Андрей Дорожкин

Страна :Беларусь

Здравствуйте, уважаемые участники, конкурсанты и читатели! Меня зовут Андрей. Я родился 2 июля 1991 года в деревне Горбовичи Чаусского района Могилевской области, Республика Беларусь. С 2005 по 2007 годы я опубликовал несколько небольших произведений в районной газете «Iскра» (рассказ – «Апошні лісцік» / «Последний листок») и республиканском издании «Настаўніцкая газета» (рассказ «Одна невыдуманная история», эссе «Сказ пра Багдановіча»). После учебы в Белорусском государственном университете культуры и искусств (культуролог-менеджер, 2008-2012; магистр искусствоведения, 2012-2013) и обучения в аспирантуре Республиканского института высшей школы (научная квалификация «Исследователь» по специальности «Теория и история культуры», 2014-2017) стал заниматься исследовательской деятельностью, поэтому публиковал только научные статьи. В настоящий момент я живу в городе Гродно и работаю библиотекарем. В свободное время снимаю видеоролики и буктрейлеры, а также пишу сценарии для короткометражных фильмов и рассказы. Одной из своих историй – «Самый белый танец» – я поделюсь в рамках этого конкурса. Мои герои – обычные люди: возможно, у них не самая яркая жизнь, зато с понятными для всех радостями и горестями, встречами и потерями, буднями и праздниками. Благодарю за внимание и прочтение!

 

Country : Belarus

Hello, dear participants, contestants and readers! My name is Andrew. I was born on July 2, 1991 in the village of Gorbovichi, Chausy district, Mogilev region, Republic of Belarus. From 2005 to 2007, I published several small works in the regional newspaper “Iskra” (the story “Last leaf”) and the republican periodical “Nastaunitskaya Gazeta” (the story “One true story”, the essay “The Tale of Bagdanovich”). After studying at the Belarusian State University of Culture and Arts (culturologist-manager, 2008-2012; Master of Arts, 2012-2013) and postgraduate studies at the Republican Institute of Higher Education (scientific qualification “Researcher” in the specialty “Theory and History of Culture”, 2014-2017) I began to engage in research activities, so I published only scientific articles. At the moment I live in Grodno and work as a librarian. In my spare time I shoot videos and book-trailers, as well as write stories and screenplays for short films. “The Whitest Dance” is one of my stories, and I want to share it as part of this competition. My heroes are ordinary people: perhaps, they do not live the outstanding life, but they have joys and sorrows, meetings and losses, everyday life and holidays which are understandable to everyone. Thanks for your attention and reading!

Отрывок из рассказа “Самый белый танец“

Почти не касаясь ступенек, Миша влетел на второй этаж своей школы и сразу же понял: официальная часть вечера встреч выпускников началась. Актовый зал был в конце коридора, справа от лестницы, и доносящийся оттуда голос Анны Александровны, его первой учительницы, тонул в громких аплодисментах, несмотря на то, что был усилен микрофоном до уровня громовых раскатов первых майских гроз.

Терять было нечего: Миша немного отдышался и решил пробежать оставшиеся несколько метров. В тот момент у него определенно не было грации гепарда, зато его скорости и бесшумному передвижению позавидовал бы любой представитель семейства кошачьих.

 Дверь актового зала заскрипела протяжно и громко, похоронив все Мишины старания и надежды войти незамеченным. В давящей тишине к нему обернулись полторы сотни выпускников разных лет: некоторые долго сверлили взглядом, с явным недовольством, прицыкивая языком и вздыхая, большинство же, к огромной Мишиной радости, вскоре снова направили свое внимание на выступление уважаемого педагога.

– Бесконечно долго можно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет вода и как смущаются взрослые люди, становясь на миг провинившимися школьниками, – с улыбкой сказала Анна Александровна и кивком головы пригласила Мишу на свободные места. Опоздавший прошептал в ответ «благодарю» и взмахом руки показал, что последний ряд, который был ближе к нему, пустует.

– Хорошо. Только не шумите там, на «галерке». Я вижу, что Грачёв к тебе мышью крадется.

На самом деле маневры Димки «Грача», бессменного соседа Миши по школьной парте, не ускользнули от зоркого учительского глаза.

Его бывший одноклассник едва не упирался кончиком носа в потертый паркет, согнувшись пополам и неуклюже лавируя между креслами. Еще через несколько секунд Димка сидел рядом и улыбался так ослепительно, словно перед своей вылазкой успел проглотить один из маленьких прожекторов над сценой.

– Ну, здравствуй. Очень рад, что ты приехал. Сколько уже не виделись? Десять лет, получается?

– Ага. Если не принимать в расчёт один разговор по видеосвязи, – с ухмылкой ответил Миша и крепко пожал протянутую ему руку.

– Рад. Рад, что ты приехал. Ждал встречи из года в год. Наши ведь почти все здесь, в Городке, остались или вернулись сразу же после учебы, как я. Хотя странная штука, Мишаня: живем себе потихоньку, видимся на улицах, здороваемся в магазинах, а поговорить получается раз в год – только тут, в школе, где взрослость наша стирается. Понимаешь? Все заботы и проблемы забываются, а мы вспоминаем, что улыбаться умеем.

– Судя по всему, есть один человек, который не забывал об этом важном навыке, – Миша легонько ткнул товарища в плечо. 

Они негромко засмеялись и практически одновременно приложили пальцы к губам со свистящим змеиным «тс-с-с-с». На галерке должно быть тихо.

– Смех смехом, Миша… Но дают тройной короткий звонок о конце вечера – и никто уже не продолжает разговор после: разбредаемся мы по домам, каждый по отдельности, удобными для себя путями. Возвращает этот звонок нас в зимнюю серую обыденность и холод. Пьяного под душ ледяной поставь – трезветь начнет, вот и с нами почти то же самое происходит. Снова рассудительными становимся, экономными, неулыбчивыми и молчаливыми. А сами ждем нового вечера встреч, хоть и живем друг от друга в паре шагов. Новости о себе самих копим, понимаешь? 

– Грач, ты с Серегой Лысаковым успел пропустить по рюмочке?! В твоем монологе грусть вселенская и тоска всего человечества смешались! – не без удивления прошептал Миша, склонившись к взволнованному товарищу.

 

– Мишань… Так я философский факультет окончил, ты же знаешь! К тому же языком молоть – не мешки ворочать. Хотя и мешки поворочать мне приходилось. Особенно когда убедился, что у нас в Городке каждый второй – философ. Хоть дипломов соответствующих не имеют, но о смысле жизни тебе таких лекций прочтут, что ни Платону, ни Ницше, ни Сартру не снилось.

– А ты хорош, Димка, хорош! Выходит, и гранит науки сгрыз, и мудрость народную впитал…

– Мишаня, ты же никого из наших не видел еще! Сидят, только посмотри, красавцы и красавицы – весь третий ряд заняли. Девчонки щебечут о чем-то своем, хихикают, на парней поглядывают. А парни! Мы вместе вышли недавно на перекур. Взрослые дядьки, а по сторонам озирались всё время, думали, что вот-вот директор из-за угла к ним вырулит с лекцией о здоровом образе жизни! Оля, кстати, тоже пришла. Во-о-он там, отдельно от остальных сидит. Пять, шесть… Седьмой ряд, справа. Видишь? Брюнетка в пушистом свитере.

– А я все это время помнил её огненно-рыжей девчонкой. Интересно, почему люди хотят в себе что-то изменить? – прошептал задумчиво Миша и погладил взглядом знакомые плечи.

– Так ты сам у нее об этом и спроси, – Грачёв вдруг стал абсолютно серьезным. – Она каждый год на эти вечера приходит. Садится где-нибудь в сторонке и глазами тебя ищет. Не знаю, что у вас произошло тогда, на выпускном, но она тебя ждала. Наверное, даже больше, чем я. 

Мужчины замолчали – последняя шутка застряла в загустевшем воздухе актового зала и ничуть не разрядила обстановку.

– А я всё думаю над твоими словами по поводу «сгрызть и впитать», – встрепенулся Грач. – У нас ведь «сладкий» стол каждый класс в своем кабинете накрывает. Не хочешь немного промочить горло, пока здесь место для танцев расчистят? Ты как?

– Давай лучше выйдем ненадолго на улицу… – Миша с показным интересом изучал свои ботинки с проступившими на них узорами засохшей смеси против гололеда. – Анна Александровна речь свою как раз заканчивает.

– … не забывайте своих учителей, которые всегда помнят о вас! А теперь общайтесь и отдыхайте, дорогие наши!

Мужчины отправили в сторону сцены по воздушному поцелую и попятились к выходу. Еще через мгновение они шли по знакомому коридору, ускоряя шаг, чтобы свернуть на лестницу раньше, чем за их спинами смолкнет печальный всхлип несмазанных дверных петель.

* * *

Товарищи спустились со школьного крыльца и переглянулись. Если бы с ними был кто-то третий, то он сразу бы понял: и Дима, и Миша не знают, как продолжить разговор. 

– Значит, ты был прав, Философ! – первым сдался Миша. – Выходим из школы и, погружаясь в водоворот обыденности, становимся неразговорчивыми.

– Теперь понимаешь о чем я? – глаза Грача, который искренне обрадовался тому, что они смогли прервать затянувшуюся паузу, заблестели. – Курить-то будем?

– Я подышу рядом. Ты расслабляйся, Грач!

Дима начал хлопать по карманам в поисках пачки сигарет, успев показать Мише в сторону школьных ворот.

– Ты только глянь! Что там происходит? Вон там, парень в черном пальто. Он что делает?

– Вроде, курит…

– А еще? Он снежинки ловит и рассматривает? Чудной, тебе так не кажется?

– Я тебе больше скажу: он еще и танцует. И, заметь, достаточно неплохо. 

– Вот же чудо на ножках. И он здесь очень кстати: сигареты я нашел, а зажигалку-то мне Лысаков после перекура не вернул. Эх, руки его загребущие! Молодой челове-е-е-ек! – Дима начал махать руками, стараясь привлечь внимание прохожего, окончательно словившего ритм миллионов плавно кружащихся мушек в белых ночных рубашках.

«Если парень его сейчас не услышит, – подумал Миша, – Грач точно взлетит. И всё… Не увидимся еще лет десять».

Однако одинокий танцор их услышал, а точнее, увидел чересчур активную жестикуляцию и снял наушники. Он ткнул себя в грудь указательным пальцем, поддерживая беззвучный разговор: «Это Вы мне?».

– Добрый человек, нам бы прикурить! Душу согреть этим морозным вечером да поддержать угасающий разговор! – не дожидаясь ответа, закричал Грач и, хватая товарища за рукав куртки, заскользил к выходу со школьного двора.

– Спасибо, добрый человек! – закусив сигарету, промямлил Грач и склонился над пляшущим огоньком зажигалки. – Выручил!

– Не за что! Не мерзните и не теряйте нить дружеского разговора! – ответил парень и спустя несколько секунд растворился в молочно-белом хороводе. Миша был уверен: совсем скоро их случайный собеседник с детским восторгом продолжит рассматривать маленькие кристаллики у единственного в Городке светофора, который уже искал тремя разноцветными глазами пешехода в черном пальто.

 – Вы уже уходите?

Миша вздрогнул: этот неожиданный вопрос, который уткнулся в его затылок, словно холодное дуло пистолета, был адресован именно ему. Медленно обернувшись, он встретился взглядом с Олей: девушка быстро смахнула рукой капельку из-под левого глаза.

– Увидела в окно, что вы сломя голову бежите куда-то. Подумала, ты снова уйдешь по-английски…

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (15 оценок, среднее: 4,87 из 5)

Загрузка…