Alisa Limar

Страна : Италия

Парадоксально точно превращаю мысли в текст, выращиваю пионы, верю в гороскопы в еженедельниках и ищу прекрасное в душах людей.

 

 

Country : Italia

I’m a writer, dreamer, winelover.)

Отрывок из прозы “Кровь Монтроз

 

Она сказала, что всё идёт своим чередом. И жизнь, и события, которые они освещали в газете. Старушка молча слушала, попивая граппу из кофейной чашки. Она хотела угостить и Франческу, но та предусмотрительно отказалась. Впереди было ещё много дел. Тут соседка, вспомнив, что обещала кое-что важное, поднялась и жестом показав ждать в гостиной, ушла на кухню. Вернулась она с деревянной коробочкой. Нежно её погладила, как котёнка, и передала Франческе. На коробочке было написано на латыни: «В нас есть и мужское, и женское начало одновременно. Мы переживаем это во чреве и через реинкарнацию». 

Франческа подняла крышку и увидела, что в коробке на мягком бархате лежал старый отцовский кремнёвый пистолет с резной рукоятью и стальным основанием. 

— Мне кажется, что как раз сейчас он тебе необходим, — подмигнула старушка и загадочно улыбнулась.

— Что вы хотите этим сказать? — Франческа в недоумении вскинула руки, коробка вывалилась из её рук и с грохотом упала на пол.

— Я лишь хочу сказать, чтобы ты была осторожна, только и всего,— соседка подняла коробку и отдала в руки владелицы, — ничего более. Поступай как знаешь. Твой отец гордился бы твоей смелостью, — она опустила глаза, и Франческа поняла, что больше та ничего не скажет. 

Она на прощание обняла соседку и вышла из дома. Миновала цветущий садик, перешла дорогу и вдруг почувствовала, как сердце её бешено заколотилось, ладони вспотели, а сознание затуманилось. Франческа продолжала идти, ускоряя шаг, и думала, что за один день произошло слишком много событий. Надо было скорее добраться до дома и спрятать коробку с пистолетом в укромное место, а прежде всего от себя. Что хотела сказать соседка, на что намекала? Вдруг всё это было коварной задумкой её одноклассника? Они рассчитали, что Франческа непременно пойдёт этой дорогой, мимо родного дома и остановится поглядеть. Откуда они это знали? «Всё, чепуха», — решила она, наконец добравшись до своей квартиры в центре площади. Всё обойдётся. Надо продолжать работать. Половина статьи уже была готова, но не хватало самой сути и главных героев. Всё это время угрозы поступали через посредников, пешек. Есть тот, кто стоит за всем этим безумием. 

Не успела она подняться на этаж, как услышала, что в её квартире надрывается телефон. Она быстро открыла дверь ключом, но в этот момент телефон затих. Тревога её усиливалась, ей казалось, что за ней всё ещё следят. Там, за занавеской в спальне мерещилась чья-то тень, на кухне скрипели половицы. Её настораживали разговоры соседей во дворе. Нужно было успокоиться. Коллекционное вино в буфете исчезало с невероятной скоростью. Хлопнула пробка. Звук льющегося в бокал вина. Глоток. Вдох. Выдох. 

Что всё это значит? Кто решил загнать её в угол? Такими тонкими уловками, её же собственными психологическими приёмами. Кто эти люди? 

Две недели Франческа не появлялась в редакции и не выходила из дома. У неё было немного замороженной еды в холодильнике, вода из-под крана и вино в шкафу. Надо сказать, что за всё это время она практически ничего не ела. Отключила телефон и закрыла ставни. Франческе было всё равно, день теперь или ночь в городе, ставшем ей ненавистным. Городе, который её предал. Пару раз к ней стучалась соседка, приходили с почты, посыльные — она никому не открывала. Сидела тихо, как будто дома никого не было. Однажды вечером (по крайней мере, ей казалось, что уже вечер) она достала из тайника отцовскую коробку, открыла её и долго смотрела на пистолет, не снимая его с бархатной подушечки. Она гладила кремнёвую резную рукоять, курок и вспоминала его, такого далёкого и так рано ушедшего. Отец. Что бы ты сделал на моём месте? Как бы поступил? Франческа вытирала слёзы и вновь рыдала, закрывая лицо руками. Теперь она чувствовала себя действительно беззащитной и одинокой. 

От Маттео не было вестей. Но в один из дней её добровольного заточения она обнаружила под дверью газету, заголовок которой поверг её в ужас: «Смерть падре Илланио, помощника покойного Себастьяно. Прямо в монашеской обители. Ведётся расследование». 

— Что, чёрт побери, происходит в этом городе? — шептала Франческа, сидя на расстеленном на полу покрывале. В квартире творился полный хаос: обрывки листов бумаги, пепельницы, полные сигарет, грязные бокалы и пустые бутылки. Но ей было всё равно. Пусть всё катится в тартарары. Ей померещилось, что зазвонил телефон. Она в ярости швырнула в него пустой бокал, и тот вдребезги разлетелся на тысячи осколков. Провод безжизненно болтался около тумбочки. Телефон не был подключён вот уже две недели. Она закрыла лицо руками и заплакала. Никогда ещё ей не было себя так жалко. Всё её время занимала работа: она отказывала во встречах друзьям, и в конце концов они перестали её звать, молодые люди всё реже дарили ей цветы и приглашали на свидания. И теперь, когда дело всей жизни могло её погубить, не осталось никого, к кому она могла бы обратиться за помощью. Вот о чём размышляла журналистка.

Вдруг ей показалось, что в спальне кто-то закашлялся. Она поднялась и побежала туда. Никого. Франческа впервые за долгое время решилась открыть ставни и окно. Свежий ветер ворвался в комнату. Журналистка ощущала чьё-то присутствие, как если бы кто-то наблюдал за ней. Оставаться одной было просто невыносимо. Навязчивые мысли сменяли одна другую, чувство тревоги не отпускало, не давало вдохнуть полной грудью. Она мигом оделась, взяла сумку и выскочила на улицу. Снаружи ничего не изменилось: рабочие, чертыхаясь, выгружали мешки с цементом, у мясной лавки, как обычно, выстроилась очередь, газетные киоски пестрели журналами, хозяин цветочной лавки прятал от солнца горшки с лилиями. Всё шло своим чередом. 

Яркий свет резал глаза, и Франческа щурилась, пытаясь найти тень. Сейчас бы солнечные очки ей точно не помешали. Она выскочила через соседний переулок на главную улицу, обогнула площадь, избегая лишних взглядов, и вышла к офису редакции газеты. 

— Увольняй меня отсюда, Федерико! — заорала она, врываясь в зал редакции. — Видеть вас больше не желаю! Ни вас, ни вашу паршивую продажную газетёнку!!! Журналистка уверенными шагами приближалась к кабинету главного редактора.

— Тише, Франчи, — опередил он её, широко распахивая дверь, — мы волновались за тебя. Не нужно никакой статьи, дорогая. Мы всё уладили, — он с сожалением развёл руками, и в этот же момент на его голову обрушилась довольно увесистая дамская сумочка Франчески. А потом ещё и ещё, пока на помощь без особого энтузиазма не подоспела секретарша Мари. Редактор прижался к стене, закрывая лицо руками, но вдруг выпрямился и широко раскрыл глаза от удивления, как будто понял какую-то очень важную истину. Он резким рывком выдернул сумочку из рук Франчески и кинулся в свой кабинет, хлопнув дверью с такой силой, что со стен полетели все дипломы и сертификаты редакции. 

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…