Геннадий Рудягин

Страна : США

Прозаик, киносценарист. С 1991 года издано в Молдове, на Украине, В США, Канаде и в России одиннадцать книг моей прозы. Лауреат Всероссийских литературных конкурсов им. В. М. Шукшина “Светлые души”, им. В. И. Белова “Всё впереди”, Второго международного литературного конкурса “Золотой гранд Германии”, автор сценария художественного фильма “Рыжая Фея”, киностудия им. А. Довженко, г. Киев, 1978 г.


Country : USA

Отрывок из романа  “Кретин  

Когда полная ноябрьская луна просохла от дождей, и на городских проводах засеребрился иней, наш друг Иван самолично ушёл на речку, чтобы убедиться в том, что перейти на тот берег можно только по жёлтым листьям, которые в Италии рожает его бывшая жена Оксана… Ушёл, и утонул. Наверное, захотел перейти к ней по жёлтым листьям, заполонившим речку.

Я долго безутешно страдал, спрятавшись от всего живого с головой, под одеяло своей постели. Поэтому объяснить, что понесло меня тогда в Грецию, теперь объяснить не могу. Скорее всего, мерзопакостная жизнь. Без надежд и без просвета. Жизнь непонятого, невостребованного человека. Жизнь – не жизнь. А может, желание убедиться, что «В Греции всё есть», как писал когда-то мой любимый Чехов… Не знаю.

Кто-то сказал:

– Терминал «А». Борт номер 108. Поторопитесь – посадка закончена.

– А как туда пройти? – спросил я.

– Прямо, – сказал кто-то. Поторопитесь – посадка закончена!

Я, было, побежал, но потом вернулся.

– Мне нужно в Грецию, – сказал я. – Вы уверены, что этот борт мой?

– Уверены. Поторопитесь – посадка закончена, опоздаете!

Но мой борт меня ждал.

И на борту меня ждали…

И приветливые стюардессы, и улыбчивые пассажиры. Они, я думаю, все понимали, что пишущие люди на дорогах не валяются, что их надо беречь при любых обстоятельствах, при самых глупых режимах. Потому, что даже у внешне несокрушимых и даже вульгарных писателей души бывают очень нежные и легкоранимые. Что уж говорить о!..

Приветливая стюардесса пристегнула на моей талии ремень безопасности, помахала рукой, и с улыбкой ушла за ширму, отделяющую салон самолёта от кабины пилотов.

Потом, я заметил, долго разглядывала меня сквозь узкий просвет между шторками ширмы.

А когда самолёт набрал высоту и погасли предупредительные табло, из-за ширмы в салон вошёл командир авиалайнера, крепыш грек.

-Что с вами? – негромко спросил он по-гречески, склонясь надо мной. – Мы все видим, что с вами не всё в порядке. Это так?

– Так, – по-гречески негромко ответил я.

– Что-то случилось?

– Я не знаю, как мне жить.

Командир авиалайнера задумчиво кивнул.

– Этна! – окликнул он наблюдавшую за нами стюардессу – позови Анасиса!..

К нам подошёл ещё один крепыш- грек с нашивками на рукавах кителя униформы.

Нагнулся, долго смотрел мне в глаза.

– А я что говорил? – глянул он на командира. И опять посмотрел мне в глаза – Здесь же всё написано, как на папирусе: человек в западне.

– Выход есть?

– Только один.

– Зонтик?

– Он.

– Вы когда-нибудь летали с зонтиком в руках? – обратился ко мне командир.

– Нет.

– Мы вам можем предложить только один выход из создавшегося положения – полёт с зонтиком с высоты десять тысяч метров.

– Зачем?

– Мы этого не знаем определённо, но предполагаем, что… Анасис, изложи суть своей теории.

– Вы слышали что−нибудь о писателе Маркесе? – в свою очередь спросил Анасис, не отрываясь от моих глаз.

– Да!

– Помните, в одном его произведении, когда умер уважаемый всеми глава рода, пошёл дождь из микроскопических жёлтых цветов?

– Помню.

– Просто так человек написать об этом не мог. Он должен был предварительно прыгнуть с зонтиком с высоты десять тысяч метров.

Я опешил:

– Почему вы так думаете?

Анасис пожал плечами:

– Такова моя теория. Сидя за столом, такого вовек не напишешь.

Он сделал знак рукой стюардессе Этне.

Этна принесла три разноцветных зонтика – красный, жёлтый и голубой.

– Выбирайте! – сказал командир.

Завидев зонтик жёлтого цвета, я бессознательно выкрикнул:

– Жёлтый!

А потом спохватился:

– Но я же на такой высоте превращусь в сосульку.

– Чем так жить, – сказал командир авиалайнера, – лучше разбиться звонкой сосулькой, слетевшей с большой высоты – хоть кто−то услышит.

– Но можно и не разбиться, – сказал Анасис. – Пример тому – великий Маркес!.. – он открыл выходной люк самолёта. – Удачи!

На меня пахнуло холодом космоса.

Прозвучал громкий хлопок.

Я открыл глаза…

За распахнутой ветром форточкой метался первый снег.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…