон, дамы нервничали, количество сплетен, передаваемых администраторшами и горничными, увеличивалось в геометрической прогрессии; да и привычно заниматься своими делами, шаря по 8 часов в необозримом пространстве матушки-сети,  было не так вальяжно, как в остальные дни…
Вздохнув, наш герой приступил к туалету.  Эта ежедневная процедура занимала у него немало времени и состояла не только из душа и бритья, но и кропотливой укладки при помощи  ароматного стайлинга, подбора аромата под фактуру ткани костюма,  – словом,  созданию образа мог бы позавидовать самый придирчивый стилист, а лондонский денди нашел бы детали, достойные заметки…
Проведя  у зеркала положенных 45 минут,  Петруша в целом остался доволен, однако на выходных решил обновить запасы рубашек и заказать пару новых очков – недавно был впечатлен хипстерской роговой оправой…
Когда, подобно ветреной Венере, наш герой выпорхнул из родного подъезда и уютно устроился внутри любимой машинки (дабы избежать возможной критики за рекламу, не станем упоминать марку автомобиля равно, как и любимый аромат нашего героя).
“Да… , – думал наш герой, медленно бороздя просторы московских пробок, – вместо моей привычной холостой жизни под уютным родительским кровом – мне светит неуютная неделя в необжитой квартире – в полном одиночестве и неприкаянности… А может, устрою себе блестящую светскую жизнь?” …Однако эта мысль, скорее, ввела нашего героя в недоумение, ибо с детства он только и делал, что прилежно слушал маму и с таким же прилежанием выполнял все, за что брался… “Ладно, раз батюшка, нервничать изволит – надо перетерпеть недельку”, – подумал наш герой и ошарашено обнаружил, что положенный час аттракциона пробкодавки истек, и он автоматически припарковался у входа в ведомственное общежитие, на 7 этаже которого, ушлые хозяева еще в лихие 90-е устроили частный миниотель… 

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…