Lisa Rosenthal

Страна : Украина

Лиза Розенталь, автор. В мире, где нет ничего важнее времени, считаю важным изъясняться кратко.


Country : Ukraine 

Lisa Rosenthal, writer. In a world where nothing is more important than time, I think it’s important to be very brief.


Отрывок из рассказа “Сказка об Уважаемом Господине “

Пролог

Независимо от степени моего личного неприятия все происходящее имело право на существование. Уважаемый Господин, что всей массой изношенного тела рухнул в развороченное кресло, имел право быть.

Дышать. Широко расставив ноги и плешивым затылком уткнувшись в некогда алый бархат, восседать. Свысока осматривая непригодную для жилья комнату, сплевывать, стонать. И пребывая далеко не в добром здравии, привычно опорожнять желудок, едва не сваливаясь на пол ничком. Ужасая обилием нарывов, желтушных пятен и гематом. И отчего-то запоминаясь спазмом сломанным позвоночником. Вот таким был он.

С незапамятных временен, день за днём, едва прийдя в себя, принимался страдать. Требовательно кого-то звать, сокрушенно голову опускать и размышлять о вечном и бесконечно важном, вальяжно рассевшись и сжимая в руке бутыль.

Залитые грязным солнцем стены цвели плесенью, по углам копошилась лохматая пыль, а Уважаемый Господин думал о трудностях своего бытия и мученического жития. Пригубив еще питья, предавался унынию, печали, отчаянию. Но только не раскаянию, пиная возящуюся у ног старуху и, подумав, отвешивая ей еще и оплеуху, чтобы шевелилась. Быстрее прибиралась, с глаз долой убиралась и перед Уважаемым Господином сегодня более не являлась — прибьет!

Ведь это она была причиной всех его бедствий и невзгод. Благодаря ей уже который год он влачил жалкое существование на грани выживания и ежедневно поддавался терзаниям. Невыносимым страданиям за острый ум и разительно отличающееся мнение. Светлую голову и уникальные умения. А главное, виденье и ни с чем не сравнимое ощущение чужих бед и пороков. Их истоков. И итогов человеческого разложения, разрушения и деградации, о которых не желал слышать никто.

Уважаемому Господину было нелегко. Сдерживаться, молчать и не срываться. К неразумным не подходить и даже не пытаться бросаться обвинением, осуждением, обличением. И Уважаемым Господином найденным решением, как безмозглому стаду быть, а не казаться. Расти, развиваться и приближаться к идеалу. Хотя бы пытаться. Но не желали. К Уважаемому Господину не прислушивались, в его речи не вникали и продолжали отвратительно жить и позорно умирать. Своим присутствием угнетать, отравлять и в конце концов уничтожать всё, за что брались.

Ошибались. Ой, как ошибались, пренебрегая советами Уважаемого Господина, который едва ли не единственный во всем мире знал, как полагается жить правильно. Каким законам надлежит следовать. Какие взгляды исповедовать и какие цели преследовать, чтобы быть значимым, почитаемым и глубоко уважаемым. Он знал. Но вынужденно молчал, пока мир катился в пропасть и его под себя подминал. Планомерно уничтожал, ломал, сгибал. И вынуждал с текущим положением дел соглашаться. Мириться. Не имея другого выхода, с горя напиваться. Где прийдется отключаться. И надеяться, что вскоре всё изменится! Решится в пользу Уважаемого Господина, которому весь мир желал скорейшей кончины.

И на то была причина. Зависть. На Уважаемого Господина направленная злость и ярость за слабость, которую он никогда не проявлял. Удары судьбы сдерживал. Поражений не признавал. Всегда на ноги вставал, поднимался и никогда не сдавался. Уважаемый Господин не сломался, вот все кругом и бесились. Боязно на него косились, сторонились, шептались. И при его появлении мгновенно разбегались. Наверняка боялись!

На глазах раздуваясь от напускной важности, умышленно сгущая вокруг себя беспросветные краски, Господин еще раз пригубил и затянулся. Попытался было встать, но тут же покачнулся, завалился. И вновь обратился к своим нелегким думам о выпавших на его долю лишениях. Полученных в наследство мучениях, чаяниях. И неоправданных ожиданиях, не ведомых другим. Примитивным, ограниченным, и в целом, незначительным иным, которых Господь избавил от непосильных испытаний. Сплошных переживаний. Метаний, истязаний и препятствий. Некоторых одарил неограниченной властью и богатством. Внушительным состоянием. И, конечно, всегда добрым здравием, а не бесславием, бесправием и бедностью. Отвратительной наследственностью. И действительностью, которую Уважаемый Господин больше не мог выносить. Отчаялся. А потому, резко дернулся и принялся дурно вопить. Хватаясь за голову, все вокруг громить и крушить. Разбивать. И схватившись за сердце, вновь в кресле обмякать.

Горестно выдыхать, дрожать и вслух утверждать, что такова его судьба. Такой у него крест и бремя. И стоит только подождать, как придет его время и он им всем покажет! Не пожалеет никого, накажет и, видит Бог, они у него попляшут! А пока Уважаемый курил.

Болезненно кутался в едкий, разъедающий слизистую дым. В нём ломался. Искажался. Покрывался мертво-серыми тенями и дрожью, стоило воскресному перезвону затхлую тишину раздробить. Господина отрезвить и разворошить, и лишь затем к небесам воспарить, путаясь в паутине сочащихся плесенью углов…

Уважаемый Господин был решителен и готов. Поднялся. Рукавом отерся, рукой причесался. Штаны не застегнул, но ремнем подпоясался. И принялся выдвигаться. Кишащий ненавистью и растравленный бешенством, на метлу опираться. И надеяться, что столь ненавистный ему мир сегодня падёт. А вдруг так и произойдет?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (10 оценок, среднее: 4,20 из 5)

Загрузка...