Елена Чара Янова

Страна: Россия

Я — Елена Чара Янова, ехидный научный фантаст, можно просто «Чара». Работаю в жанре юмористической научной фантастики, подвид — эмоциональная, для читателей new adult. Сейчас работаю над третьей книгой юмористического НФ-цикла «Закономерности бытия». Всего планируется шесть книг. Судя по отзывам читателей, книги содержанием и стилем напоминают романы Гарри Гаррисона, Кира Булычева, Джеральда Даррелла, Роберта Асприна, братьев Стругацких. Пишу я для тех, кто любит легкую, но занимательную научную фантастику, приключения, ярких персонажей, космос, необычную природу, приключенческие производственные романы и юмор. Также пишу литературоведческие статьи, рецензии, рассказы, повести и многое другое. Стараюсь постоянно совершенствовать литературное мастерство, посещаю литературные семинары для писателей-фантастов («Малеевка-Интерпресскон»), участвую в социальных инициативах для писателей (ВК-проект «Шторм») и писательских марафонах в качестве эксперта, стараюсь участвовать во всех конкурсах, посвященных научной фантастике, часто вхожу в списки финалистов (шорт-лист Кубка Брэдбери-2021, финал конкурса «Космическая олимпиада» от Литрес, финал конкурса научной фантастики в жанре технологический action «Проект особого значения» от Литрес и др.). По природе альтруист, пантеист, идеалист. Рада со всеми познакомиться!

Country: Russia

I’m Elena Chara Yanova, science fiction writer. I work in the genre of humorous science fiction, the subspecies is emotional, for new adult readers. Now I am working on the third book of the humorous sci-fi cycle “Patterns of Being”. There are six books in total. Judging by the readers’ feedback, the content and style of the books resemble the novels of Harry Harrison, Kir Bulychev, Gerald Durrell, Robert Asprin, and the Strugatsky brothers. I write for those who love light but entertaining science fiction, adventure, colorful characters, space, unusual nature, adventure novels and humor. I also write literary articles, reviews, stories, novels and much more. I try to constantly improve my literary skills, and attend literary seminars for sci-fi writers (Maleevka-Interpresscon), participate in social initiatives for writers (VK-project Storm) and writing marathons as an expert. I try to participate in all competitions dedicated to sci-fi, and often make the list of finalists (shortlist for the Bradbury Cup 2021, the final of the Space Olympiad contest by Litres, the final of the sci-fi contest in the technology action genre “Project of Special Importance” by Litres, etc.). By nature, I’m an altruist, pantheist, idealist. Nice to meet everyone!

 

Отрывок из фантастики “Доказательство Канта“   

­­­­­Человечество всегда стремилось с потрясающей прямотой подчистую разрушить простые и понятные истины. Чтобы выстроить новые – логичные и рациональные. Вот так и вышло, что и яблоки по законам физики ученым на головы падают, и Земля оказалась совсем не плоская, и Солнце, зараза такая, не вокруг нее вращается, а вовсе наоборот. Это закономерность бытия: наша Вселенная – исключительно упорядоченное место, хотя и с поправкой на энтропию, а человек – существо неупорядоченное, но почему-то активно внутреннему хаосу сопротивляется и всему ищет объяснение, желательно с весомыми доказательствами.

Чтобы доказать, что если иная жизнь во Вселенной и возможна, то только на основе углерода, людям потребовалось выйти в космос и покорить пять экзопланет. А потом нос к носу столкнуться с шестой.

Новый мир рационально объяснить с разбегу не получилось, как и исследовать техникой: человека планета, полная иррациональной кремнийорганической жизни, пускать не хотела, отпугивая зонды и дроны высокой электромагнитной активностью в верхних слоях атмосферы. Но если человечеству что-то приспичит – пиши пропало. И покорять ее упорядоченный эволюцией хаос направили стандартную делегацию с привычным набором освоения дикой природы: ученые, военные, астронавты. Пять раз схема сбоев не давала, так почему должна была случиться осечка на последнем патроне в барабане? Логично?

Тишина перед высадкой стояла особенная, сосредоточенная. Небольшая разведгруппа астродесантников все напутствия уже получила и ожидала отмашки, сидя в небольшом конференц-зале шаттла для межгалактических перелетов. На всякий случай командир попросил руководителя ученых еще раз пробежаться по пунктам: что их ждет, и что делать.  Спикер – тонкий, изящный молодой человек с острыми, немного хищными чертами лица – волновался перед неизведанным и увлекся, превратив повторение инструкции по безопасности в лекцию по эволюции. Расчетное время первого свидания приближалось, а ученый все разливался мысью по древу знаний:

– …таким образом, мы получаем частичную замену атомов углерода на атомы кремния в структуре первичного пептидоподобного соединения. Но, поскольку кремний связывается с водородом под углом в 150°, а углерод с водородом – под углом в 109°28′, то полностью кремниевого белка существовать не может. Он будет менее устойчив к внешним воздействиям, будет легче вступать в реакции и не образует сложных белков со вторичной и третичной структурой. И тем более – с четвертичной, как гемоглобин. И степеней свободы становится меньше – как и биоразнообразия таких кремнийорганических белков и, следовательно, жизни в целом.

– Док, а можно попонятнее? – попросил с первого ряда широкоплечий мужчина в серо-синей форме астродесантных войск Объединенного астрофлота, сероглазый, с коротким ежиком каштановых волос и правильными чертами лица с отпечатком на них опыта военной службы.

Ученый поправил очки в прямоугольной оправе и глянул на часы:

– Да-да, конечно, время. Давайте так. Совсем коротко и максимально понятно. Считалось, что принципиально кремнийорганика невозможна. И тем более развитая жизнь на ее основе. Максимум – диатомовые водоросли, но они скорее аккумулируют кремнезем, чтобы раковинки красивые сделать. Но здесь, на этой планете, вы столкнетесь с тем, чего на Земле нет и быть не может.

Командир разведгруппы не хотел прерывать ученого, ему было понятно и интересно. Но редкие шепотки с галерки намекали на то, что бойцы не отказались бы вернуться обратно к себе в каюты: надышаться привычным перед тем, как прикоснуться к тому, чего не может быть.

– И чего нам ждать? – уточнил унылый голос откуда-то из середины зала.

– Мне жаль, что из-за высокой активности атмосферного электричества и коэффициента преломления электромагнитных волн не удалось запустить дроны с орбиты. И я не могу вам сказать, что вы увидите. Так что ожидайте всего, – ученому не нравилась идея без предварительной подготовки наобум сажать на поверхность планеты десантный модуль, но другого выхода он тоже не видел. – Всего, что вы можете вообразить. И чего вообразить не можете тоже. Не мне оспаривать решение руководства пускать людей вперед техники, но с активной фауной использовать планетоходы будет дольше, сложнее, и сопряжено с большими финансовыми затратами. Вы можете справиться быстрее и эффективнее. Скажите спасибо, что состав воздуха пригоден для дыхания.

Шепотки снова пробежались легким ветром по залу: астродесантники и до этого понимали, куда летят, но встреча с невозможным неизвестным –волнительное испытание.

– То есть дышать без фильтров нельзя? – уточнил командир.

– Губительных для человека компонентов воздуха и потенциально опасных микроорганизмов в пробах нет, – неопределенно пожал плечами молодой человек, машинально пытаясь сунуть руку в карман лабораторного халата. Не нащупав привычного, ладонь отдернулась и нервно оправила стандартный комбинезон астродесантника, сидевший на ученом как на корове седло. – Но насколько долго и будут ли последствия, пока непонятно, могут быть силикатные взвеси в воздухе, пробы есть только с верхних слоев атмосферы… Ограничьте время первого выхода на поверхность, скажем, пятью минутами, и присылайте данные. И комментируйте все, что увидели, услышали, почувствовали. Если удастся дополнительно взять пробы воздуха, почвы, получить образцы флоры и фауны – отлично. Для начала этого будет достаточно.

Секунда в секунду в нужное время десантный модуль отделился от шаттла и пошел на посадку. Всплески раскаленного воздуха за обзорными экранами мешали астродесантникам разглядеть поверхность, оставалось дать волю воображению и в общих чертах представить себе, что ждет их за пределами старушки Земли на потенциально, в далекой перспективе, шестой колонии человечества. И все равно носы тех, кто сидел поближе к видовым экранам, с любопытством к ним прилипли. Заработали аэродинамические стабилизаторы, посадочные маневровые двигатели скорректировали курс – и модуль медленно, но неотвратимо двинулся к земле.

Астродесантники прилетели на рассвете. Командир про себя хмыкнул –как символично заявиться туда, где еще не ступала нога человека, в момент занимающейся иномирной зари.

Звезда класса В, карлик бело-голубого цвета, светилась нестерпимо яркой точкой на горизонте неба. Магнитосферное сопротивление ее звездному ветру и излучению окрасило небосклон в кроваво-красные с фиолетовыми прожилками сполохи. Над правым краем горизонта поднимался малый спутник – аккуратное светящееся пятнышко, а посередине медленно светлеющего неба завис полукруг второго – более крупного, меньшего размера, с бледно-голубым свечением.

Облаченные в тяжелую экзоброню, бойцы дисциплинированно ждали сигнала от главы разведгруппы. Звездный берет – лучший из лучших, цвет и опора астродесанта – сделав первый шаг на пружинящую незнакомую поверхность, для начала обругал планету последними словами. Следом – разумеется, не вслух – себя самого, понимая, что не таких комментариев наверху ждут ученые, и только потом отдал приказ. Вольность он допустил от неожиданности конечно: эволюционная эстетика кремнийорганического мира оказалась…  сложной для мышления человека, привыкшего к одуванчикам, деревьям и кошкам.

Сквозь заросли полупрозрачной, хрустально-изумрудной травы виднелись темно-шоколадные стволы кустарников, и в свете поднимающейся звезды было видно, как ее лучи дробятся в текстуре коры на фрактальные симметричные и асимметричные отблески. Из-под ног десантников прыснули сферические тельца на ножках, и бойцы с трудом подавили рефлекторное желание не то выстрелить, не то нырнуть обратно в посадочный модуль, а некоторые – и перекреститься.

Мимо пронеслось, топоча и фыркая, стадо сюрреалистических животных – многоногие шарикоподшипники, невообразимой тягой сцепленные между собой тонкой перемычкой. По обоим бокам тварей щерились темными провалами пасти, обрамленные непрерывно шевелящимися коротенькими суставчатыми щупальцами. Из зарослей нежно-зеленоватого хрупкого травяного моря чувства людей одновременно атаковали непривычные цвета, скрипы, свисты, шелест, скрежет, щелканье и чувство легкости – гравитация немного отличалась от земной. Над астродесантниками пролетали гигантские, отливающие под точкой восходящего блекло-голубого солнца нежной синевой летучие создания, смахивающие одновременно на скатов-мант и исполинских бабочек.

Жизнь вокруг чужеродного планете элемента успокаивалась, присматриваясь и принюхиваясь, и уже почти вознамерилась попробовать на вкус, как время первого знакомства вышло, и командир завел бойцов в спасительные недра посадочного модуля и его привычный скупой интерьер.

Первый шок прошел довольно быстро, и люди, засучив рукава, приступили к работе. После месяца упорного посменного труда они смогли возвести на месте высадки прочный четырехметровый забор, оснащенный по периметру инфразвуковыми отпугивателями, поставить внутри относительно безопасной территории жилые и вспомогательные модуль-блоки, наладить работу водородных генераторов энергии и быт зачатка колонии.

Закипела рутинная работа: дроны, запущенные с поправкой на особенности атмосферы, исправно приносили повторные пробы земли, воды и воздуха, отлавливали животных и отщипывали кусочки растений. Но специалистов катастрофически не хватало, техника, управляемая искусственным интеллектом, гибла в объятиях гостеприимства кремнийорганического мира, а если ей управляли операторы, они не всегда вовремя реагировали на поползновения представителей фауны попробовать на зуб раздражающий предмет. Людей пускать изучать реалии планеты, полной непредсказуемых эффектов и искреннего интереса ее обитателей к пришельцам, руководство экспедиции пока не собиралось, да те и не особо рвались.

Ученый отложил в сторону пинцет, которым препарировал маленькую серо-зеленую в голубую крапинку сферическую зверушку на отдельные составляющие, поправил очки в прямоугольной оправе и глубоко задумался. С одной стороны, он понимал, что успех миссии очевиден – новый, шестой по счету мир пригоден для жизни и колонизации. И невероятно ценен не только ключевым для человечества ресурсом – чистейшим кремнием, но прежде всего своим принципиальным отличием от предыдущих пяти – кремнийорганикой. С другой – он не мог представить себе, как совладать с буйством последствий кремнийорганической эволюции так, чтобы и жизнь на планете не угробить в угоду человеку, и полноценную колонию развернуть.

Его подручные лаборанты подобрались весьма своеобразно: классические субтильные субъекты от науки, невероятно талантливые в своих областях знаний, но совершенно неприспособленные к общению с живой природой. Мощь интеллекта почему-то не оказалась равна силе мышц. С военными все было с точностью до наоборот – эти воспринимали демонстративную экстравагантность планеты как личное оскорбление и соревновались в стрельбе на скорость, собирая неимоверное количество трофеев из особо настойчивых экземпляров дикой природы в ущерб наблюдению и познанию. Где-то было потеряно промежуточное звено: кто-то сильный, но умный, тренированный, но живой и любопытный. И ученого сей факт неимоверно тяготил. Настолько, что в один прекрасный момент он не выдержал и пошел к руководителю экспедиции жаловаться на столь бесцельно и паскудно прожигаемое время.

– Я уже об этом подумал, – хитро ухмыльнулся импозантный седовласый джентльмен. – Точнее, не только я. Просто подождите немного. Пожалуйста. Я уверен, вы не будете разочарованы.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…