Алтынай Темирова

Страна: Кыргызстан

поэт, драматург, переводчица

Родилась  1960-г. в  долине Аксы.

1990-г.окончила Литературный институт им. М.Горького в г.Москва.

Член Союза Писателей, Пен-Клуба, Союза Кинематографистов КР и Евразийской творческой Гильдии.

Лауреат литпремий: Союза Писателей КР “АЛТЫН  КАЛЕМ”, им. “Барпы”, им. “Токтоболот  Абдумомунова”. Главный победитель и лауреат нескольких международных литературных конкурсов, получил Дипломы межд.тюркоязычного конкурса переводчиков “Ак Турна-II”, Иль-Тумэна Саха-Якутии, международной премии ИСП  им. “Вл.Набокова” и “Антуана де Сент Экзюпери”. Награждена международной золотой медалю Конгресса Женщин КР “За лидерство” и юбилейной медалью Интернационального Союза писателей.

Автор нескольких ярких сборников, в том числе четырёх пьес поставленных в больших драматических театрах республики. Две из них в “Золотом фонде” КТРК (Национальное ТВ и Радио КР) Сценарист и автор текста одного телесериала ( на КТРК) и двух документальных фильмов, снятых в студии “Кыргызфильм” им.Т.Океева имевший большой общественный резонанс. Активно печатается и переводятся на другие языки и сама тоже переводит лучших зарубежных авторов.


Country: Kyrgyzstan

She was born in 1960 in the beautiful Aksy valley.

Graduated from the Gorky Literary institute in Moscow.

Member of the Writers Union, Pen-Klub, the Union of Cinematographers of the Kyrgyz Republik and member of the Eurasian Creative Guild.

Winner of several international competitions and festivals, laureate of  awards: “Golden Pen”, named after  “Barpa”, “T.Abdumomunov”, international gold medal “For Leadership”, jubilee medal of the international Union of  Writers. Received Diplomas of the international Turkic-Language competition of translators Ak-Torn- II, Il-Tumen Sakha-Yakutia, international prize in poetry  names after V.Nabokov, named after Antoine de SaintExupery, ets. She is the author of several outstanding collections, including four plays staged in large drama theaters of the republic. Two of them are in the “Golden Fund” KTRK (National TV and Radio). She actively publishes and translates into other languages and herself also translates the best foreign authors.


Отрывок из мини-повести “Поющий ветер”

Гудящий, звонкий, не унывающий – никогда не останавливающийся, никогда не прекращающийся  ветер…

Взъерошенное дитя лет пяти-шести – лучший слушатель этой вечной мелодии в широком поле у подножии гор, где растёт только высокая степная трава чий*. По-детски наслаждается мальчик его заунывным свистом и  шепотом ветра в своих ушах и перестаёт чувствовать свое одиночество. Он садится на краешек невысокой скалы, свесив ноги, смотрит неустанно куда-то вдаль.

Сорвав из густого заросля чия – веточку, обмахивая им, прогоняет назойливых мух, которые так и норовят сесть на его ранку на подбородке.  

Там, в том пространстве куда  он смотрел, почти не было видно той,  заветной старой дороги, исчезающей  куда-то, извиваясь змеей по подножию гор. Но, он  все равно  сидел и глядел туда, ожидая чего-то очень радостное для себя. Об этой тайне в его жизни  никто не знал, кроме мамы. Она, иногда посматривала на него из окна и огорченно  шептала про себя: “Все  ждет, тоскует…”.

По  утрам, после скудного  завтрака мать одевала его в старую-престарую  куртку, облатанную вовсю и потускневшую, да так, что невозможно было теперь угадать какого она  цвета. Одно только радовало – она имела по бокам карманы. Когда она говорит: “теперь поиграй”, сын засовывал  руки в карманы и ступая важно,  уходит не спеша на улицу, походит взад-вперёд, побегает, попрыгает и приходит на это место, садится и глядит на дорогу…

Время от времени, нащупывая одной рукой в кармане засохший курут*, кладет в рот и посасывает, перекатывая его от щеки к щеке,  пока он весь не растворится.

Как-то раз, он положил в рот “нават”* целиком, как курут. А он застрял в его маленьком рту, стало больно и он начал плакать навзрыд. Еле  вытащили. Тогда он узнал, что тот медленнее тает во рту, чем курут… Еще, как-то раз задумал он для себя забавную игру. Нашёл возле дома затейливую маленькую фанеру, похожую чем то на музыкальный инструмент. На его вверхний удлиненный уголок завязал проволоку, а другой конец завязал на противоположную сторону.  Ещё две проволоки и  получился трехструнный музыкальный инструмент. Начал на нем играть: “дзин-зын, ди-дин, дзин!..”.  Мама как увидела это, так обрадовалась  и удивилась – талант! Решила его  свести с местным комузистом.

Положила в полинявшую матерчатую суму – немного сладости и пачку чая и они отправились к нему: “Попроси у него один комуз, ведь он смастерил их много…” ,  говорила она своему отпрыску по дороге.

– Мама сказала, что вы дадите мне комуз, если у вас есть, – говорил наученный ребенок. Старик лежал на постели и почему то все время молчал. Вместо него отвечала его белобровая старушка, сидевшая рядом с ним:

– Ах, бедный мой!.. Видишь, дедушка давно болен, он почти не встает с постели… Давно перестал мастерить… То что до этого было, он раздал, даже себе не оставил, – с досадой говорила она.

Отвернувшего с грустью мальчика, ей стало жалко. 

– Дитя, постой?.. Я сейчас… – она подошла к аккуратно, высоко убранным у стены джуурканам* и засунув  руку меж ними, вытащила оттуда обмотанную в старый платок вещь, развернула и протянула ему. 

– Это “малый комуз” сделано из горной арчи*. Тебе он подойдет, маленький… Бери… Только,  гриф его сломана, поэтому-то,  его никто и не брал до сих пор… Я и забыла про него! Хорошо что вспомнила… На, бери, наклеишь и он будет как новый…   

Мальчик и мама починили комуз. Также, мама дала надежду сыну, что когда отец вернется за ними, он будет учиться в школе, где  научат играть на струнах…

В горах погода часто меняется, бывают частые дожди. В такое время малыш бежит домой.  В доме, где они  сейчас живут тоже дует ветер. В щелях окон этого старого дома ветер чувствует себя как в поле – свободным.  Малыш, теперь смотрит в окно, и ему представляется, что он всё еще в поле…  Этот дом для их семьи – временное пристанище, пока в их жизни – непогода. Отец, перед тем как  уехать в город в поисках  заработков,  трудился здесь несколько месяцев у одного местного зажиточного мужика… Его  заработков не  хватало на жизнь, ещё и сам остался по уши в долгах. Поэтому-то, он и оставил  семью здесь  под  залог. Теперь его мама работает бесплатно, лишь бы прокормить малыша и его братьев – двойняшек. А малышу всё кажется, что отец вернётся той же дорогой, по которой уходил и смотрит в ту сторону.

                                                             ***

В это же время, далеко отсюда, в затерянном  горном городишке  жила его бабушка – вдова старого фронтовика. Она была очень сильная женщина, с характером, и чуть-чуть  хромала на одну ногу; говорили она когда-то упала с коня, видно бабка в молодости была лихачкой!.. Поэтому, за  глаза  все её называли  “хромой”, поскольку  имени её никто уже и не помнил. Она, в силу своего характера, занималась стройкой дома. Заготовила все материалы сама. Месила глиняное тесто и лепила его, как ласточки лепят свое  гнёздышко. Это ремесло она освоила, когда каждый год ездила на юг к сестре в гости, наверное насмотрелась там… А здесь, в ее маленьком домишке уже тесно, вот и взяла инициативу в свои руки. А то, у сына уже семья, внук родился, да и  старшая дочь с непутёвым зятем кочуют где придется, без крова.  Бабка решила расширить свой дом сама.   

Единственный сын работал киномехаником, дома бывал  редко. Все время ездил и показывал сельчанам киноленты. Жена его молодая  с маленьким ребенком в руках занималась домашним хозяйством. От неё, как от  строителя – мало толку.

По велению свекрови она  каждый день варила  на большом казане  просо. Из него бабушка делала отменное  варево – “бозо*”. Этот напиток  получался вкусным и крепким.  Сюда  приходили почтенные мужики пить “бозо” – отдыхать и расслабляться…  А она пользовалась их  слабостью  в свою пользу…     

Еще одним оружием ее была – приглянувшаяся им вторая дочь…  Она как японская гейша с невозмутимым видом, улыбаясь угощала гостей щедро  наполненной чашей пенистого, густоватого персикового цвета напитка, наливая  один за другим…  и сопровождая  нежным голоском:

 – Берите, пейте на здоровье!

Этот благородный напиток  “бозо” сам по себе безобидный и безвредный, поскольку все в нем натурально… только, от него человек быстро хмелеет и сильно тянет ко сну…  Решившиеся расслабляться мужчины выпивали без расчета и падали в сон там же, где сидели. Старушка с дочерями  вот так зарабатывали деньги на жизнь.

Пока она их поила, “хромая” с младшей дочерью успевала на их конях съездить в находящуюся поблизости охраняемую зону в ложбине горы и оттуда привести дешевые бревна для строительства дома.

У такой  шустрой бабушки  старшая дочь была в заложницах в какой-то богом забытой деревушке…  Зять не годился этой “хромой” старушке  даже в подмётки!

Она, будто чувствовала  беду… или от кого-то еще слышала?.. Однажды вечером, она  сказала сыну с досадой:

– От “того”…  как  уехал ни слуху, ни духу… опять по старой  привычке оставил ее где-нибудь  с детьми…  Говорят, он  где-то здесь, в городе…  видели его…  не  зря  он  прячется…  Езжай, привези  сестру!  С малышами ей очень трудно сейчас!.. Бедная  моя!..

И который раз заново вспомнила она, как в прошлом году все та же  старшая дочь заболела и легла в больницу, а её непутёвый муж раздал всех малышей по своим родственникам как маленьких щенков!… Сам то он не мог всего на десять дней ухаживать за детьми – паршивец!.. Разлученные малыши скучали не только по маме, но и друг по другу. Он даже не подозревал об этом. В самом то деле трудно привыкать детям к чужой семье, они чуть не истощились бедные. А могли и заболеть! Бабке пришлось самой ездить по разным селам собирать детей.  

В этот вечер сын “хромой” старушки молча слушал все стенания матери. Он как и мать был  с характером. Всегда умел найти выход из любого трудного положения, бабка это знала и всегда положилась к нему.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (92 оценок, среднее: 4,50 из 5)

Загрузка...