Алёна Змитер

Страна: Беларусь

Меня зовут Алёна Змитер. Я театральный режиссер и актриса, но постоянно пробую себя в разных жанрах искусства: в живописи, иллюстрации, литературе и поэзии. С самого детства люблю создавать что-то своими руками, так в последне время увлеклась созданием арт-буков на собственные произведения. Хочу поделится некоторыми своими произведениями с вами, так как мне кажется, что что-то в них есть.

Country: Belarus

My name is Alena Zmiter. I am a theater director and actress, but I constantly try myself in different genres of art: painting, illustration, literature and poetry. Since childhood, I love to create something with my own hands, so lately I have become interested in creating art-books for my own works. I want to share some of my works with you, because it seems to me that there is something in them.

Отрывок из сказки “Сон и Явь

Было определено, что изгнание котов состоится послезавтра.

 

— Этих сумасбродных котов нужно гнать прочь! Помяните мои слова! 

— Ай иди ты, надо объявить им бойкот! Ни еды! Ни воды! 

— А может их того… 

— Сам ты того, вон их выкинуть! — кричали взрослые наперебой, не слушая друг друга.

— Ну как так, как так! — тикали бабули. Они расселись стайкой разноцветных платков на лавке у забора и досадно покачивали головами. — Никогда такого не было! Как так? Как так?! Ах… Ох… И с чего они вдруг… как так, как так!

 

Только баба Тася молчала, слушала. Бабу Тасю все уважали: она была самая старшая. Невысокая, вся из морщинок, как старенькая треснутая ваза. Жила на окраине деревни, в голубом домике. Рядом с ее домом стоял колодец, а в нём — самая вкусная вода. Поговаривали, что живая. Стоило сделать глоток, и тебя будто сама земля умывала, очищала от всего ненужного.

 

Когда все подустали спорить, баба Тася встала с крыльца и в звенящей тишине прошла к двери. Все затаили дыхание и насупились. Зашептались деревья. Где-то качнулся звук коровьего ботало. Солнце выплыло из перины облаков и бросило на землю синюю тень, как будто расписалось на картине под названием “Люди не знают как быть”. Баба Тася задержалась у порога, вздохнула и скрылась за тяжелым скрипом двери. В воздухе застыло отдалённое шарканье старых калош.

 

****

 

В то лето не было в деревне никого, кто наслаждался бы жизнью больше, чем Полина и Егор. Так было хорошо и спокойно, что порой аж скучно! Приключений, что раньше таились за каждым углом, становилось всё меньше. А так хотелось быть героем, особенно Егору.

 

Порой, лёжа на траве, он представлял себя орлом, который галочкой замирал где-то в безграничной синеве неба и следил за порядком, чтобы никто чужой не рыскал в огородах, не воровал черешню или не угонял велосипеды. 

 

Но пока всё его геройство заключалось лишь в том, что Полина оставалась целой и невредимой. У Полины же планы были совсем другие: ей ни в коем случае нельзя было задерживаться на одном месте дольше секунды, потому что вокруг было столько всего: и улиточное королевство, и яблоки, и куры, и собаки, и качели, и целый горизонт.

 

И каково было бы ваше изумление, если бы в один день жизнь в деревушке перевернулась с ног на голову — и всё из-за обычной кошачьей драки! Такого не может быть, скажете вы, чтобы из-за обычной драки обычных котов?! О да, и вы будете правы, не смею спорить. Только позвольте уточнить, что это были не совсем обычные коты. 

 

****

 

Звали их Сон и Явь. Явь была чёрной изящной кошкой с холодным, спокойным взглядом и небольшим белым пятнышком на груди. Она, как это принято у кошек, была сама по себе, немного отрешённая и задумчивая. Сон же был абсолютной противоположностью: он был белым, пушистым и очень общительным котом. Стоило кому-то почесать его за ушком, как он начинал тянуться во все стороны: то лапами, то хвостом, то грудью, на которой также красовалась жирная точка, только чёрная. 

 

Никто не знал, как и откуда появились в деревне Сон и Явь. А те, кто знал, давно ушли вглубь времён. Коты были здесь всегда и жили в полном согласии. Они не принадлежали никому и в то же время жили у всех: навещали каждого жителя деревни и получали свои угощения. Пока однажды не случилось такое, о чём потом гадали многие. Догадки превращались в невероятные слухи, слухи стали местной легендой, но всё так и осталось тайной. 

 

****

 

Неизвестно из-за чего, но Сон и Явь поссорились. Не просто поссорились, а подрались. Подобно песчаной буре они пронеслись по просёлочной дороге, оглушая всех неистовым рёвом. Пыльный ком, из которого подобно кинжалам мелькали когти и хвосты, сносил все на своём пути. 

 

Вся деревня высыпала на улицы. Детишки поприлипали к окнам. У всех в эту минуту по спине пробежался холодок и сковало горло. Всё вокруг онемело. Даже ветер скрылся за лесом. Если вы чувствовали когда-нибудь, как время застывает, тогда вы понимаете, о чём я говорю. Да, это были ужасные мгновения, которые даже врагу не пожелаешь пережить.

 

Клянусь, никто и никогда вам не расскажет об этом происшествии, потому как все хотят вычеркнуть это воспоминание. Но я здесь для того, чтобы рассказать вам эту историю от начала и до конца.

 

***

Итак, поначалу жители деревни попытались отмахнуться от нарастающей тревоги и забыть неприятное событие, но не тут-то было. В ту самую ночь после драки никто в деревне не смог заснуть. На утро жители обнаружили, что весь урожай погиб, коровы заболели, куры притихли, лошади нервничали и даже псы забились в будки. А потом ещё и погода стала непредсказуемой: то ливень столбом, то невыносимая жара выжигает всё живое, то ветер ломает деревья и сносит крыши, а то и вдруг посреди лета снег метёт. Спокойствие покинуло деревню.

 

Какие только столичные учёные не приезжали — всё заканчивалось одинаково: они разводили руками, почёсывали затылки и говорили, что это природная аномалия. 

 

Был один дядечка, который утверждал, что коты тут ни при чём: это над деревней зависла летающая тарелка. Пришельцы хотят выйти на связь и отправляют знаки в виде аномалий. Ученый заявил, что знает, как общаться с жителями другой планеты, взял несколько странных приборов и полез на ближайший высокий явор. Просидел там, пока в соседнее дерево молния не шандарахнула. Тогда он слез, что-то пробормотал про плохой сигнал и поспешил удалиться. 

 

Так продолжалось долго, а ведь лето было в самом разгаре. Сон и Явь бродили поодиночке и изредка зловеще зыркали друг на друга. Когда Егор и Полина подслушали взрослых, которые решили изгнать котов из деревни, а то и убить, то оба почувствовали: наконец-то начинается настоящее приключение. Геройский дух снова воспрял в детских сердцах.

 

***

 

В поле, недалеко от дома бабы Таси, лежал ствол старого явора. Много чего он повидал на этом свете и много о чём молчал. Вместо кроны — дрожащие голые ветви, да и корни его совсем иссохли. А как известно, все деревья общаются между собой посредством корней. Они передают сообщения с помощью импульсов и, так как корни разрастаются на много километров вокруг, то глубоко под землёй находится огромная переговорная сеть — потому деревья знают практически всё на свете. Но этот, когда-то могучий великан, потерял свою связь и одиноко лежал на траве, день за днём провожая солнце. 

 

Если вы думаете, что деревья умирают, то это не так. У них такая хорошая память, что с её помощью, они могут оставаться живыми очень долго, даже если из них сделают мебель. Попробуйте: сядьте на деревянный стул, внимательно прислушайтесь и вы поймёте, что он хранит столько воспоминаний, будто сама земля. Так что старый явор радовался, когда Егор и Полина приходили на нём посидеть. Они усаживались на него, будто на спину огромного деревянного дракона и пускались в полёт собственных игр и фантазий.

 

Но сегодня явор насторожился: дети были сосредоточены, потому что искали решение, как спасти деревню, а самое главное — как оставить в живых таких замечательных котов.

 

— Может, спрятать их подальше от взрослых? — прощебетала Полина.

— И что? Им потом вечно прятаться? Не подходит. Да и они не согласятся. Они же сами по себе, гуляют, где хотят… —  задумчиво сказал Егор и начал ходить взад-вперёд.

— Может, их нужно не прятать, а играть с ними в прятки? Я люблю играть в прятки.

— Ты же не можешь играть с ними вечно!

— Конечно, могу. Это моя любимая игра. Когда я вырасту — стану специалистом по пряткам, — важно заявила девочка.

— Не подходит.

— Ах! А может…

— Не подходит! — резко ответил Егор и сел на нагретый солнцем ствол явора. 

 

Полина нахмурилась. Она была совсем крохотной на фоне огромного дерева, а когда обижалась, становилась ещё меньше.

— Полина, ну ты чего? 

— Из-за этих котов все ссорятся, даже мы… —  она скрестила руки на груди, и её щёчки надулись ещё больше.

— Точно! — вдруг вскочил Егор. — Поля, ты гений!

— А что это?

— Очень умный человек.

— Правда? 

— Правда. Мы должны их просто помирить, — просиял Егор.

 

***

 

Но это оказалось непросто, совсем непросто. Во-первых, потому что никто не знал, что же все-таки произошло, а говорить коты не хотели, только носы воротили друг от друга. Во-вторых, как только их пытались развести по разным углам деревни, надеясь, что со временем кошачий пыл угаснет, их все равно притягивало друг к другу как магнитом. 

 

Напряжение росло. Шипела вся округа. Подобно струнам зловеще напрягались кошачьи усы, шерсть вставала дыбом. Кто же знал толк в таких разногласиях и мог дать дельный совет? Единственные, кто пришел детям на ум были собаки. Тогда они решили спросить у них!

 

***

 

— Ну, мы это… Стараемся не ссориться — сказал Крутёлкин и, завидев проезжающий мимо велосипед, давай наворачивать бешеные круги на цепи и лаять что есть мочи. Как только велосипед скрылся за ближайшим кустом, пёс резко замолчал и сел на задние лапы. От вихря, что он устроил, вся его чёрная шерсть покрылась пылью, но Крутёлкин продолжил как ни в чём не бывало. — Мы это… мы, собаки, зазря не ругаемся.

— Ага, ну точно, — на крыльцо выбралась маленькая белая дворняжка Булочка. — Это мы-то не ссоримся! Ой, не слушайте вы его. Что ни встреча, то погром. Как начнут кусты делить, да друг на друга не так посмотрят, только потом и разнимай. Кобели. 

— Ты это, ты ничего не понимаешь, лохматая, — огрызнулся Крутёлкин.

— Ага, на вас потом костей примирения не оберёшься, — не унималась Булочка.

— Костей примирения? — переспросили дети.

— Ага, это такие кости, их собаки на всякий такой случай в укромных местах закапывают. Чтобы двух псов примирить, они должны с двух сторон эту кость обглодать.

— Ой, а у вас такой косточки не найдётся? — спросил Егорка. — Нам очень нужно!

— Не, это, у меня, это, такой нету… — Крутёлкин опустил глаза и резко занялся своей лапой.

— Ага, ишь ты какой! — тявкнула Булочка. — Да у тебя тут в каждом углу по десятке зарыто. Жмот! А ну-ка, делись, тебе они на кой, ты ж на цепи!

— А вдруг что, это, вдруг… 

 

Брови Булочки сомкнулись над черными ягодками глаз, которые зловеще заблестели. Внутри у неё включился какой-то моторчик и шёрстка на холке немного встрепенулась.

— Это, что ты, это, даже поразмыслить там, прикинуть нельзя что ли? —  потупился пёс и нехотя завернул за угол сарая. Крутёлкин повозился там, вытащил большую холодную, как нож, что должен разрубить узел ссоры, кость и отдал детям. — Только это… с двух сторон обглодать…обязательно, это как там его…

— Древний собачий обычай, — подхватила Булочка.

 

Пока Крутёлкин кружился на цепи, истошно лая на очередного прохожего, дети спешили к котам. Егор крепко сжимал в руке священный артефакт, пока Полина щебетала о том, какая она умная:

 

— Вот же все обрадуются, когда узнают, что я Гена!

— Не Гена, а гений. Гена — это имя такое, — сосредоточенно и деловито поправил Егорка. — И мы вместе это придумали.



Но древний собачий обычай не помог! И правда, на что они надеялись, предложив котам кость из собачьей пасти! Сон и Явь поглядели на кость, на детей, друг на друга — и разошлись по углам двора.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 1,00 из 5)

Загрузка…