Ирина Сапир

Страна : Израиль

Родилась в Одессе. В возрасте 18 лет переехала с родителями в Израиль. Пишу с самого детства. Но основой жизненного пути поэзия стала для меня после эмиграции. Замужем. Двое взрослых детей. Закончила Тель Авивский университет со степенью бакалавра по английской лингвистике и литературе. Много лет работала преподавателем английского языка. Люблю читать, как поэзию, так и прозу. Люблю путешествовать. Обожаю рукоделие – вяжу крючком. Дружу с гитарой и бардовской песней.

Country : Israel

I was born in Odessa. At the age of 18, moved with my parents to Israel. I have been writing since childhood. But poetry became the basis of my life after emigration. Married. A mother of two grown children. Graduated from Tel Aviv University with a BA in English Linguistics and Literature. Worked as an English teacher for many years. I love to read both poetry and prose. I enjoy traveling. I also really like handiwork – I crochet. A guitar and bard songs are also my good friends.))).

Отрывок из поэзии

 

МОСТ

 

Здесь – дожди идут. Вдоль шоссе 

воды катятся, как стремнины рек. 

А на северной полосе

тихо падает невесомый снег.  

 

Здесь – бессонные фонари

разбавляют ночь желтой темперой*. 

Где-то первая нить зари 

расшивает высь соразмерно. 

 

Там на выступах белых гор

облака лежат, словно ватные. 

Здесь – бордовые фалды штор,  

кружевной торшер, столик лаковый,

 

месяц, выжженный как тавро,

над окном завис жёлтым краешком…

Между здесь и там – длинный ров, 

разобщающий, разделяющий

 

непохожие столь миры.

Но… строка бежит тонким почерком,

и цепляется за обрыв

запятыми и многоточием;

 

ограняются камни рифм, 

и вшиваются в лист чернилами – 

стих рождается и над ним 

Муза кружится легкокрылая. 

 

Пробиваются сквозь блокнот 

строчки стеблями виноградными  

и сплетаются в зыбкий мост

меж дождями и снегопадами. 

 

* ТЕ́МПЕРА –  Краски, приготовленные на яичном желтке или на смеси клеевого раствора с маслом. (Малый академический словарь)

ПОСТУЛАТ 


Старое фото с оторванным краем. 

Сквозь черно-белую блеклость снимка

воды индиговой синью мерцают,  

солнце рассыпалось на крупинки 

 

золота по шелковистости моря. 

Утренний пляж. Молодая мама

смотрит с улыбкой, как ловко я строю,

сидя у кромки прибоя, замок. 


Мокрый песок на щеке и предплечье. 

Сколько мне — семь или, может, восемь? 

Лето казалось тогда бесконечным,

мнимой, далёкой казалась осень, 


время — медлительным и безбрежным…

Мне постулат был еще не ведом, 

что проливные дожди неизбежны 

и снегопады наступят следом, 


что этот берег, объятый ветрами,  

брошу, отдавшись другим широтам, 

что поседеет со временем мама  

и пожелтеет с годами фото.    

 

МАРТ

 

Ты снова здесь, коварный март. 

Иди, лишай других покоя

и не тасуй колоду карт

давно привычных мне устоев.  

 

Без приглашения, силком, 

в мою писательскую келью

не пробирайся ни лучом, 

ни перестуками капели. 

 

Я все мосты сожгла дотла.

Прибереги свои уловки

для юных. С поезда сошла

я на февральской остановке

 

и здесь построила себе 

надежный дом на прочных сваях.

Но… опасаюсь, что в борьбе

с тобой опять я проиграю. 

 

Да, так и есть. Мне ворожбу

твою умерить нет надежды. 

Я, затаив дыханье, жду

когда проклюнется подснежник

 

сквозь талый снег. Призывна даль, 

и я без компаса, без карты, 

пешком от станции Февраль 

почти бегу к пределам Марта! 

 

ЯНТАРЬ

 

На блокнотном листе проявляется стих в анапесте*. 

Примостившись в кафе я цежу капучино и строки. 

На руке у меня – прибалтийский серебряный перстень

цепко держит оправой массивный янтарь желтобокий. 

 

Многолюдно. На круглых столах – орегано и мята. 

Звон посуды стежками вшивается в гул разговоров. 

В карамельной глуби янтаря – переливы заката, 

витьеватые темные реки, туманные горы. 

 

Капля кофе мерцает на белом фарфоровом донце. 

Попугаи промчались над улицей радужной стаей. 

Как же много в янтарных глубинах июльского солнца! 

Жаль, что часто в душевных глубинах его не хватает. 

 

*Ана́пест (греч. νάπαιστος «отражённый назад; обратный <дактилю>»); менее распространено ударение анапе́ст (соответствующее нем. Anapä́st) — трёхсложный стихотворный размер. В античной квантитативной метрике — метр, стопа которого состоит из двух кратких слогов и одного долгого.

ru.m.wikipedia.org



КРУГОВОРОТ

 

Вновь начинается день –
всего лишь звено в цепочке.
Сползает ночная тень,
как шёлковая сорочка.

Дымку недавнего сна 
сметает душистый, терпкий,
горячий эспрессо. На
автобусной остановке

ёжась, толпятся уже
угрюмые пассажиры.
На улице и в душе
еще по-ночному сыро.

Тихий обыденный день.
В ладонях сжав удила, мы 
насилу умерим лень
и полный возок с делами

в гору потащим с трудом:
работа, хозяйство, дети – 
мы наспех день проживём,
почти его не заметив.

Ночью осмыслим итог,
вдыхая дым сигареты:
Написано мало строк!
Поломано много веток!


Но предрассветная сень
растает, и без отсрочки
начнётся наш новый день –
всего лишь звено в цепочке

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка…