Людмила Куликова

Страна : Молдова

Людмила Куликова – искусствовед, переводчик, арт-райтер. 
Родилась в России. Проживает в республике Молдова.
Изучала историю искусств в Петербургской Академии Художеств (Россия), которую закончила в 1989 году.
Автор серии кинорецензий в рубрике «Художники в кино»; двух альбомов о творчестве молдавских художников, серии статей об изобразительном искусстве, опубликованных в журналах «Художник», «Эолова арфа». «Девять муз», «Молдова», газетах «Панорама», «Literatura si Arta» др. 
В настоящее время ведет цикл лекций по истории художественных стилей при арт-студии «Ренессанс», Кишинев. 


Country : Moldova

Liudmila Culicova – art historian, art writer,translator and lecturer.
Born in Russia. 
Lives in Republic of Moldova.
Studied art history at the St. Petersburg Academy of Fine Arts (Russia), which she graduated in 1989.
The author of the series film reviews under the heading “Artists in Cinema”; two albums about the work of Moldavian artists, a series of articles on fine art, published in the magazines “Artist”, “Эолова арфа”. “Девять муз”, “Moldova”, newspapers “Panorama”, “Literatura si Arta”, etc.
Currently reads a series of lectures on the history of artistic styles at the Renaissance art studio, Chisinau.



Из иронической прозы “Жаба”

Одна Жаба считала себя красавицей. Особенно после того, как стала посещать психологические тренинги насчет укрепления уверенности в себе. На тренинг приходили разные неуверенные в себе животные, в основном грызуны. Ну скажите, кто в особенности любит крыс? Еще к лабораторным белым, куда ни шло, некоторые благосклонны. А уж серых крыс, да и мышей от рыжих полевых до обыкновенных домовых терпеть не могут. А женщины-таки боятся до панического ужаса. Аж визжат иной раз. Некоторые мужчины тоже испытывают страх. Просто они искусно его скрывают. И при разговоре быстро переходят на другую тему, скажем, сколько Фольксваген кушает или не пора ли менять резину на зимнюю.

Поэтому каждый четверг грызуны шли на тренинг. 

Иногда на тренинг прилетали птицы. Но они уж очень демонстративны. И эдак хвостом вильнут, и так. И головками своими крутят, глазками круглыми зыркают. А североамериканская сойка как узнала, что синий цвет повышает самооценку и вообще цвет королевы, то приподнимет хохолок, то опустит, все на внешний эффект рассчитывала. А сама-то чуть больше скворца.

Но Жаба была глубокой. Не только с впечатляющими внешними данными, но и внутренним содержанием. Причем ей хотелось экспансии. Не подумайте ничего плохого, просто красоту свою жабью она хотела донести до всего мира.

Она хотела порхать как эльф, летать как ласточка, быть гибкой как змея и легкой как белка. В кваканье ей слышалась  соловьиная трель. А внешний облик казался совершенным и не только великолепно вписывался в окружающий ландшафт, но даже оживлял его.

Оживлял и кувшинки, и легкую гладь озера, и даже кизиловый куст на том берегу.

А так как мир полон лести, то холодные стройные лилии непрестанно шептали ей: «Да, Жаба, ты прекрасна!» Колокольчик, при легком дуновении ветерка позванивал: «Очаровашка!». И даже лопух, в изобилии растущий на берегу и практически не способный на яркие эпитеты, выдавил что-то вроде: «Твоя зелень ярче изумруда» … Он хотел еще что-то добавить, но его вовремя одернул растущий рядом Мухомор. Он был умен, прозорлив и в меру ядовит.

В это время на фоне сложной картины с кредитными картами и скачками местной валюты в центре Мухорайска проходила 7-я Модная ночь. Жаба одела короткую юбку цвета шампанского и поспешила на мероприятие.

По подиуму порхали белки, у некоторых на хвостах был легкий перманент, летали ласточки, словно напоминая, что покрой шлицы пиджака был заимствован от формы их раздвоенных хвостиков, шелестели бесплотными крыльями эльфы. Даже скромные капустницы казались эффектными. Был популярен минимализм, и их белые крылышки с тонкой черной окантовкой были в тему. В середине сцены была натянута паутинка из тончайшей проволоки, и разные гусенички с яркими бантиками демонстрировали, извиваясь вокруг нее, свою гибкость.

Во втором выходе она увидела пару знакомых с тренинга белых лабораторных мышей. Они шли, улыбаясь и взявшись за руки, как Долче и Габбана. Слегка приспущенные шифоновые шароварчики с восточным рисунком «огурец» обнажили их розовые животики, покрытые нежным пушком. Это было непосредственно, завораживающе и сексуально.

Что-то зашевелилось в жабьем сердце. Она затаила дыхание и выпученными глазами созерцала эффектное зрелище. На какой-то миг ей захотелось к родному озерцу, зарыться в уютную сырость влажной почвы, где рос мышиный горошек и колючий чертополох.

Но хорошо поставленный голос громко назвал ее имя, и Жаба вышла на сцену. С полуопущенными веками, от чего глаза стали вдвое меньше, в короткой пышной юбочке, обнажившей лапки, напоминавшие сыр «нити». А полное отсутствие талии вызвало злорадное жужжание ос, которые заседали в жюри. 

Зрительный зал загудел, как внезапно сработавшая сигнализация авто, в котором как-то незадачливые рыбаки приехали к озеру удить рыбу. Раздались смех и гиканье.

Тогда поднялся Мухомор, председатель жюри. Одним кивком шляпы остановил гул и произнес яркую, запоминающуюся речь. Его фразы были не просто отточены, но и слегка сбрызнуты ядом.

Он сказал: 

 – Да что вы знаете о жабах? Вы, рассуждающие о стилях, высокой моде и высших критериях красоты? Вы, погрязшие в стереотипах, стандартах, и набивших оскомину цифрах 90 Х 60 Х 90?

А знаете ли вы другие цифры? Миллионы лягушек используют для опытов, которые проводятся в лабораториях, фермерских хозяйствах, медицинских колледжах. На них изучают даже работу мозга.

А знаете ли вы, что в древнем Египте с головой лягушки изображалась Богиня плодородия, а африканский бог Ньяма доверил ей сторожить колодец, из которого никогда не иссякает вода. А в Индии по сей день в период засухи с помощью гимна лягушке вызывают благословенный дождь.

В знак благодарности за ее жертвенность ей поставлены памятники в Токио, Сорбонне, Париже…

Вдруг в наступившей короткой паузе послышался легкий звук: упала в обморок свиристель. Она оказалась чувствительной.

Затем раздались возгласы: «Да здравствует толерантность! Долой стереотипы и осиные талии!»

Осы заметно притихли. 

А старый Лопух хриплым голосом закричал: «Жабе – слава!»

«Жабе – слава!» – подхватил зал.

Шум продолжался несколько минут. Наступившая тишина уже своим появлением подчеркнула значимость момента.

Публика стала расходиться. Кто отполз в сторону, кто вспорхнул на ветку.

Жаба, прижавшись брюшком к земле, вдруг застыла в оцепенении.

В ее сознании, как кадры, замелькали берега Нила, появилась богиня Хекат, словно сотканная из влаги и дождя. Она таинственно   улыбалась своим лягушачьим ртом. Столь же быстро видение исчезло.

 Рептилия очнулась и энергичными прыжками поспешила к озеру.

Послелог

В том сезоне самым модным цветом стал цвет шампанского и все оттенки зеленого. 

Впрочем, кто помоложе, охотно носили расцветку в белый горошек на красном фоне.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 4,57 из 5)

Загрузка...