Надя Алексеева

Страна : Россия

Надя Алексеева, 33 года, прозаик, драматург, редактор. Выпускница литературной школы CWS, мастерских Даниэля Орлова, Елены Холмогоровой и Николая Коляды. Публиковалась в сборниках малой прозы «Вечеринка с карликами», «Пашня», сборнике пьес «Близкие люди» и других. Лауреат международной премии для драматургов «Евразия», участница литературной смены «Таврида.Арт», приглашенный автор слета молодых литераторов в Болдино 2021. Сейчас готовлю к изданию дебютный сборник рассказов «Несезон». Пишу прозу с 2019 года, когда мне подарили первый литературный курс. До этого я лет тридцать была прозаиком в душе́ (а еще HR-ом в Яндексе и главным редактором в рекламном агентстве). В этом году попробовала свои силы как драматург. Удачно! Весной на сцене «Коляда-Театра» в Екатеринбурге мой монолог прочла народная артистка России. Работаю в литературной школе CWS и волонтерю в Фонде помощи бездомным беспородным животным. Живу в Москве, часто улетаю к морю. Рисую, бегаю (как большинство писателей), люблю авторское кино. Воспитываю кота. Или он меня 😉

Country : Russia

Ревью на книгу Гульсифат Шахиди “Фарход из Навгилема

 

В повести «Фарход из Навгилема» журналист и писатель Гульсифат Шахиди, не оставляя темы родного Таджикистана, обращается к новым героям. В книге, вышедшей в 2017 году в издательстве «Перо», читатель не встретит хлопотливых хозяек, их детей или бабушкиных сказок — теперь автор дает слово таджикским парням, уроженцам аула Навгилем: Фарходу, Абдулваси и Фаридуну. Все трое во время гражданской войны 1992 – 1997 годов (а по факту начавшейся сразу после распада СССР), покидают Таджикистан, где получили образование и обзавелись семьями, чтобы пополнить армию гастарбайтеров в изредка дружелюбной Москве, перегонять из Германии машины, трудиться на стройках и в такси, встречать земляков, а порой и спасать друг другу жизнь.

 

«Фарход из Навгилема» — повесть в десяти рассказах, в каждом из которых главный герой Фарход заботливо поясняет события и дает предысторию. Поэтому читать рассказы можно и отдельно, как юморески. Тон балагура, взятый Шахиди в этой повести, местечковая атмосфера, приключения героев из народа на фоне глобальных событий вызывают в памяти «Сандро из Чегема» Фазиля Искандера. Уже через название автор устанавливает (и подтверждает в тексте) ту же, искандеровскую, нерушимую связь героя с малой родиной и ее обычаями. А потом вместе с читателем улыбается таджикским застольям, переходящими (если повезет с погодой) в состязания борцов, а то и казанам плова, куда, как в рассказе «Царь-Казан» поместится и зрелый мужчина.

 

«Градусом незадачливости» героев повесть Шахиди подмигивает уже другой, английской классике — «Троим в лодке, не считая собаки» Джерома К. Джерома. Особенно это чувствуется в рассказе «Зайчики», где герои приваривали решетки на окна, чтобы уберечь свой нехитрый скарб или в «Яйцах Фабержюва», где нас знакомят с чудаком из Потсдама, который из подручных средств мастерит справедливость в среде автолюбителей. Однако юмор Шахиди в повести звучит проще, добрее, без выверенной веками английской иронии.

 

И все же очаровывает Шахиди именно таджикской канвой, где в семье называют детей на одну букву («Ф») (рассказ «Давайте знакомиться»), а испанские дефицитные рубашки дядюшки Тахира мигом пропадают с бельевой веревки, становясь шуткой на все времена (рассказ «Держи вора!»). Читая, с головой уходишь в быт Ходжента и горного Навгилема и жалеешь, что эти зарисовки столь крошечные. Между тем хочется прочесть целую повесть о детстве и семье героя. Или о том как Фарход влюбился в одноклассницу, ставшую впоследствии его женой. На мой взгляд, более объемные этническая и любовная линии, возникающие в воспоминаниях героев параллельно основному повествованию, могли бы обогатить текст и, кроме того, дать читателю передышку в череде приключений.

 

Повесть «Фарход из Навгилема» написана легким языком и насыщена событиями, она будет интересна в первую очередь детской, подростковой аудитории (недаром в прошлом, 2020 году, Шахиди именно за детскую литературу стала лауреатом российской премии «Писатель года») и отлично подходит для семейного чтения. С другой стороны, желание автора обойтись без политики, философии, социальной драмы можно прочесть и как стремление таджикских парней попросту выжить в непростое время. Работать, кормить семью, замечать лишь смешное и исключительно добрых людей вокруг. Замечу в скобках, что в повести нет ни одного отрицательного персонажа, кроме, разве что, скинхедов, да и те были наказаны в рассказе «Старик Хотябыч». Это приподнимает текст на новый уровень читательского восприятия, повышая его актуальность для взрослой читательской аудитории, интересующейся темами жизни приезжих в мегаполисах, мировоззрением и культурой таджиков, а также взаимосвязями людей на постсоветском пространстве.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…