Галина Пичура

Страна: США

Поэт и прозаик Галина Пичура родилась и выросла в Ленинграде. С 1991 года живёт в США. По образованию библиограф и программист. Автор рассказов, повестей, стихов и песенных текстов. Призёр и финалист международных литературных конкурсов и победитель одного из них («Самарские судьбы» -2012, «Первая любовь»). Произведения Галины Пичуры на конкурсной основе вошли в состав многих сборников поэзии и прозы как в России, так и за ее пределами. Многочисленные публикации в литературной периодике США и Европы: «Юность»-Россия, «Слово/Word» – США, «День и ночь» -Россия, «Гостиная»-США, «Кругозор» Россия-США, «Метаморфозы»-Беларусь, «Южная звезда» -Россия, «Мишпоха» – Беларусь, «Еврейский мир»-США, «Флорида и мы»-США, «Мосты»-Германия, «Начало»-Израиль, «Под небом единым»-Финляндия, и другие. В 2006 году вышел в свет сольный поэтический сборник «Пространство боли» (Санкт-Петербург, издат-во «Сударыня»), а в 2022 году – сборник рассказов и повестей «Наваждение» (Бостон-Чикаго, M•Graphics/Bagriy & Company). Галина Пичура – постоянный автор литературно-публицистического журнала “Контур” (США) и член ОРЛИТА (Объединение Русских Литераторов Америки).

Country: USA

Отрывок из рассказа ”Тетя Таня”

— Сынок, Славочка, иди чай пить! Опять ты мрачней

тучи?

— Я уроки делаю на понедельник.

— А сегодня ещё суббота. Успеешь! Серьёзный не по годам.

Иди к столу, говорю! Картошка вчера закончилась, а муки давно уже нет. Зато хлебушка тебе оставила. Раздели́ с сестрёнкой и подогрей чай, когда она проснётся, — вот и позавтракаете.

Всё это временные трудности, сынуля. Скоро папа вернётся

с войны, и мы ох как заживём! Ну что молчишь? Мне некогда тебя уговаривать, я на работу опаздываю.

— А каша тоже закончилась?

— Тоже. Понимаю, что кушать хочешь, но нужно потерпеть. Сам видишь, я сегодня вместо выходного иду на вторую работу — полы мыть в больнице, так что скоро накуплю вам с Леночкой еды. А пока прокатитесь-ка к тёте Тане. Всего два часа и только две пересадки. Не чужие же люди! И живут обеспеченно. Возьми Ленку и проведайте двоюродных братишек,  поиграйте с ними. Чего одним тут сидеть-скучать в выходные?

Заодно и угостит вас тётя Таня, накормит. Всё же  родная кровинушка — сестра вашего папы.

— Мне стыдно, мама! Ведь мы не нищие, чтоб побираться

у родни.

— Да что ты такое говоришь! При чём тут нищенство? Полстраны так живёт, у кого отцы с войны не вернулись. Это ж тебе не довоенное время. Только День Победы отметили в мае и только настроились на жизнь нормальную, а ты хочешь, чтоб всё сразу было легко и просто! Конечно, несладко придётся первое время. Но страна постепенно в себя придёт, города и люди восстановятся, и всё пойдёт своим чередом. Наш-то папка ещё вернуться может: похоронки ведь не было, значит, есть надежда, и нужно верить. А ты вот, взрослый парень, уже

скоро 11 лет исполнится, а нет чтобы маму поддержать словом добрым, так ещё и характер свой показываешь.

— Ничего я не показываю.

— Сегодня у нас тяжёлое положение, а завтра, глядишь, мы

на ноги встанем и другим помочь сможем. Вот если б наоборот было и муж тёти Тани, Виктор Павлович, с войны не вернулся (не дай бог, конечно), то ты бы захотел помочь своим двоюродным братьям? Киваешь! А они, по-твоему, хуже тебя?

Нельзя так плохо о людях думать, тем более о родных. Так что спрячь свою гордыню!

— Какую гордыню, мам? Просто… знаешь… Я давно хотел

тебе сказать, но… Ты что, плачешь? Мама, ну не плачь, пожалуйста! Хорошо. Если нужно, то могу, конечно, и поехать поиграть с этой малышнёй.

— Какая же там малышня? Вадик почти твой ровесник.

А Саня всего на три года младше. И пока не забыла: Леночку тепло одень, да шарф как следует вокруг её шеи оберни, чтобы не простудить её, как в прошлый раз! И ещё… Ты игры какие-то возьми с собой, чтоб в гостях не заскучать!

— Зачем? Мы в шашки и шахматы играем с Вадиком. Там

всё это есть. И вообще у них полно игр. А Сашка и Ленка домики строят из каких-то цветных штуковин: тётя Таня конструктор для детей где-то достала, да такой, что в него и взрослым, наверное, играть интересно.

— Ну вот и хорошо. Только Леночку держи всё время за

руку. Не задумывайся, как обычно, а смотри на дорогу, помни: ты отвечаешь за себя и за сестрёнку младшую. А я с работы вернусь поздно, так что попроси тётю Таню, чтобы оставила вас до утра, как в прошлый раз. Хотя я ей опять записку написала, пока ты спал. Вот возьми, раз ты такой стеснительный у меня: тебе ничего говорить не придётся, раз записка есть.

— Мам, ну, может, мы лучше домой приедем, а? Не люблю

я у них ночевать.

— Люблю не люблю… Что ты капризничаешь, как барышня? Там хорошие условия. А главное — родные люди. А ваша мать работает допоздна и просит, чтобы вы с Леной одни не возвращались домой по тёмному городу вечером. Это опасно.

Что тут не понять? Почему нужно доводить меня своими «хочу не хочу, люблю не люблю»?

— Ну, хорошо, если так уж нужно, то потерплю. Но только

ради тебя.

— Ну и характер! Весь в  отца … Иди поцелую!

— Мам, а полы мыть… Это стыдно ведь. Ты ж учительница! Ты хоть не говори никому про это, а то ребята в школе узнают и хихикать начнут.

— Дурак ты мой предусмотрительный! Трудиться — не грех,

а вот бездельничать — позор! И знаешь, сын, обидно мне слышать это от тебя. Пойми: стыдиться своей родной мамы — это недостойно мужчины. А ты же мой защитник! Я ведь для вас с Леночкой стараюсь, чтобы накормить получше, чтоб одежду купить…

— Мам, ты что, я не стыжусь! Я тобой горжусь, ты у меня 

самая лучшая! Это я про мытьё полов, а не про тебя сказал… Ты же умная, а полы мыть каждый дурак может…

— Ладно, хватит философствовать. Ленку уже не успеваю

разбудить и одеть. Сам всё сделай!

 

Дорога к тётке лежала через всю Москву. Сначала ехали

трамваем, потом в метро и опять трамваем до тёткиного дома.

Ленка всю дорогу спала, как старушка, а потом, когда уже почти приехали, начала ныть о еде. В свои семь лет она удивляла замкнутостью, и добиться от неё слова было сложно. Маме это удавалось, но больше никому. Её даже к врачам водили, но те сказали, что это не от болезни, а от характера и внутренних переживаний.

 

«Каких таких переживаний в её-то возрасте? — думал

Слава. — Я, что ли, меньше пережил? Но я-то не молчу целыми днями. Просто ей лень говорить, и она думает о чём-то своём».

 

Свой кусочек хлеба Слава сохранил, чтобы поближе к дому

родственников разделить его с сестрой и прийти в гости не

такими голодными, как в прошлый раз, когда уже боли в животе начались. Он тогда чуть сознание не потерял, да и Ленка тоже.

 

 

Но он велел маме про это ничего не говорить — 

поберечь её. Ведь если что с мамой случится, они вообще сиротами останутся. Да и как без мамы жить? А главное — зачем?

В общем, при подходе к парадному тёти Тани

Ленка получила кусок хлеба, кусок сахара и подробную инструкцию:

ничего не просить, на голод не жаловаться, а если уж совсем прихватит, то просить водички. Ну и про ночёвку молчать:

про это записка имеется от мамы.

Им остаётся только поздороваться, переобуть ботинки и как следует вымыть руки после общественного транспорта, чтобы, как настаивает тётя Таня, игрушки оставались чистыми.

 

Муж тёти Тани работал военным инженером и, как говорили, хорошо зарабатывал. Сама тётка трудилась на обувной фабрике. Она занимала какую-то серьёзную должность по снабжению и имела солидные связи в городе.

 

Отец Вадика и Саши, Виктор Павлович, нередко отсутствовал: в семье объясняли, что его должность связана с необходимостью командировок и секретных заданий. Как бы там ни было, но ни в прошлые, ни в эти выходные увидеть его ребятам не довелось.

Зато его двоюродный брат Олег жил неподалёку от своих родственников и часто навещал их.

Так что Олега ребята встречали почти всегда, когда гостили в этом доме.

Он работал в мясном магазине и считал своим долгом

снабжать продуктами семью Виктора.

Слава однажды услышал разговор между ним и тётей Таней:

— Танюха! Я вам парной говяжьей печёнки принёс и курицу. Место хоть есть в холодильнике свободное? А то в прошлый раз отбивные положить было некуда.

Сама тётка встречала племянников приветливо, но особой теплоты не выражала. Она открывала дверь своей просторной квартиры в невиданно красивом лиловом халате, удивлённо вскидывала вверх изогнутые брови и звала своих детей одной и той же фразой:

 

— Вадик, Саша! К вам гости пришли. Встречайте!

 

Потом она предлагала Славе и Леночке тапочки, следила за процессом мытья рук и неизменно исчезала в далёкой комнате, откуда подолгу не выходила.

 

Иногда она начинала греметь кастрюлями на кухне. До ребят доносились умопомрачительные запахи мяса, лука, чеснока и какой-то зелени. Всё это усиливало аппетит и вызывало сосущую боль «под ложечкой» у вечно голодных племянников.

Каждый раз они терпели из последних сил, надеясь, что всех четверых вот-вот позовут за стол обедать, но этого никогда не случалось. 

Вот и сегодня Слава и Вадим успели сыграть несколько партий в шахматы, Лена с Сашкой уже построили целый  город из деталей конструктора, а манящие запахи продолжали вызывать боль и головокружение, смешанное с долгожданными мечтами о горячей волшебной еде.

И действительно, тётя Таня вспомнила о времени обеда

и стала по одному вызывать своих детей на кухню:

— Саша, вымой руки и подойди на минутку к маме, оторвись, сынок, от игры!

Саша недовольно хмыкнул и начал ныть:

— Мама, ну зачем? Я ещё поиграю немного.

Он не был голоден, и ему хотелось беситься. Саша начал

разрушать только что выстроенные им же дома, что вызвало

протест Лены. Они сначала поссорились, но тут же забыли

про конструктор и про ссору, и стали лепить скульптуру из пластилина.

Тётя Таня нетерпеливо повторила своё требование и лично пришла за непокорным Сашей. Минут через пятнадцать он вернулся, и тогда тётя Таня стала звать Вадика. Тот ушёл на кухню и через какое-то время вернулся смущённым и грустным.

Дети снова во что-то играли, но больше на кухню никого не звали до самого вечера. Ужин проходил так же: своих детей тётя Таня кормила по очереди, чтобы не привлекать внимания гостей, кормить которых, как выяснилось, никто не собирался.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)

Загрузка…