Хельга Стрекот


Страна : Россия

Кандидат психологических наук. Награждена грамотой Президента РФ, также – медалями и грамотами Министерства обороны и Командующего Северо-Кавказским военным округом. Автор ряда научных и научно-популярных статей. Оказывала экстренную психологическую помощь людям в состоянии острой стрессовой реакции, переживших разные формы социального экстремизма. Во время урегулирования локального вооружённого конфликта, участвовала в выполнении задач по восстановлению мира и безопасности на Северном Кавказе.


Country : Russia

PhD in psychology. She was awarded a diploma of the President of the Russian Federation, as well as medals and certificates of the Ministry of defense and the Commander of the North Caucasus military district. Author of a number of scientific and popular scientific articles. She provided emergency psychological assistance to people in a state of acute stress reaction who have experienced various forms of social extremism. During the settlement of the local armed conflict, she participated in the tasks of restoring peace and security in the North Caucasus.


Отрывок из иронического детектива с элементами мистики и сюрреализма “Импульс, приходящий извне

…Смешно припадая на одну сторону и, издавая странные звуки, к нам наперерез бежал фазан. Ульяна схватила фотоаппарат и рванула птаху навстречу. Я живенько поднесла к глазам подзорную трубу, которую временно экспроприировала из хозяйских апартаментов.

– Стоять! – заорал вдруг охранник, выскочивший из-за угла, как черт из табакерки. 

«Эк, скуден словарный запас у населения! О чём это он»? – промелькнуло в голове, а глаза сами собой устремились вверх.

– Вы что не видите, что отец Сергий птицу тренирует? Беркут на точке!

И действительно, высоко в небе парила птица. И не просто парила. Со всё возрастающей скоростью, на нас нёсся снаряд, трансформируясь в обезумевшего монстра, изрыгающего солнце. 

Мы замерли от испуга. Мать твою дивизию! Огромные крылья беркута имели внушительный размах. Как и скорость. Скорость была просто неземной. 

– Покиньте территорию! – вопил возбуждённый охранник.

Мы, опомнившись, сиганули под навес. Фазан проследовал за нами и исчез в поленнице дров. А голодный беркут, уходящей точкой, заходил в поднебесье на новый круг.

– Стойте здесь, если не хотите без мозгов остаться, – рявкнул побледневший секьюрити.

Доброжелатель, тудыть его за ногу! Сердце бешено колотилось.

– Это у него пульт с радиосигналом, – догадалась я, приглядевшись к ловчему.

…Вдруг отец Сергий занервничал, заметался по кругу вертолетной площадки.

Нервный священник в России? Это же не Ватикан? Очевидно, что-то пошло не так.

Точно. Батюшка в спешке начал разбирать пульт, которым руководил полётами. Может батарейки сели? Эк, некстати! 

Птица продолжила полет себе в удовольствие.

Неожиданно, из-за угла крытой террасы зоны барбекю кто-то показался. В ярко-красной кожаной куртке. И с мячиком. Мальчонка? Откуда взялся?

Какое там! Мальчонка! Всем знакомый зловредный бильярдист, собственной персоной, вразвалочку пёрся по аккуратно стриженному газону. Тот, кто по определению Маруси, является самым нудным из приезжающих в сию обитель гостей. Тот, кто всегда стоит столбом там, где всем неудобно. И там, где его не просят. А стоит он всем назло, чтоб его каждому было видно издалека. Как он страдает на всеобщем веселье. И здесь тоже. Видите ли, дорожка из брусчатки его не устроила. Не по рангу для его заморских штиблет твёрдое покрытие! И нагло ступал проблемный гость по ухоженному газону.

– Ого! Он ещё и жонглёр, не только скандалист, – удивилась Лосева. – Развивает, очевидно, моторику кистей.

Сегодня тренер был навеселе. Что-то насвистывал, попеременно подбрасывая вверх небольшой мячик, то одной, то другой рукой. Затем ловко ловил его. 

– Правильно, надо же хоть какой-то орган развивать, коль другие с младенчества не развиты, – съязвила я.

Нудный гном заметил нас. Смерил взглядом снизу-вверх. И скривил тонкие губы в презрительной ухмылке. Нарочито играя мячиком, двинулся в строну вертолетной площадки.

– Слушай, а он… никак на исповедь к батюшке чешет? Или в грехах покаяться решил? – недоумевала Ульяна.

Беркут, незадалбливаемый радиосигналами, устав бесцельно кружить в чистом и высоком небе, решил проявит инициативу и пошёл на снижение. Тем более, что где-то внизу его ждало угощенье. Рядом с охотничьей сумкой батюшки лежали птичьи головы. 

Заметив мячик, то и дело подлетающий вверх, беркут понял, что тренировка не закончилась. Он мгновенно и уверенно набрал высоту. И… отсвечивая серебром оперения на солнце, в боевом развороте ринулся на добычу. 

Мы замерли. Замер и поп-тренер. Видимо за недоучку беркута гордость его проняла.

 Все происходило красиво и завораживающе, как в замедленном триллере, но в доли секунды. 

…Ангелы не протрубили в свои небесные тромбоны. Нет… Затмевая светило мощными крыльями и рассекая воздух, словно отыгрывая сцену космических войн враждующих клонов, беркут издал пронзительный крик. 

Проныра бильярдист, заметив всеобщую прикованность взоров в поднебесье, также вознес свой лик к небесам. Небеса развезлись… 

За долю секунды, как это бывает в фильмах ужасов, лицо гнома перекосилось от страха. Мы заорали, как по команде: я, Лосева, охранник и фазан в поленнице. Благим матом. Заорал и подорвался с места ловчий поп, бросив бесполезный пульт в траву. 

…Гремя кольчугами и рассекая воздух хлыстами, Беспощадные всадники Апокалипсиса неслись к земле. Являя собой катастрофы и сея смерть. Созывая прошлые беды, нынешние поражения и будущее малодушие, дабы спасти тех, кто ещё остался человеком, не превратился в тварь ползущую…

Гном пал ниц и, закрывая голову обеими руками, заученно впал в позу эмбриона… кутаясь в тёмный саван страха. И… на его спине выросли крылья… Ангела… 

Это великолепный беркут, вцепившись своими могучими лапами в яркую кожаную курточку тренера, продолжил якорение. 

– Вась-вась, – подзывал гордую птицу взмыленный поп, протягивая беркуту кусок сочного мяса.

Головы куриные подсовывать не стал. Знал – не соблазнится. Гордый птах недовольно кряхтел, вертелся и взмахивал крыльями, пытаясь дотянуться до манящего куска свеженины. Курточка скрипела и трещала при каждом взмахе мощных крыльев. 

Эмбрион не шевелился. Спустя минуту, раздосадованный беркут так заорал, что мы разом отскочили. В испарине и с бешенным сердцебиением.

Подозрительное мокрое грязное пятно ширилось на белоснежных брючках личного тренера Алишера, заклеймённого печатью сатаны.

Я ещё подумала о том, что кто их будет стирать? Он сам? Или обкаканными на турнир повезет?

…Мы мирно завтракали в солнечной гостиной. Подранного гнома, который чуть не заработал инфаркт, срочно отправили катером по водам тектонического озера в город. 

Тренер, после утреннего происшествия, отказывался есть, пить и даже разговаривать. Только согласно кивал головой и вежливо улыбался, на все вопросы о его самочувствии. Улыбка тренера, как мы поняли, явила собой полнейший нонсенс для окружающих. 

Спина бильярдиста изрядно пострадала от острых когтей беркута и была щедро измазана йодом. Алая курточка, вообще, пришла в негодность – ветошь ветошью. Её Маруся аккуратно сложила в пакет и подготовила к утилизации, чтобы избавить господина тренера от травмирующего фактора, ведущего к травмирующим воспоминаниям. А брюки заботливо выстирала и выгладила.

– На живца, видать, батюшка, птицу дрессировал, – сокрушалась Нечипоренко, замазывая глубокие ссадины, страдальцу. – Оно и понятно – на живца дело-то справнее идёт. Когда мишень живая. Только и фазанов, подраненных, жалко. И вас. Всё как-то не по-людски получилось с этой тренировкой.

Маруся осторожно подула на воспаленную спину раненного. Тренер затих. Вдруг схватил за руку, ошарашенную Нечипоренко, и с чувством прижался к ней губами. Старшая горничная, вырвав руку у блаженного, подскочила, как ошпаренная. Мы впали в ступор. 

Вот ведь, как дрессура человека изменила! Не только беркута голосистого.

Арнольдыч, с тоской глядя на непритворные чудачества и божественную росу в глазах отрешенного, решил долго не рисковать и сплавил уважаемого в областную больничку на обследование. Батюшка прочитал над пострадавшим молитву и вручил ему в дорогу иконку с изображением Николая Чудотворца. 

Бильярдист иконку смиренно взял. К руке батюшки прикладываться не стал, хотя тот этого ждал. И благочинно отправился восвояси…

… Мы вытащили Марусю на пирс, где расположились в уютных плетеных креслах.

– Ульяна Сергеевна, а помните вы про мужчин говорили… Ну, что надо выбирать идеального… А какой он должен быть? Этот идеальный? – очнулась от дум Нечипоренко.

У левши Лосевой, закутанной в мягкий плед, взгляд пополз строго вверх-вправо – она обратилась в прошлое и вспомнила какие-то свои картинки – зрительные образы. На лицо – работа визуального вспоминания. И кого же она вспомнила?

В камыше загалдели пичуги.

– У настоящего мачо, Маруся, должна быть хорошая, дорогая обувь и часы известной фирмы. А еще самая малость: модная стрижка, хорошо сидящие на ягодицах брюки, элегантная сорочка, вкусный парфюм, ну, и, конечно, в идеале, дорогой костюм с хорошей посадкой по фигуре. 

Маруся хмурилась и терялась в догадках. Когда челюсть именинницы уже почти достигла деревянного помоста, Лосева продолжила:

– И это не всё. У настоящего мужика весь этот безупречный вид обязательно должен быть приправлен харизмой и здоровым блеском в глазах. Одно без другого – не работает.

– Та, где ж я такого в нашей Пантелеенке найду, Ульяна Сергеевна? 

Я рассмеялась. 

– Можно я дам ещё один совет, Машенька?

Нечипоренко кивнула, а её глаза вмиг стали несчастными. Взгляд пополз вверх-влево. Маруся – правша. Конструкция – визуальное вспоминание. Очевидно, что сейчас девушка пыталась пантелеевских женихов, в рамки обозначенного Ульяной образа, втиснуть. 

К соседнему пирсу бесшумно причалила моторка с пассажирами на борту.

– Выбирай, Маруся, партнера не головой, а сердцем. И понаблюдай за ним сначала. Не торопись. Рубашки и модные брюки на ягодицах – не главное. Сама потом ему с имиджем поможешь. Самый главный талант мужчины – умение держать слово. Не позвонил? Не встретил? Не предупредил? Шнурки развязались. Колесо спустило… И завтра такая же картина? И много-много красивых, просто соловьиных трелей, в твои доверчивые ушки? И фэнтези-аппокалипсис по вечерам? Когда устанешь принимать оправдания, появится разочарование.

– Правду вы глаголете, Варвара Андреевна, – согласилась взгрустнувшая Нечипоренко. – Уже были и трели, и пустые обещания, и разочарования.

– Вот-вот. Разочарование всегда уступает место презрению. Можно, конечно, завязнуть и в разочаровании. Суть в том, что женщины так устроены – они разочаровываются прежде всего в самих себе. А это – надолго! А не в партнере. Ведь у него же есть какое-то достоинство. Вау! За которое ты его выбрала из миллиона?!! А кто поднимет твою самооценку, если ему все время времени на тебя не хватает? И у миллиона – своих забот выше крыши. Тебе повезет, если в одно прекрасное утро, ты проснешься и поймешь, как сильно устала, так жить.

– Верное рассуждение. Если на футбол, хороводы и шнурки ему времени хватает, а на тебе – нет, то гол в его ворота. Слушай и учись, пока мы здесь. 

– Делая ставку на одно-единственное достоинство(!) мужчины, женщина в итоге оказывается не владычицей морской, а старухой у разбитого корыта.

– Прямо, как я сейчас, – Маруся захлюпала носом, придавленная нашим отточенным ораторским искусством. – Корыто, добрая собака и гулящий кот – вот и вся моя семья.

Мы, довольные своими познаниями в области личных взаимоотношений, как по команде бросились успокаивать Нечипоренко. Крупные слезы рекой лились по румяным щекам именинницы. 

Шумел камыш и кричали бестолковые утки. А мы с Ульяной печально смотрели друг на друга. Вот же курицы! Хуже уток!.. 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (252 оценок, среднее: 4,95 из 5)

Загрузка...