Александр Казарновский

Страна : Израиль

Родился в Москве в 1951. В 1973 закончил московский пединститут. Переводил стихи Роберта Фроста, Джеймса Джойса, Г. Честертона, Г. Лонгфелло, немецких поэтов-романтиков, а также современных английских и американских поэтов. Печатался в разных издательствах. В 1993г. репатриировался в Израиль. Регулярно публикуюсь в газете «Новости Недели» и на русскоязычных сайтах. В 2005 г. вышел мой роман “Поле боя при лунном свете”. Осенью 2005 года выпустил книгу очерков “Расправа”. В 2011 году вышел мой роман “Четыре крыла земли”. Мои стихи, очерки, пьесы и рассказы выходили в сборниках “Лимонник”, а также в альманахе “Самое главное чудо” и других альманахах, выпущенных “Издательским домом “Helen Limonova” В “Новом журнале”, в США скоро выходит моя повесть “На стенах твоих поставил я стражей”, а в “Новостях недели” повесть “Война план покажет”. На сегодняшний день продолжаю писать стихи, прозу и очерки и надеяться на то, чтобы все, о чем мечтают герои моих романов, однажды стало явью.

Country : Israel

I was born in Moscow in 1951. In 1973 I graduated from a teachers’ college. I translated verses by Robert Frost. James Joyce, G.K.Chesterton, H.Longfellow, German Romantic poetry, and modern American and British poetry. In 1993 I emigrated to Israel. My short stories and essays are published regularly in newspaper Novosty Nedeli (The News of the Week) and in Russian sites. In 2005 my novel Battlefield in the Moonlight was released. In autumn 2005 my book of essays Crackdown was published. In 2011 my novel Four wings of the Earth was released. My poems, essays, plays and short stories have been published in miscellanies Limonnik, Limonnik-2, Limonnik-3 etc., in almanac The Main Miracle and other almanacs by Publishing House “Helen Limonova”. My long story I’ve put the guards on your walls will be published soon in Noviy Zhurnal (The New Journal) in the USA. Another long story, the War will Show the Outline, is going to be released in an application to Novosty Nedeli . Now I am going on to write poems, prose and essays and hope for turning into reality all the dreams of the people I write about.

Отрывок из сборника стихотворений

ХУДОЖНИК УСНУЛ

Художник уснул. И мольберты уснули и кисть.
И рук его кисти, как кисточки винограда
Повисли над миром. Глаза его в ночь унеслись.
Их гладят далеких краев теплота и прохлада.
Художник уснул. И в густых сновиденьях своих
В дремучих, гремучих, горячих и горьких виденьях
Он видит, как мечутся образов странных рои.
Он их собирает – цепочки невидимой звенья.
И как-то под утро он в дреме увидит черты
Лица, чей портрет лишь ему от рожденья заказан.
Лица красоты невоспетой, такой красоты,
Что Бог не желал сотворить, а художник обязан.
И весь тот сумбур, что во сне ему встретить дано,

– И весь ералаш, что нагрянет в горячке дремотной,
Все лишь для того, чтоб лицо только это, одно,
Когда-нибудь вышло из сна и пришло на полотна.

 


 

ПЛАЧ ТИРЕЯ ПО БЕЗВРЕМЕННО УМЕРШЕЙ КНЯЖНЕ, ПЛЕННИЦЕ ЕГО ГАРЕМА

 

Все так же, как было два года назад,

До дней опьяненья, до встречи с тобою,

Тюльпаны растут, минареты стоят,

Нахмуривши лбы под чалмой голубою.

Все после конца – как тогда, до начала.

Как в сказке, я осенью встретил весну.

Но жизнь твоя, сказкой на солнце блеснув,

Стекает,

                стекает,

                                 стекает,               

                                               стекает,

                                                                стекает…

                                                                                      Упала!

 

И вот я – смешной, одинокий старик.

Дрожат предо мною; тебя позабыли.

Застыл в равнодушии солнечный лик.

Трещит соловей, словно ты не в могиле1

С тех пор, как тебя, моя радость, не стало,

Один лишь фонтан меня может понять.

Вон капля бежит… Навернулась опять –

Стекает,

                стекает,

                                 стекает,               

                                               стекает,

                                                                стекает…

                                                                                      Упала!

 

А в кольцах улитки – сомнения яд.

Догадка порой надвигается тучей –

О Боже! А вдруг это я виноват7

И в клетке тебя я, лаская, замучил?

Мне страшно! Как тягостна Божья опала!

Скорее, забвенья, забвенья, фонтан!

Смотрите, как плачет ваш доблестный хан!

Стекает,

                стекает,

                                 стекает,               

                                               стекает,

                                                                стекает…

                                                                                      Упала!

 

Ваятель – колдун! Этот мрамор – живой!

Вот губы, глаза…  Только грусть и усталость

В глазах… только губы кусаешь порой,

Как в ночи, когда без любви покорялась.

И вновь моя страсть, словно волны о скалы,

О грусть твою бьется. В ответ ей слеза,

По бледной щеке твоей тихо скользя,

Стекает,

                стекает,

                                 стекает,               

                                               стекает,

                                                                стекает…

                                                                                      Упала!

 

КОРРИДА


Дышит арена.

Шпага тореро – 

В бок быка!

Перейден Рубикон.

На горящем блюде

Мечутся люди, 

Убивающие быков.

Рев рядов – 

Яростный Зов.

Промах! Мимо!

Решает миг!

И в этом гаме

Вдруг рогами

в тело тореро

Раненый бык…


Бой окончен. Пылают люстры.

Ты отведал моих рогов.

И орут на трибунах люди,

Убивающие быков.

В веселящей их луже крови

Ты лежишь у моих копыт.

Волосок на виске дрожит.

Ты прости, что сменились роли.

Только что я скакал по кругу,

Как надутый футбольный мяч,

А теперь ты растерзан, друг мой.

Я – кормилец твой и палач. 

Не сердись на меня, не надо!

Вот лизну я тебя в висок,

Чтоб вернулся в родное стадо

Тот отбившийся волосок.

Что я знал? Молоко да сено.

Ты – людей и вино… Прости,

Я и сам не уйду с арены,

Мне они не дадут уйти.

С ног собьют – и в затылок нож.

Человечье и бычье тело.

Зря, конечно, я это сделал –

Пусть меня, а тебя за что ж?

Но пойдут по домам другие – 

Те, чья радость -чужая смерть,

Кто на нашу с тобою гибель,

Заплатив, пршел посмотреть.

И пойдут дорогою буден,

Повседневностью площадей,

Просто люди. Простые люди, 

Убивающие людей.


 

ОтветитьПереслать



 

 

 

МАУГЛИ

Черного паруса
Небо подобие.
Мы просыпаемся
В чащах со злобою.
Краскою черною
Пачкает тьма углы. 
Мы обреченные –
Маугли! Маугли!

Дети рычащих мы,
Внуки похищенных.
Выросли в чащах мы,
Стали мы хищными.
Хлопаем веками 
На четвереньках мы.
Нет, нам вовеки не
Стать человеками!

Чащи сплошной покров
Ночи черней навис.
Что нам волнует кровь?
Ненависть! Ненависть!
Внуки похищенных,
Дети увечных, мы
Стали волчищами!
Нам – человечины!

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 2,50 из 5)

Загрузка…