Динь Яна

Страна: Россия

Родилась в Иркутске. Закончила исторический факультет Иркутского государственного университета в 2012 году.
Я с детства увлекаюсь историей и историями. Историю, как науку и факты, мне нравится изучать и пересказывать. Как и истории, их еще можно доставать прямо из воздуха просто так. И это потрясающе.


Country: Russia

Born in Irkutsk and graduated from the Department of history, Irkutsk State University in 2012.
Since childhood, I have been fond of history and stories. As for me, history, as a science and facts, is a amusing subject to study and retell. Like stories, but here they can be also pulled out of thin air.This is amazing.


Отрывок из повести “Одиночество Рыбки”

Когда родители увидели бумажку, наклеенную на дневник, папа разочаровался: 

– Лучше бы двойку принес хоть раз, – а мама его легонько стукнула по боку, потому что относилась к учебе с серьезностью, хотя никогда не ругала за плохие оценки. Но запиской от Марии Валерьевны, которая приглашала всех “родителей принять участие в дружном празднике весны – Масленицы”, она тоже осталась не слишком довольна.  

– Блины! – только сказала она, и сразу стало ясно, что она о них думает. Мама вообще умеет одним словом выразить все, что, кажется, нельзя выразить без целой книги. – Ничего, милый, купим в магазине и подогреем, будут как домашние. 

Дело было после ужина. 

– Тогда вообще зачем участвовать в конкурсе? – резонно спросил папа и лег на диван с ноутбуком на животе. После музыки у него в любимом находятся компьютерные игры, а вот мама эту его любовь терпеть не может. Поэтому за каждые лишние десять минут после разрешенного часа игры папа моет по тарелке. Правда, мама не знает, что мыть посуду папа тоже любит и еще тайком припевает песенки из фильмов Кустурицы. 

Мама обрадовалась: 

– Ну, тогда и не будем, – и взялась за вязание. Это мамино любимое после выявления разных жутких диагнозов сходу у окружающих. А папа только за ее хобби, потому что от всяких шарфиков и носков у мамы улучшается настроение и она не так цепляется к его играм.  

Мне пришлось вмешаться: 

– Будем, вы же обещали в прошлый раз. 

– Что? – а вот забывать обещания они любят одинаково. 

Я загнул палец: 

– Ну вот был праздник урожая и конкурс поделок и овощей. Мы его пропустили, это раз. Потом на Новый год надо было что-то принести на елку своими руками, вы тоже были против, это два. А…. 

– Хорошо-хорошо, – сдалась мама, – но чем вам магазинная выпечка не угодила? 

Мы с папой скривились. Потому что мама сама жалуется, если мы с папой заказываем пиццу или еду на вынос вместо нормальной пищи, когда у мамы дополнительная смена. То как она готовит запеченную курицу в лимонах или солянку – просто высший класс. Просто иногда хочется чего-нибудь вредного и быстрого, только к состязаниям это не относится. Да и называется это уже иначе – жульничество. 

Мамины глаза почернели, а голос зазвенел будто ксилофон: 

– Вот тогда и делайте, раз такие умные, – мы с папой обменялись взглядами, и он весело фыркнул: 

– Вот и сделаем. Леня, набери нам рецепт простейших блинов, и без кое-кого справимся. 

Я тут же придвинулся к ноутбуку, а мама развернулась, ушла в гостиную с пряжей и затихла.  

У нас сразу закипела работа. Мы выложили на столе, что надо: три яйца, пачку муки, соду, соль с сахаром и молоко, которого осталось немного на дне бутылки. 

– Это ничего, разбавим теплой водой, – успокоил папа. – Блины – вещь плевая. К тому рецепт можно видоизменять по усмотрению, лишь бы тесто жидкое было. Затем льешь на раскаленную сковороду – раз, два, – и перевернул. Три – и готово! И так всю кастрюлю. Представь, Ленька, каких наготовим! Богатырских. Без аналогов в мире! 

Мне понравилось, как с каким энтузиазмом говорит папа, поэтому сразу засучил рукава для помощи в готовке богатырских блинов. Через полчаса тесто не слишком напоминало на картинку в интернете. Оно было комковатое, густое и будто собралось всосать в себя поварешку с потрохами. 

– Это ничего, – успокоил папа. – Это потому что мы изобильные. Гляди и яйца крупнее, и муку почти всю высыпали, и сахара не пожалели. Поставь-ка чайник, сейчас водички подольем. Даешь стопку блинов с локоть, без аналогов в мире! 

Я посмотрел на комментарии под рецептами. Там советовали разбить комки лопточкой или блендером. Но писали так неграмотно, что я решил: папа-то лучше знает и может. Еще через полчаса комки правда уменьшились, а тесто стало жиже и бледнее. 

– Отлично! – сказал папа. – Почти готово, ставь на плиту сковородку. Сейчас как дадим жару, все в классе у тебя попадают. 

И мы дали. Только подрумянился первый блин, как папа был наготове. Но не тут то было, блин упрямо не отдирался, сколько мы не подкидывали сковороду и терли лопаточкой.  

– Как всегда комом, значит, другие точно будут ладные.  

Но все получались, как первый, и в конце концов, мы с папой по очереди смотрели на два блина, которые походили на блины, и друг на друга. 

– Что происходит? – ворвалась мама с нечитаемым лицом и лиловым рукавом на спицах. В нем я тоскливо опознал свой будущий свитер и позор. 

– Блины нажарили, – гордо заявил папа, – зацени. Без аналогов… 

– … в мире, – угрожающим тоном продолжила мама. 

Тут я вдруг понял, как вокруг дымно и душно и какие мы грязные. Папа не растерялся: 

– Вот, попробуй, – а когда мама замотала головой и отвернулась, то сам откусил от опытного образца. И побагровел. Было видно, что папа мужественно борется с кашлем, но его выдала слезинка в углу глаза. Мама сразу перестала быть жестокой и бросилась со мной его спасать. А когда его откачали, напоили чаем и усадили на стул, то вздохнула только: 

– Клоун, – и прибрала кухню. Еще как-то раз-раз – и за мгновение завела новое тесто, поставила в печь и выложила на тарелку мелкие кексы в бумажных стаканчиках. Они были такие румяные, ладные и с шоколадом и орехами внутри, все как я люблю. 

– Вот, Леня, как только маффины остынут, сложишь в пакет и отнесешь в школу. Конкурс не конкурс, однако на чаепитие, думаю, сгодятся. – Мне стало жалко, что такую красоту не оценят и просто сожрут такие, как Ваня Лемешев, который мне не нравится и постоянно дразнит всех подряд. Наверное, вид у меня был больно удрученный, потому что мама меня погладила по щеке: 

– Ну, прости, милый, уж чего-чего, простейшие блины твоей маме не под силу. 

Папа внезапно сказал: 

– И ты в курсе, что тогда-то с обгорелыми блинами в студенческой кухне я в тебя, сложную, влюбился , – и обнял нас с мамой. 

И стало так хорошо, что я подумал, какая ерунда эти блинные конкурсы, когда у меня есть лучшие в мире, теплые маффины. 

Конечно, ничего я в школе не выиграл. Кроме приза зрительских симпатий. “За оригинальность” было написано на грамоте, которую мы повесили на холодильник магнитом. 

А блинами я на конкурсе объелся до конца жизни. Ну, или мне еще бабушки напекут. 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (13 оценок, среднее: 4,38 из 5)

Загрузка...