Темирбек Джолдобаев

Страна : Кыргызстан

Писатель, автор нескольких поэтических и прозаических произведений, член Евразийской творческой гильдии, а также Союза писателей Кыргызской Республики.


Country : Kyrgyzstan

The writer, the author of several poetic and prose works, a member of the Eurasian Creative Guild and the Writers’ Union of the Kyrgyz Republic.


Отрывок из исторической повести ” Актоко “

*  * *

В один из самых тревожных дней люди рода бакы-багышан из племени солто собрались неспроста. Сегодня они решили провести у входа в урочище Мин-Токум  тулёё – жертвоприношение. Ещё вчера молодые джигиты на своих скакунах объездили всех жителей волости, начиная от Кара-Балты, до волости тулеберди. И вот сегодня мужчины и женщины на лошадях с самого утра потянулись и с востока, и с запада к назначенному месту.  Оомат с Актоко тоже приехали. Аксакалы и ещё некоторые из наиболее уважаемых людейпытались утихомирить самых горячих и дерзких джигитов, рвавшихся в бой:

– Подождите, не горячитесь зря! Наберитесь терпения! Думайте об остальных! Будьте благоразумными, рассудительными! Ну, убьёте вы сегодня одного русского, а завтра за ним придут тысячи со скорострельными  ружьями!.. – увещевали они молодых.

По древнему обычаю люди принесли в жертву яловую кобылицу. Прочли общую молитву, посвященную всем почившим мусульманам, пророкам, святым. Молились люди Аллаху, просили его вернуть живыми и здоровыми тех, кого угнали вчера…

Аксакалы, усевшись полукругом, обсудили ситуацию, и пришли к единому выводу: послать несколько аксакалов во главе с Джусупбаем в  село Беловодское к русским властям. До них дошёл слух, что из Ташкента приезжает генерал Куропаткин.

…В это время на взмыленном коне снизу прискакал гонец. Весь вид его выражал ужас, казалось он готов бежать впереди своего скакуна, чтобы успеть предупредить своих сородичей о смертельной опасности. Не спешиваясь, бледный, он выкрикнул, привстав на стременах:

Оо, родичи! Бегите! Бегите в горы! Иначе погибнете! Люди добрые! Бегите, прячтесь! Снизу едут сорок-пятьдесят русских солдат, у всех – винтовки! У них есть приказ: убивать всех кыргызов по пути. Бегите! Бегите все! Идите  в горы! Они уже дошли до середины пути, скоро будут здесь!..

О мясе зарезанной кобылы никто уже не вспоминал. Все испуганно и растерянно молчали, только несколько малых детей заплакали от  страха.

Актоко молча вырвала из рук мужа уздечку гнедого скакуна, и пока  Оомат опомнился, мгновенно оказалась на седле. Конь ошалело закрутился на месте, грызя удила, затем, направляемый уверенной рукой наездницы,  рванул вниз по склону. Оомат, ещё не понимая, что происходит, вскочил на коня Актоко и пустился за ней. Сбруя её коня была украшена цветной бахромой, седло покрыто замшевым чепраком необычайной белизны. На шее коня позванивали серебряные украшения. Несколько джигитов поскакали вслед за ними.

На поджаром гнедом коне  Оомата в мгновение ока Актоко ушла далеко от всех. Скакун легко перемахивал через глубокие рвы, овраги. Когда она ударила коня камчой, от неожиданности скакун взбрыкнул, и белый платок, слетев с её головы, как птица, плавно упал среди людей. Длинные русые косы Актоко обычнообернутые вокруг тонкой талии, расплелись и,растрепавшись на ветру, как языки пламени, колыхались позади, смешиваясь с хвостом скакуна. Актоко, слившаясяс конём в единое целое, напоминала струю горного водопада, яростно  падающую с высокой скалы. Перед глазами юной женщины, летевшей, как стрела,стояли безвинно убиеные приставом Грибановским отец и мать, безмолвно идущие по пыльной дороге люди… Слёзы холодили её разгорячённое лицо. Она скакала и плакала, плакала и скакала….

Несколько десятков солдат на конях издали заметили необычную всадницу и чуть поодаль от неё нескольких джигитов, оторвавшихся от большой группы кыргызов и нёсшихся сверху во весь опор. По приказу командира солдаты сошли с коней и с ружьями наперевес выстроились в шеренгу. На расстоянии полёта стрелы Актоко соскочила с коня,  пройдя шагов десять, заливаясь слезами, с распущенными, достигающая до земли русыми волосами, как сошедшая с небес сказочная фея, опустилась на колени:

Стреляйте!.. В меня стреляйте первой!  Убейте вначале меня, а затем, застрелите тех людей! Я – дочь Степана, убитого Грибановским. Он застрелил и мою мать!.. Я – сноха кыргызов!.. Эти людини в чём не виноваты!.. Не трогайте мой народ!..

Слова юной простоволосой женщины громко звенели в воздухе. Она встала и прямо взглянула в глаза солдат, в дула их ружей.

Эти слова Актоко прокричала по-русски. В это мгновение прискакал  Оомат и соскочив с коня, тоже встал рядом с Актоко. Не ожидавшие такого поворота событий, солдаты растерянно, молча ожидали приказа. Молоденький офицер, поднявший было свою саблю, чтобы дать приказ стрелять, тихо опустил своё оружие. Солдаты не дыша, ожидавшие приказа стрелять, начали опускать  винтовки…

ЭПИЛОГ

Актоко  в юрте кормила грудью своих близнецов-мальчиков. После тех событий прошла осень, затем зима, жить стало спокойней. Каждый из семей, кто не бежал от карателей в Китай, поневоле покорившись судьбе, жил  в надежде, что среди людей и чёрные дни прожить легче.

События прошлого лета, когда Актоко сумела повернуть карательный отряд русских солдат и не допустить массового убийства долго ещё обсуждались среди людей. Благодарный народ, отдавая дань её решительности, стал очень уважать русскую невестку Джусупбая. Даже те, кто раньше   косились на неё, теперь уже относились к ней по-другому. Актоко, как и прежде, ко всем относилась ровно, с уважением.

…В каждом доме горе, траур, плач по убиенным… Видя, что всем приходится тяжело, она крепилась изо всех сил, благодаря судьбу за то что в такие тягостные дни, когда она потеряла своих родителей, та подарила ей счастье материнства, сделав матерью крепких близнецов-мальчиков.

Урмат с женой вернулись с юга только в середине зимы. Вернулись без скота и денег, на югетоже прошли беспорядки. Беглые люди, сбившись в разбойничьи группы, озорничали в городах и весях. Джусупбай заметил, что старшая сноха в положении  и довольно произнёс:

  • Богатство – дело наживное, хорошо, что сами вернулись живыми и здоровыми.

На следующий день он отправил старшего сына с женой вниз, в Джалгыз-Терек, на зимовье. А сам с Ооматом, Актоко и внуками-близнецами остался в горах.

Заканчивалась долгая зима, на солнечных склонах показались первые проталины. Как обычно в такое время года временами валил снег, чтобы на следующий день ручейками потечь вниз. И люди, и животные с нетерпением ожидала тепла.  

Загнав животных в загон, Оомат  привязал коня, свернув конец узкого одеяльца на седло и, встряхнув  снег с лисьего малахая, вошёл в юрту.

Джусупбая дома не было, Оомат нагнулся над спящими сыновьями, шумно, с наслаждением вдохнул нежный, родной аромат и сел недалеко от малышей. Арча горела ярким пламенем в очаге, наполняя ароматом жилище, даря уют и тепло. Разложив скатерть, Актоко протянула мужу пиалу с  горячим чаем.

Наши малыши уже умеют осознанно улыбаться, сегодня оба, дрыгая ножками, потянулись ко мне. Узнают меня. Мы долго играли… Помнишь, Оомат, как  прошлым летом Ак Эшен дал нам своё благословение? Я и не думала, что действительно у нас будет двойня. Смотри, что Бог дал нам. Каждый раз, молясь, прошу Бога оградить их в  жизни от жестокости и насилия, дать им здоровье. Всегда боюсь, как бы не сглазили…

Не волнуйся, Актоко. Все в руках Создателя. За что людям нас проклинать или завидовать? Мы никому не сделали зла… Я всегда мечтал, чтобы у меня были сыновья-близнецы, и Бог дал мне их дай Аллах им здоровья, а нам – счастья и мирной жизни. А где отец?

Кто-то из нижнего аила пригласил. Скоро вернётся…

Актоко, люди сказывают, что по поводу расследования прошлогодних событий вышел указ Белого царя. Наверное, закончили следствие. Нескольких виновных из администрации во главе с приставом Грибановским за произвол и учинение бесчинств приговорили к расстрелу. В пятницу в Беловодском на базаре, в присутствии люда,  их расстреляют. Многие из нашего рода и бакы-багышан решили пойти. Ведь все они потеряли своих близких, родных и знакомых. Думаю, и нам тоже надо поехать вместе с людьми.

Эти слова Оомата вызвали у Актоко воспоминания о её родителях. Ведь они были ещё совсем молодыми, полными сил, как жаль, что им не довелось увидеть  внуков, понянчить их… Она тяжело вздохнула.

В это время проснулись малыши и начали плакать. Ничего не ответив Оомату, Актоко принялась их пеленать и кормить…

Глаза женщины были затуманены. Это были слёзы и радости, и горя, сердце её трепетало, стонало от теснившей неутолимой боли. Но жизнь продолжается, надо жить ради детей, остальных дорогих её сердцу людей. Актоко ещё раз горестно вздохнула.

Оомату было понятно её состояние, он молча придвинулся к Актоко, взял одного из кряхтящих сыновей на руки и приник носом к нежно пахнущему затылку…


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 3,00 из 5)

Загрузка...