Лейла Рахматова

Страна : Россия

Врач, любящий и умеющий видеть вас насквозь (моя специализация – ультразвуковая диагностика). Родилась и выросла в Узбекистане, с красным дипломом окончила Ташкентский Государственный медицинский институт. Сейчас живу и работаю в Москве. Первое стихотворение о коварности горной речки написала в 8 лет. Публиковалась в газете “Пионер Востока”, “Звезда Востока”, журнале “Саида”. Немного рисую, играю на фортепиано, путешествую. Люблю людей и жизнь во всех ее проявлениях.

Country : Russia

Отрывок из сатиры “Три орешка для счастья”

— Почему мы с тобой еще не пробовали знакомиться через газету? – Олеська горела новой идеей. – Ведь столько шансов упускаем! Не каждый мужчина может подойти на улице и попросить телефончик, скромность и смущение не всем позволяют быть смелыми! 

Подруга потрясла перед моим носом газетой и мы, как две Золушки, стали отделять зерна от плевел, перебирая анкеты. Я выбрала себе три, на мой взгляд, качественных орешка и разбросала хрустальные туфельки. Налетайте, господа! 

Анкета орешка номер один пестрела стихами Губермана о бренности бытия и несправедливости жизни. Орфографических ошибок в писании не наблюдалось, и натура в человеке угадывалась неординарная и богатая. 

– Может, в кафе? – робко предложила я  мужчине, вспоминая наставления Олеськи: дать кандидату возможность выговориться и раскрыться, проверить его манеры и возможности. 

– Кафе? Закрытый дикий дом? О нет, над нами купол неба!

Мы сели в парке под тенью платанов. 

— Я очень, очень страдающая натура! Я тонко понимаю и очень раним. Я считываю страдание и пропускаю его через себя… — Собеседник сморщился и стал похож на курагу. Наверное, в его понимании страдание выглядело именно так. — Я – квинтэссенция боли! Я вижу страдание и в тебе. Оно рвет твою нежную душу в клочья и лохмотья этой кровавой субстанции треплет ветер людского равнодушия! О, как я хотел бы отдать кисть руки за то, чтобы ты меньше страдала! Да-да, вот этой самой руки, что пишет поэтические строки.. — Он взмахнул рукой перед моим лицом так, что чуть не снес мне нос. — Я кричу, о, как я кричу сейчас, милая девочка!!! Я согласился бы отрезать мой страстный язык и замолчать навсегда, если б знал, что ты станешь хоть на один амфибрахий счастливее! — в уголках его рта скопилось немного слюны, но он не замечал этого. – 

       – О, как люблю тебя сейчас!

Сорвать бы для тебя ромашки! 

Но затуманился мой глаз!

И перед взором лишь букашки…

Ты видишь, как я фонтанирую стихами?!

Но прощай! И жди, жди, я пришлю тебе доказательство моей пылкой любви..!

Менестрель экзальтированно дернулся и удалился, а я осталась на скамейке с мыслями о затуманивших взор насекомых.

 

Через несколько дней в телефонной трубке раздалось:

— Добрый вечер. Говорит друг Пита Самоцветова. Позавчера Пит в Вашу честь собственноручно сделал себе обрезание. Приезжайте же скорее! Пит должен вручить Вам этот кусочек своего тела как знак наивысшей любви, а еще у него все разбухло, покраснело и он не может помочиться, и лишь Ваше прикосновение и Ваша любовь исцелят его.

За кусочком истерзанной плоти я не поехала, посоветовала страдальцу обратиться к врачу и попросила более меня не беспокоить.

Следующий экземпляр не обозначил телефона для связи, но просил писать ему до востребования. Коротенькая переписка привела ко встрече у подножия памятника Максиму Горькому. Мой кандидат, как и вестник революции, кутался в шарф. 

— А давай посидим в тепле, выпьем чаю? — предложила я.

– Ты угощаешь? Ну пошли, – обрадовался он. – Важно, чтобы в семье бюджет был четко рассчитан, никаких лишних расходов и транжирства, но пока, для знакомства – можно. 

— Секс не главное для меня, — вылепил он сразу, как мы сели, – Наши отношения будут основаны на уважении и глубоком взаимопонимании. Согласна?

– Эммм… Да.

– Вот. Твое мнение, как ты видишь, учтено. Итак, я уважаю женщин, которые умеют шить и вязать. Это экономит бюджет. Например, вот этот свитер. Мама перевязала его из папиного, когда он умер, и даже на шарф хватило! – Мужчина оттянул шарф и на его шее стал виден огромный узел размером с индюшачье яйцо. Нет, наверное, с бычье. – Этот свитер живучий! Здесь что главное? Не стирать его часто. Нить лучше сохраняется, да и порошок незачем переводить! Ты же умеешь вязать?

— Нет, – поскорее ответила я, и ни капли не солгала: из бабушкиных уроков по вязанию спицами и крючком я не помнила ничего.

– Эх, это минус, большой минус, конечно… А готовить? Ты умеешь готовить? Я за здоровое питание! В здоровом теле – здоровый дух!, – пафосно провозгласил кандидат в мужья и нервно дернул шеей. – Что ты умеешь готовить из борща? 

— Из борща? ИЗ? 

— Ну да! Пару дней борщ поел – надоело. Выудила капусту — сделала бигус! Картоху —пожарить можно, а из косточки новый бульон замутить, постненько и разнообразно! Что, слюнки потекли? Это да, я умею вкусно преподнести! Главное, чтоб ты все умела, тогда заживем! 

— А компот? 

— Какой компот?, — не понял парень. 

— Ну, чтоб еще компот из борща получился — можно? 

— Ты издеваешься, да? — дошло до парня. — Или ты реально готовить не умеешь?

Он критично посмотрел на меня и отодвинулся:

— Вообще-то, мне кажется, ты меня не потянешь. Я слишком сложен для таких простушек, как ты. Малахольная ты… И это… Не ищи меня, постарайся просто забыть. Я слишком быстро прорастаю в сердце. Прощай!

И парень с бычьим яйцом на шее быстро исчез из виду…

Вздохнув, я оплатила счет и отправилась домой залечивать раны собственной неполноценности. 

..Увидев третьего кандидата, я приободрилась, но, как выяснилось, несколько преждевременно. 

Во-первых, он приехал на своей машине. Это был жигуль с толстой выхлопной трубой, которая ревела и тарахтела как картинг. Из салона Кай Метов громко советовал пойти на бордюр или что-то в этом роде.. Сам же мужчина был маскулинен, мускулист и мускусен. 

“Третья степень дефектности”, – неожиданно подумала я, вспомнив классификацию зерен по степени запаха как критерия гнилостности. И дались мне эти зерна? 

– Давай посидим в машине, – сразу предложил он и открыл предо мной дверь. Кая Метова сменил Роман Трахтенберг и сексуальная доминанта мозга автоматически заурчала. Крепкие феромоны моего кандидата в маленьком пространстве зернохранилища сбивали с толку и путали мысли.

— …нежно.

— Прости, что — нежно? — я упустила нить беседы.

— Я говорю, ломай меня нежно. 

— Ломать?.. — похоже, мой мозг просто ушел в вынужденный глубокий наркоз.

— Ну да! Я же рассказал. Четыре брака с совершенно не подходящими женщинами сделали меня недоверчивым и закрытым. Я очень холодный теперь. Меня надо растопить. В общем, постараться надо, если хочешь, чтобы я был с тобой. И я даю тебе маленькую подсказку. Ломай меня нежно. Понимаешь?

– Да-да, — я активно закивала головой и стала нашаривать дверную ручку. 

– Ну и вопросы здоровья никто не отменял, – он придержал меня за руку. — Принеси мне справки о своем здоровье – рентген легких, анализы, мазки. Мама посмотрит, она врач, и скажет свое слово.

— Да-да, хорошо, – еще более убедительно закивала я, чтобы не дай бог, не быть обвиненной в неготовности сдать анализы.

Вывалившись из машины, я глубоко вдохнула свежий воздух. Голова кружилась. Так, где тут остановка моего автобуса? 

– Да, милая, и еще. — Собеседник перегнулся к пассажирскому сиденью. — Икроножки бы надо подкачать, и тогда всё будет чики-пуки!

..,А потом я стояла, ждала автобус и искренне благодарила Олеську за её идею познакомиться через газету и за эти три счастливых дня, показавших мне, каким уж точно не должен быть мужчина.

 

Чтобы всё было “чики-пуки”.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (915 оценок, среднее: 4,48 из 5)

Загрузка…