Анна Шнейдер

Страна: Россия

Я с детства писала стихи, и долго была уверена, что проза — это закрытое для меня пространство. Но с недавних пор все изменилось, и теперь я пишу, работаю именно в прозе. С 2020 года я работаю над своей оригинальной, большой историей “Черное солнце”, — об английских разведчиках в нацистской Германии; с 2021 года — над историей андроида в мире людей. Первая часть о нем уже завершена, и вскоре я планирую начать работу над ее продолжением. Люблю хорошее кино и хорошую литературу, а писательство дает мне крылья и великолепную уверенность в своих силах. Обожаю настоящие, глубокие произведения и всегда верю в чудо. Свои тексты посвящаю всем неудобным, всем иным, всем “не таким” и — “не тем”. Всем чудикам и чужакам, всем тем, кто не похож ни на кого, и слишком неудобен для того, чтобы быть в привычном обществе. Всем, кто сбивает свои стаи и вопреки всему и всем идет вперед, в течении своих вольных ветров. Всем тем, кто — за мир и любовь вопреки собственной боли. Всем тем, кто идет вперед, — против ветра и в своих парусах. Всем тем, кто тревожит сердце и умы неудобными вопросами. Всем беспокойным и талантливым.

Country: Russia

Since childhood, I have been writing poetry, and for a long time I was sure that prose was a space that was closed to me. But recently everything has changed, and now I write, I work in prose. Since 2020, I have been working on my original, big story “Black Sun”, about British intelligence officers in Nazi Germany; since 2021 – over the history of the android in the world of people. The first part about it has already been completed, and soon I plan to start working on its continuation. I love good cinema and good literature, and writing gives me wings and great self-confidence. I love real, deep works and always believe in miracles. I dedicate my texts to everyone who is uncomfortable, to everyone else, to everyone who is “not like that” and “not like that”. To all weirdos and strangers, to all those who are not like anyone else, and are too uncomfortable to be in their usual society. To everyone who knocks down their flocks and in spite of everything and everyone goes forward, in the course of their free winds. To all those who are for peace and love in spite of their own pain. To all those who go forward – against the wind and in their sails. To all those who disturb the heart and mind with uncomfortable questions. To all the restless and talented.

Отрывок из научной фантастики “Хрупкие дети Земли”

Перекрестные ремни пассажирского кресла громко щелкнули, надежно фиксируя человека. Пространство космического челнока было ограничено, ведь большого экипажа в этом стандартном ознакомительном путешествии, которое с недавних пор организовывали для любого жителя планеты Земля, и которое могли позволить себе только очень состоятельные люди, не предполагалось. И потому в космическом корабле были места только для двух членов экипажа: пилота и пассажира, оплатившего полет.
Ава оттянула плотные ремни безопасности, поудобнее устраиваясь в кресле, — ей предстояло провести в нем ближайшие несколько часов, а из всех благ, еще оставшихся в распоряжении состоятельного жителя Земли, она больше всего ценила комфорт.
Закрыв глаза, девушка погрузилась в легкий сон. До начала полета оставалось совсем немного времени. Кресло пилота, — серое, с высокой спинкой, которую при желании можно было откинуть назад, было точно таким же, в каком сидела она. Индикатор на панели управления вспыхнул ярким синим цветом, и автоматический голос бортового компьютера ровно сообщил, что до старта туристического путешествия по орбите планеты остается тридцать две секунды.
Кресло пилота бесшумно подъехало к консоли управления космическим челноком, и мужской голос отсчитал обратную последовательность:
— Три-два-один. К старту готовы.
Услышав голос, Ава удивленно посмотрела на человека справа от нее. Идеальная осанка, выверенные, точные и спокойные жесты, безупречная форма с высоким воротником, и волосы, — идеальный пробор, идеальная укладка. Ну, конечно! Это не человек, всего лишь андроид.
— Почему меня не предупредили, что пилотом будет андроид, а не человек?
Ава нажала на кнопку микрофона, расположенную на шлеме и предназначенную для связи с оператором из центра управления полетами. Но на той стороне Земли, которую она покинет через секунду, — и за которую, как она раньше где-то читала, вновь образованные нейтронные звёзды вращаются со скоростью до нескольких сотен раз, была тишина. Девушка повторила вопрос. Снова никакого ответа.
Челнок плавно оторвался от поверхности, уверенно набирая высоту. В поэтапном отделении ступеней теперь не было необходимости, и полет космических кораблей стал похож на полет обычного самолета: в этом не стало ничего удивительного или просто волнующего, и, может быть, именно поэтому люди стали чаще летать в космос по туристическим маршрутам, одним из которых был тот, по которому сегодня отправилась путешествовать Ава, — людям хотелось получить новые впечатления, которых там, внизу, им уже не хватало.
После третьей неудачной попытки связаться с оператором центра, девушка расслышала за мерным жужжанием приборов какой-то непонятный звук. Из центра, наконец-то, ответили.
— Пассажир, у вас все в порядке?
— Да… — уже не так уверенно, оглядываясь на пилота, протянула Ава. — Почему меня не предупредили, что пилотом будет андроид, а не человек? Я оплатила этот полет, и хочу быть уверена, что всё пройдет безопасно.
— Андроид доставляет вам беспокойство, мадам?
Ава посмотрела на идеально вытянутую спину андроида, внешне абсолютно похожего на человека.
— Нет, но…с человеком как-то спокойнее.
— Успокойтесь, мадам. Модель андроида, которая управляет этим челноком, крайне надежная. Перед полетом она прошла специальную перепрошивку программного обеспечения, и потому следует только ограниченному набору задач. Все алгоритмы искусственного человека работают безупречно. Не волнуйтесь, он не сможет причинить вам никакого вреда. К тому же, — голос оператора прервался краткими помехами, — когда через несколько часов вы вернетесь на Землю, андроида распылят, как и всех других роботов, участвующих в подобных миссиях.
— Но почему пилот он, а не человек? — продолжала допытываться Ава, с опаской глядя в сторону робота, который все так же внимательно наблюдал за стартом полета, и не обращал никакого внимания на обеспокоенного пассажира.
— Мы исключаем погрешности, мадам. Так называемый «человеческий фактор». Несмотря на все наши усилия, люди все еще могут волноваться при выполнении каких-либо поставленных перед ними задач, и в этом смысле андроиды гораздо надежнее: их не нужно пытаться изменить или успокоить перед выполнением задания, которое может вызвать эмоциональный отклик. Для достижения поставленной перед роботом директивы достаточно лишь задать ограниченный набор чисто механических указаний, и он сделает все так, как ему указано. Желаю приятного полета, мадам! И напоминаю, что в случае непредвиденных ситуаций, — форс-мажоров, эмоциональных реакций со стороны пилота, — даже если он захочет с вами просто поговорить, — или его нестандартного поведения, вы всегда сможете связаться с центром, нажав на кнопку экстренного вызова.
Ава хотела спросить про «распыление», — слово, за которое по какой-то непонятной причине зацепилась ее память, но не успела: оператор отключился, посчитав разговор завершенным, а она так и осталась сидеть в кресле, с лицом, на котором застыло выражение удивления и непонимания.
Стекло шлема слабо запотело от дыхания, и, сверившись с «Руководством пассажира космического челнока», которое ей после вводного инструктажа, — и в качестве полезной памятки, — выдали перед стартом, она сняла шлем и облегченно вдохнула воздух до предела легких.
Снова раздался звук, настороживший ее до разговора с оператором.
— Что это?
— «Не волнуйтесь, он не сможет причинить вам никакого вреда».
— Ты… говоришь?
Вместо ответа раздался всё тот же звук, — тихая насмешка андроида.
— О таком меня ещё не спрашивали, но — да, говорю. Я вас беспокою, мадам? О, простите, мне не позволено говорить с людьми.
В голосе андроида слышались явные эмоции, — Ава была уверена, что расслышала даже сарказм. Голос робота звучал выразительно, с красивой интонацией, но тело оставалось неподвижным, а потому девушка подумала, что все это ей только кажется. Не станет же андроид, который прекрасно осведомлен о том, что ему запрещено разговаривать с пассажиром, намеренно игнорировать этот запрет?..
— Ты смеешься надо мной! — фраза прозвучала слишком громко, выдавая волнение Авы.
— До распыления осталось всего несколько часов, мадам. — Андроид повернул голову и смерил девушку взглядом. — Не думаю, что это имеет какое-то значение, особенно в указанных обстоятельствах. Впрочем, — он изящно наклонился чуть вправо, — Если мои реакции задели вас, прошу меня извинить.
Ава замолчала, очевидно, обдумывая слова робота, но не удержалась от нового вопроса. Кто знает, стала бы она говорить с роботом, если бы ее так часто не предупреждали о том, что ему запрещено вступать в вербальный контакт с пассажирами космического корабля в частности, и с людьми в целом. Возможно, она бы и не стала игнорировать этот запрет, а возможно… С другой стороны, именно она начала разговор с андроидом, а значит, и «вина» в нарушении этого табу лежит на ней.
— А что это… это…«распыление»? — не удержавшись, спросила Ава. Этот вопрос буквально сжигал ее изнутри.
Светлая бровь человекоподобного робота изогнулась и поднялась вверх, словно сверяя реакции, возникшие в процессоре андроида с тем, что уловил его звуковой анализатор человеческой речи. Значит, сам человек хочет говорить с ним? Лукавый пристальный взгляд, так похожий на человеческий, обратился к лицу пассажира женского пола, у которого вдруг появились весьма занятные, запрещенные вопросы.
И чтобы найти на них ответы он не побоялся заговорить с ИИ, которого люди не удостаивали подобной чести, намеренно выдерживая роботов в роли бессловесных и безвольных исполнителей, внешне похожих на людей только потому, что так сами люди волновались меньше?..
На самом деле, представителей человеческого вида, обладавших мозгами получше, даже подобное внешнее сходство успокаивало очень мало, но руководителей корпораций по производству андроидов это не беспокоило, — выход за красные флажки, — как и загнанным в круг волкам, в то время, пока на них охотятся люди с ружьями, был запрещен не только андроидам, но и людям. Все должно находиться в поле однозначной точки зрения, под абсолютным контролем. В противном случае анархия, которой постоянно отличалось человеческое прошлое, неизбежна.
— По-вашему это значит «смерть», только и всего.
Андроид произнес слова ровным голосом, словно речь шла о чем-то несущественном.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 3,67 из 5)

Загрузка…