Гумер Каримов

Страна : Россия

Гумер Исламович Каримов, 1947 года рождения, уроженца г. Уфы, с 1970 года, проживающего в Ленинграде – Санкт-Петербурге. В 1975 году окончил философский факультет ЛГУ, а в 1978 – очную аспирантуру. С 2000 по 2006 – возглавлял Некоммерческую организацию «Союз писателей Ленинградской области и Санкт-Петербурга», с 2006 года руководитель литературного объединения «Царскосельская лира» в Пушкине и главный редактор журнала российской словесности и общественной мысли «Царское Село». (Ныне журнал «Царскосельская лира»). За эти годы опубликовал шесть книг стихов, как прозаик дебютировал в 2007 году. В настоящее время вышло в свет четыре книги прозы, а также повести и рассказы публиковались в журналах «Аврора», «Нева», «Бельские просторы», «Царскосельская лира» и др. Член Союза писателей Санкт-Петербурга и Союза российских писателей. Живёт в Павловске. 196620, Санкт-Петербург, Павловск, ул. Детскосельский переулок, д. 4, корпус 3, кВ. 5. моб.т. +79818314769 e-mail: gumer-kr@rambler.ru

Country : Russia

Отрывок из эссе  “Основательница “Царскосельской лиры”

ОСНОВАТЕЛЬНИЦА «ЦАРСКОСЕЛЬСКОЙ ЛИРЫ»

Ее освободили в 1955 году в связи с хрущевской «оттепелью» и спустя некоторое время она поселилась в городе Пушкине (Царском Селе). Но свои десять лет «от звонка до звонка» она отсидела. Впрочем, все по порядку.

В конце прошлого года литературному сообществу «Царскосельская лира» в Пушкине исполнилось 57 лет. Основала это старейшее в России литературное объединение известный поэт и переводчик, легендарная личность, человек непростой судьбы Татьяна Григорьевна Гнедич.

Она принадлежала к древнему дворянскому роду, из которого вышли современник Пушкина, переводчик гомеровских поэм Н. И. Гнедич и известный искусствовед, автор «Истории искусств» П.П. Гнедич. Родилась Татьяна Григорьевна Гнедич 17(30).01.1907 года на Полтавщине в местечке Кузьмены, в семье инспектора народных училищ. Первоначально получила домашнее образование и стихи начала писать в раннем детстве. В начале двадцатых годов семья переехала в Москву, а затем в Одессу.  В 13 лет Гнедич лишилась отца и вынуждена была зарабатывать на жизнь уроками английского языка. Затем около 1925 г. Татьяна Гнедич с матерью переехала в Ленинград, училась сначала на Высших курсах иностранных языков, затем —на филологическом факультете ЛГУ, после окончания которого в 1937 поступила в аспирантуру, затем защитила кандидатскую диссертацию «Английская комедия в эпоху Реставрации». 

В 1942–43 Гнедич служила переводчиком 7-го отделения политуправления Ленинградского фронта, а затем — в разведуправлении Балтфлота, где она переводила для союзных войск с русского на английский язык стихи В. Инбер, А. Ахматовой и др. поэтов, которые передавали по радио. В 1943 демобилизована, работала преподавателем. 27 дек. 1943 была арестована, обвинялась по статье 19–58 (покушение на измену Родине), 58–10 (антисоветская агитация и пропаганда), 58–11 (организационная деятельность, направленная к совершению контрреволюционного преступления). Находясь в общей камере внутренней тюрьмы НКВД, т. н. «Шпалерки», Татьяна Гнедич начала переводить на русский язык 5-ю и 9-ю песни поэмы Дж. Г. Байрона «Дон-Жуан», которые знала наизусть. Узнав об этом и желая добиться от нее подписи под обвинениями, следователь перевел ее в одиночную камеру и снабдил ее текстом поэмы на английском языке, словарем и бумагой. Через 22 месяца следствия перевод был закончен (в поэме 1763 октавы, более 14 тыс. строк). Рукопись отпечатали в трех экземплярах, один из которых послали на отзыв М. Л. Лозинскому: «Огромный том первоклассных стихов… И какая легкость, какое изящество, свобода и точность рифм, блеск остроумия, изысканность эротических перифраз, быстрота речи…» Татьяна Григорьевна была приговорена к 10 годам лагерей строгого режима с последующим поражением в правах сроком на 5 лет. Наказание  отбывала сначала в лагерях Ленинградской области, затем — в сибирских. По состоянию здоровья (она страдала врожденным пороком сердца, эпилепсией, близорукостью, дистрофией) и благодаря ходатайствам некоторых заключенных была освобождена от тяжелых физических работ. Кроме общих работ Гнедич руководила лагерной самодеятельностью, делала инсценировки, ставила спектакли. Часто дарила заключенным рукописные книжечки с латинскими афоризмами, стихами русских поэтов и со своими стихами. В 1955, отбыв срок, Татьяна Гнедич была освобождена от предстоящей ссылки в связи с хрущевской «оттепелью» и спустя некоторое время поселилась в городе Пушкине (Царском Селе), где продолжила работу над своим переводом «Дон-Жуана», ей помогали редакторы А. А. Смирнов и Н. Я. Дьяконова. К. И. Чуковский писал о «Дон-Жуане» Гнедич: «Русские стихи, полнокровные, звучные! И нигде на всем протяжении огромной поэмы никаких признаков усталости, каждая строфа так же богата энергией творчества, как и все последующие и все предыдущие В декабре 1957 Г. приняли в СП СССР. С этого же времени она стала вести семинар молодых переводчиков англоязычной поэзии при секции художественного перевода Ленинградского отделения Союза писателей. Одновременно много лет Татьяна Григорьевн. вела литобъединение «Лира» при редакции газеты г. Пушкина «Вперед», где служила в отделе писем, а в детском доме ставила спектакли на английском языке. Влияние Гнедич на молодое литературное поколение заслуживает пристального изучения. Переводчица Е. В. Баевская писала: «Рыцарский орден хранителей культуры — такова одна из ипостасей этого явления (худож. перевода.— Г. У. , Е. П.). Таким рыцарским служением, несомненно, можно назвать жизнь Татьяны Гнедич, перевод — это часть литературы, и чтобы сформировать переводчика, нужна литературная среда… Наверное, в силу этого питомцы семинаров становились впоследствии далеко не только переводчиками, но и литературоведами, поэтами, драматургами…». Среди учеников Татьяны  Григорьевны можно назвать Ю. Алексеева, З. Афанасьеву, Г. Бена, В. Бетаки, В. Васильева, Ю. Вознесенскую, Н. Галкину, Ю. Колкера, И.Комарову, С. Корконосенко, К. Кузьминского, Б. Куприянова, В. Мельникова, О. Охапкина, М. Середенко, С. Сухарева, В. Топорова, Г. Усову, А. Ушакова, В. Ширали, А. Щербакова, О. Юркова и др. (см.: Западалов И. Б.; Усова Г. С.) 

Страницы славы и страницы плена –

Все суета, все праздные слова.

Одна любовь пребудет неизменно.

Одна любовь крылата и жива.

ОН БЫЛ «ПРЕКРАСЕН – НАШ СОЮЗ»

22 апреля 2006 года в Павловском центре культуры, кино и досуга я провёл последнее заседание Союза писателей. В конце заседания объявил об этом всем. В соответствии с нашим Уставом имел на это право, ибо истёк срок моих полномочий президента, выбираемого вместе с Правлением Общим собранием один раз в три года. 

Таким образом, со дня основания Союза – 23 апреля 2000 года -прошло ровно шесть лет. Что стоит за этой цифрой? 52 субботы в год, помноженные на шесть: 312 суббот? Как президент, я, кажется, пропустил две, болел и был в командировке. Значит, почти год ходил как на работу, вот только никто не запишет мне это в трудовой стаж. А ведь, чтобы эту субботу провести, надо было её всю неделю готовить, ведь люди приезжали со всех концов области и Питера… Как-то посчитал среднюю посещаемость наших субботних мероприятий, получилось тридцать человек. Но это на рядовых, так сказать, заседаниях, а бывали и такие, что едва хватало актового зала на двести человек.

Однако начну сначала и всё по порядку.

РЕТРО

ОБРЕТЕНИЕ ДУХОВНОГО БРАТСТВА

Когда «исчерпали» повестку дня, потянуло всех на свет божий, а там апрель, идя к закату, «закатил» небывалую истерику тепла и солнца: бурно скандалил ослепляющей синевой небес, буйствовал свежей зеленью. Сфотографировались на память. Были улыбчивы и беззаботны, то ли от погоды, то ли от ладно сделанной работы. Скорее, от того и другого разом. А еще — от Павловска, чудного города, в интерьерах которого и свершилось то, к чему мы так долго шли, кто знает, может быть, к самому главному в нашей жизни. Ведь всех нас, собравшихся 23 апреля 2000 года в Павловске, так или иначе волновала эта идея единения разбросанной по городам и весям огромной Ленинградской области и пригородам Петербурга всей нашей пишущей братии, после случившихся потрясений постперестроечной эпохи брошенной и никому не нужной. Но мы работали. Днем, кто как мог, добывали хлеб наш насущный, а по ночам писали: стихи и прозу, научные статьи и публицистику, писали чаще всего «в стол», ибо реальные возможности публиковаться были жестоко сужены. Бросить же все «к чертям» не могли, потому что без этого мы не умели жить.

Не стану томить подробностями долгой и тщательной подготовки Собрания учредителей, скажу лишь: началось все с обычных клубных вечеров поэзии, так появилась инициативная группа пишущих авторов. В основном, это были павловчане и присоединившиеся к ним жители «города муз». Но слухом земля полнится — нас становилось все больше, так и образовали Некоммерческое партнёрство по поддержке литературного творчества «Союз писателей Ленинградской области и Санкт-Петербурга».

Выходили на связь в районах области и пригородах Петербурга, находили единомышленников, собрались раз-другой. Подготовили проект Устава будущей организации. «Некоммерческое партнерство» выбрали как наиболее подходящее к новым условиям рынка, когда должно выживать, лишь надеясь на самих себя. Так и докатились потихоньку до Собрания учредителей, где и приняли этот Устав, избрали на три года правление и президента, определились с представителями в районах и пригородах, создали творческие секции. Приняли также Программу, наметили конкретные планы действий. Их «громадье» и реализуем помаленьку. Вот и до альманаха дожили. Реакция на нашу акцию, надо сказать –

самая разная: от резкого неприятия и скепсиса — до горячей поддержки своими коллегами. А это — самая главная наша цель. И то, что все больше их становится нашими литературными партнерами, членами Союза — говорит само за себя. Хотя попасть к нам непросто: надо иметь книгу или две, или, по крайней мере, с полдюжины публикаций.

Что же касается споров о нашем статусе, самозванстве и прочем подобном, то можно было бы спросить: «Господа, если существуют союзы писателей Москвы и Санкт-Петербурга, не входящие в состав СП России, то почему не может существовать «Союз писателей Ленинградской области?» Если мы — самозванцы, то, собирая Первый съезд советских писателей, кем были Максим Горький, Николай Тихонов, Корней Чуковский, Борис Пастернак и еще не одна сотня таких же «самозванцев», ведь до этого они не были членами каких-либо союзов? Впрочем, не хотелось бы переносить на страницы альманаха все эти лукавые споры, на этот счет существует старая пословица: «Клаксоны воют, а караван идет». Главное, у нас есть своя организация, способная отстаивать наши интересы, помогать нам. Самое же дорогое — обрели духовное братство, и теперь только от нас самих зависит, каким быть нашему Союзу: худым или прекрасным.

Гумер Каримов,

Этот материал открывал наше первое издание – литературный Альманах «Ленинградская мыза».

Всё тогда начиналось очень многообещающе: проект поддержал В.П. Сердюков, его приветствие читателям было опубликовано в альманахе. Василий Иванович Иванов, тогда депутат Законодательного собрания Ленобласти очень нам помогал, и сам стал учредителем СП ЛО и СПб. Мы очень быстро зарегистрировали наше Некоммерческое партнёрство, 30 мая стали юридическим лицом. За шесть лет было издано несколько альманахов, журналов, более сотни поэтов и прозаиков выпустили свои книги стихов и прозы, а многие и не по одной…

НЕМНОГО О НАШЕМ СОЮЗЕ

А теперь я  расскажу про наш «прикольный» Союз, если  интересно. Это было четыре года назад. Жил я себе в деревне и беды не знал. Раз в месяц в сельской библиотеке проводил заседания литературного клуба для местной интеллигенции и старшеклассников.

Кто-то, как-то об этом узнал и стали мне присылать письма на деревню или приезжать самолично всякие-разные писатели и поэты. И стали предлагать каким-то образом скооперироваться. А тем временем, заседания литературного клуба географически расширились до соседнего с моей деревней Павловска. Продолжал развиваться и эпистолярный жанр, звонки, встречи и консультации. Так дожили до идеи оформиться организационно.

Словом, 23 апреля 2000 года в Павловском ДК собралось нас человек пятнадцать, в основном, из Ленинградской области и человека три из Питера. Можно было по-разному назвать наше содружество, но к этому времени я написал проект Устава, где не мудрствуя лукаво, назвал наше сборище Союзом писателей. А кто против? Все – за.

Дяди и тёти из «настоящих» союзов – осколки, во множестве рассыпавшиеся от лопнувшего монстра – Союза советских писателей, снисходительно над нами посмеивались, предрекая нам скорую гибель.

Но мы живём вот уже четыре года и помирать не собираемся. Спустя три года, после отчётного собрания, из спортивного интереса стал я вести учёт посещаемости. И сам был удивлён: каждую субботу, без исключения, меньше тридцати человек не присутствует. Значит, это кому-то нужно.

А какой серьёзный издательский опыт накоплен! Начали мы со скромного альманаха «Ленинградская мыза», изданного в 2000 году, через шесть месяцев после нашего возникновения. После этого были попытки издавать «Отечественные записки», альманах «Мариенталь»…

Сейчас издаем небольшой ежемесячный журнал «Графо». А сколько издано отдельных книг наших авторов! Нас более ста человек и почти у каждого выпущена своя книжка, а некоторых и не по одной.

Открывая свой сайт в Интернете, мы надеемся, что талантливые пишущие люди обнаружат нас и станут нашими друзьями и единомышленниками. Право, стоит посетить нас хотя бы раз, почувствовать доброжелательную атмосферу наших заседаний и найти подлинную поддержку своим творческим поискам. Ведь не случайно, наша организация имеет такое название: «Некоммерческое партнёрство по поддержке литературного творчества «Союз писателей Ленинградской области и Санкт-Петербурга». По поддержке. Это слово имеет для нас решающее значение.

Гумер Каримов,

 президент НП «Союз писателей ЛО и СПб»

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…