Анна Гариб

 Страна: Великобритания

– Пишу, как дышу. Подхожу к обрыву, выпускаю бабочек из груди, и мне нравится смотреть, как они летят. Анна Гариб после 20-летнего опыта ведения семейного бизнеса в Киеве (семинары и VIP туризм), по зову сердца уехала в современную Финикию и стала писать трансформационные истории об эмоциях и внутреннем мире женщины. Воинствующая эстетка и ценительница всего, что связано с красотой, искусством и открытым сердцем в данный период проживает в Лондоне. Консультирует как энерджи коуч и Таро ридер.

Country: UK

Writing flows through me like breath itself. It is an innate part of who I am, as essential and natural as the act of breathing. When I find myself at the precipice of a cliff, I release the butterflies that reside within my chest, and I take great pleasure in observing their graceful flight. With over two decades of experience managing a family business in Kyiv, specializing in seminars and VIP tourism, destiny beckoned me to embark on a new path—one that resonated with the depths of my heart. Drawn to the modern-day Phoenicia, I embraced my calling as a writer and began crafting transformative stories and poetry that delve into the intricate realms of emotions, the inner self, and the world of women. Under the pseudonym “Anna Gharib,” I embarked on a journey of self-expression, capturing the essence of the heart of the Phoenician Kingdom (TYR). As a fervent devotee of aesthetics and a connoisseur of beauty in all its forms, my heart beats in synchrony with art. I find solace in the profound connection between art and an open heart. In pursuit of this passion, I have found my place of residence in the vibrant city of London during this chapter of my life. Here, amidst the melting pot of creativity and inspiration, I thrive and continue to nurture my artistic spirit.

Отрывок из нон-фикшн ”Последнее танго Рауля”

Мы познакомились с Раулем и его женой Катрин на занятиях бальных танцев.

Они приехали семьей, с тремя детьми в наш древний финикийский город Тир, который из острова в полуостров превратил еще Александр Македонский.

 

Ровно год по поручению Чилийского правительства Рауль должен был служить в войсках «Голубой линии» – обозревать ливано-израильскую границу.

 

Рауль был олицетворением самой жажды к Жизни. В его глазах было столько огня, живой игры и искреннего интереса к людям. Он горячо приветствовал каждого, как самого лучшего друга на Земле, вызывая потрясающие чувства. Как солнце, он согревал теплом своих глаз и располагал к себе открытой улыбкой. Я не встретила не одного человека, равнодушного к Раулю.

 

Катрин была полной противоположностью мужа. Спонтанность и искренность Рауля явно подсвечивала в ней холодно-подчеркнутую вежливость. Ее поведение было безупречным. Было очевидно, что ею руководил трезво-практичный разум, а не чувства вовсе.

 

Мы встречались раз в неделю в спортзале, во время урока бальных танцев. Наши мужья постоянно оживленно беседовали обо всем на свете, активно пытаясь найти точки соприкосновения. Наконец-то они решили встретиться вне танцевального класса, – на футбольном поле.

 

Рауль сильно заинтриговал моего мужа своей латиноамериканской командой, в составе которой было двое аргентинцев. Это было как нельзя актуально, потому что как раз проходил мировой чемпионат по футболу.

 

Я, с совершенно искренней наивностью, была готова наброситься на любого из Латинской Америки и уже после пяти минут знакомства считать его своим лучшим другом. Наверное, потому что Латинская Америка – земля, где я чувствую себя абсолютно счастливой. Поэтому я с радостью накинулась на Катрин с вопросом: «Так значит, мы встретимся?».

 

Ее взгляд немного отрезвил меня, но ненадолго.

 

Мы встретились.

 

Наши мужья отправились на футбольное поле, а мы с Катрин и детьми — в ближайшее кафе. По дороге мы столкнулись с хвалеными аргентинцами.

 

Аргентинцы стали расцеловывать меня с криками: «Ола!». Я вроде была и рада «землякам» и латиноамериканской открытости, но тут же вспомнила, что я в консервативной восточной стране, и испугалась.

 

Разочарованные аргентинцы пошли играть в футбол. А я побежала доложить мужу о поцелуях. Муж посмеялся и заверил, что аргентинцы так уж точно расстроились.

 

Я тоже расстроилась, ведь оказалось, что я не умею переключаться с одной культуры на другую, а также не могу вовремя определить – где, когда и какая культура является главной. Однако, чтобы особо не рассуждать, я поспешила вернуться к Катрин.

 

Я радостно выпалила, как я обожаю Латинскую Америку и считаю ее своим вторым дом. Нет, неправильно. Первым! Ведь в Латинской Америке я себя чувствую лучше, чем дома!

 

Непонимающий взгляд Катрин: «Ну и что с того?» привел меня в некое замешательство. Ведь в душе моей вовсю гудел бразильский карнавал, и я принялась жадно расспрашивать Катрин о Чили.

 

С гордо поднятой головой Катрин скептически выслушала мои сбивчивые вопросы. Выдержала мою радостную спонтанность и принялась последовательно, обстоятельно и монотонно отвечать на каждый вопрос. Ее английский был безупречным.

 

Она говорила о климатических поясах, криминальной обстановке, системе образования так, что я стала постепенно засыпать. В перерыве я спросила об их жизни с Раулем и остаток обстоятельного рассказа прослушала в полудреме.

 

Футбол закончился. Аргентинцы с латиноамериканской командой проиграли ливанцам. Я смотрела на Катрин и думала, что она мне напоминает диктора BBC.

 

Веселый Рауль, подскочив к нам, спросил: «Как прошла встреча?». Катрин, похоже, не знала, что и ответить, а я, кивая головой, сообщила, что все было очень интересно!

 

Когда ехала в машине домой, я спросила себя:

 

– А что, собственно говоря, было интересно? Наверное, то, что ожидала одно, а получила совсем другое. Что самое удивительное — Катрин не задала мне ни единого вопроса!

 

Я поделилась своими ощущениями с мужем, на что он ответил: «Вероятно, Катрин очень трезвая женщина и не хочет терять свое время на кого-то в период недолгого пребывания в Ливане. К тому же, у нее трое детей, и она прекрасно осознает временные рамки.

 

Мы несколько раз еще встречались с Раулем и Катрин на уроках. Танцевали сальсу, бачату, ча-ча-ча. Наконец-то настало время танго!

 

Мы с мужем очень ждали этого момента.

 

Движения казались простыми, но что оказалось самым сложным — передать настроение и характер Танго:

 

– Быть страстным, замедленно-плавным, будто взлетающим куда-то, как вдруг резко передумать, поменять направление, категорично отказав первоначальному импульсу.

 

Муж танцевал, как волк из «Ну, погоди», который наконец-то обнаружил зайца. А я как-то неубедительно по-восточному семенила ногами.

 

Рауль с Катрин вяло, без настроения танцевали классическое танго, а потом решили показать нам настоящее – аргентинское.

 

Их танец был фантастичным! Страстным и дерзким! Мы все замерли в восхищении, наблюдая, как мягкий и теплый Рауль перевоплотился в агрессивного завоевателя, точно знающего, куда ведут его движения, а холодная Катрин растаяла, как льдинка, в его уверенных руках.

 

Был момент, когда мне почудилось, что я вижу не танец, а фатальную схватку всепоглощающей огненной лавы с упрямой льдинкой. Было очевидно, что через Смерть одного произойдет трансформация второго. Я встряхнула головой, чтобы отогнать странное видение.

 

Мы с мужем посмотрели друг на друга и осознали, что теперь у нас есть мечта – научиться танцевать аргентинское танго. Слишком уж вдохновили нас Рауль с Катрин своим танцем.

 

Занятия в группе прекратились. Несколько месяцев мы не виделись с Раулем и Катрин.

 

Наступило лето. Меня позвали в большую женскую компанию, и там я вновь встретилась с Катрин.

 

Она была все той же. Удивительным образом приходила и уходила вовремя. Говорила только по необходимости, деликатно молчала в сложные моменты женской дружбы. Катрин была безупречна!

 

Тогда у меня оборвалась связь «Катрин равно Латинская Америка» и появились вопросы: «А кто такая Катрин? Как ее понять? Как прочувствовать этого холодного диктора BBC?».

 

Если она так практична, почему же столь часто стала появляться в нашей женской компании? Тем более, что приближалась дата их отъезда из Ливана? На мой вопрос, хочет ли она уезжать, она ответила:

 

– Нет!

 

Тогда я спросила:

 

 – А что понравилось в Ливане?

 

 – Свободное время, свобода от работы, погода, люди и возможность познать что-то новое.

 

Конечно, эта командировка в Ливан для их семьи стала особенной. Дети, которые до этого совсем не говорили по-английски, к концу учебного года щебетали как птицы, у них появилось много друзей.

 

Катрин увлеклась йогой и спортом. Каждый день у нее была своя программа: утренние прогулки возле моря, силовые упражнения или йога. Встречи в милой женской компании.

 

Катрин с Раулем заметно сбросили вес, посвежели и наслаждались жизнью. Они старались использовать любой шанс для путешествий – побывали в Лондоне, Стамбуле, Египте, Иордании и других местах. Ведь это так далеко от Чили.

 

Все шло прекрасно. Дети тоже увлеклись спортом. Мы регулярно встречались. Не раз в женской компании обсуждали идею занятий танцами. Многие мечтали научиться танцу живота. Но с учителем не складывалось, и Катрин предложила вместо восточных танцев обучение аргентинскому танго.

 

Все обрадовались. Какое-то время дальше разговоров дело не шло. Пока в один прекрасный понедельник я не получила сообщение от Катрин, что вечером состоится первый урок. «Приходите с мужем», – написала Катрин. Но муж был очень занят, и мы не пошли.

 

Следующее занятие назначили на пятницу. Муж был уставший и сказал, что пойдет только, если я настаиваю.

 

Меня что-то подталкивало пойти. И хотя я не люблю настаивать, в тот вечер я по-настоящему настояла. Поскольку мы пропустили первый урок, нам предстояло хорошенько поработать и догнать упущенное. Стоял жаркий июнь, заниматься было невыносимо тяжело.

 

Катрин со строгостью и точностью учительницы математики объясняла фигуры и движения танго. А Рауль вдыхал в наш танец Жизнь.

 

Я не отпускала Катрин своими вопросами о технике и деталях исполнения. Она с завидным терпением объясняла мне абсолютно все, что бы я ни спросила. После пояснений мы стали тренироваться и потихоньку танцевать.

 

– Друзья! Вы танцуете! Вы прекрасно танцуете танго! – вдохновенно воскликнул Рауль.

 

Танцевать при невообразимой жаре оказалось делом совсем непростым. Мы пили воду, отдыхали и опять танцевали.

 

Затем Рауль позвал всех и громко объявил, что хочет объяснить что-то важное. Окинув всех взглядом, он пояснил:

 

 – Каждый день нами руководят женщины. Своими взглядами. Словами. Высказанными мнениями. Мы прислушиваемся к ним. Так и должно быть!

 

Возмущенное дыхание некоторых несогласных мужчин было отчетливо слышно во время пауз в речи Рауля, но они, похоже, решили быть вежливыми учениками и промолчали.

 

 – Мы ведомые женщинами, – продолжал Рауль, – и это природно.

 

– И только в танго мы, мужчины, становимся повелителями! В танго женщина просто обязана безоговорочно слушать мужчину, полностью доверять ему. Иначе танго не состоится!

 

Женщине следует довериться мужчине и ни о чем не думать, а его задача – вести верно, уверенно и следить, чтобы вы не столкнулись с другими парами. Только при полном контроле над женщиной и доверии с ее стороны вы сможете станцевать настоящее аргентинское танго.

 

Катрин закивала головой в знак согласия. Она сказала, что всегда закрывает глаза, когда танцует, и интуитивно слушает Рауля.

 

Действительно, холодная и закрытая Катрин в танце выглядела иначе. Она становилась мягкой, теплой, мгновенно поддавалась желаниям и импульсам Рауля. В то же время меня не покидало чувство, что в любой момент она может резко передумать и отказать Раулю.

 

Задача, озвученная Раулем, для меня лично превратилась в целую жизненную философию: научиться не контролировать, а полностью доверять своему партнеру.

 

Как в танце, так и в жизни.

Наш урок закончился, и мы договорились, что следующий будет в понедельник.

 

Украинка Татьяна заметила:

 

– В понедельник в девять утра у нас утренник – день рождения нашей подруги Любушки. Не слишком ли много мероприятий для одного дня?

 

Муж Татьяны, Сергей, аж побагровел:

 

– Ну, вы даете! Гулять начинаете с самого утра в понедельник? Я так понимаю, другие дни уже плотно заняты?

 

Мой муж и Рауль, удивленно пожав плечами, заметили, что это прекрасная идея так активно и весело провести понедельник. Пусть дамы отдыхают, ведь от счастливых лиц жен день станет только лучше, да и танго будет более вдохновенным.

 

Тогда никто даже предположить не мог, каким он будет для нас следующий понедельник…

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…