Елена Данченко

Страна: Нидерланды

Елена Данченко, поэт, прозаик, переводчик, журналист, рецензент. 

Закончила факультет журналистики КГУ (Кишинёв) и училась в Высшей школе переводчиков г. Утрехта. Автор 6 книг стихов и одной книги переводов, совместно с американским переводчиком.
Лауреат и финалист многих конкурсов: имени Ольги Бешенковской (Германия), Дюка Ришелье (Германия-Одесса), Международного литературного фестиваля (Прага), «Музыка перевода» (Москва), «Лучшая книга года» (Германия), Премии имени Игоря Царева, лонг-листер Бунинской премии, Волошинского конкурса, Премии «Белла» и других.
Автор публикаций стихов, переводов и прозы в журналах: «Дружба Народов», «Новая Юность», «Знамя», «Смена», «Москва», «Иностранная литература», «День и Ночь», «Зарубежные Записки», «Дарьял» и др. 


Country: Netherlands 


My name is Elena Danchenko. I am a writer and also journalist. I write poetry, prose, essay’s, reviews, translate from different languages into Russian, also make equirhythmical translations of songs.
I was born in Kishinev, finished Moldavian State University, faculty of journalism. After my emigration to Netherlands I studied in High School of Utrecht, at the department of translation and interpretation. Wrote six books of poetry and translated one book of poetry of Pavel Cherkashin from Russian into English, together with American translator.
I am laureate and finalist of a lot of literary competitions: by the name of Olga Beshenkovskaya (Germany), by the name of Duke Richelieu (Germany-Ukrain), International literary festival(Prague), Music of translation (Russia, Moscow) Premy of Igor Tsarev (Russia, Moscow); came in long-list of Bunin Premium(Russia) and Premium Bella(Russia-Italy).
I am an author of publications – verses and prose in magazines: Drushba Narodov, Novaya Yunost, Znamya, Smena, Moskwa, Inostrannaya literatura, Den I Noch, Zaruneznye Zapiski, Daryal and others. 


 Стихотворения из сборника “С миру по нитки”

КЛЕОПАТРА

Отправила в изгнание детей.

Похоронила, как сумела, мужа.

Не страшно было? Страшно, но ей-ей! –

никто на свете больше не был нужен.

А от позора смерть одна спасёт

и вынесет к заоблачному Нилу,

где, серебристая, как молодой осётр,

душа Антония от дел земных остыла.

Прохладный  ветер с моря чист, колюч.

Он тучек напрягает парусину.

А змейка, стало быть, к заветной двери ключ,

всего лишь ключ, свернувшийся  в корзине.

ОСТРОВА В ОКЕАНЕ

                 Судьбы моей реванш

за всю былую ложь –

бутылочная блажь,

осколочная дрожь

Канарских островов…

В мозаику чёрных лав

смотрю, как в зеркала

российских страшных снов.

Темно-зеленый тон

скалы, воды, песка.

И зеленей раз в сто –

зелёная тоска.

А надо бы – забыть.

а лучше б  – навсегда.

…вторгается в залив

строптивая вода.

Как выжила в аду,

как  вытолкала смерть

взашей, в каком году –

воспоминать не сметь!

Пивная пена волн.

Зелёно-синий тон.

Над ней – лишь чаек гвалт

и самолёта стон…

Спасаясь от гнилья,

которым пахнет  власть,

за небо, небо я

держалась – и спаслась!

…всё выше, круче волн

бурливый перелив…

Людских безумных воль,

всего один массив

                 и выше и сильней –

                Архипелаг Господь.

Чем небеса синей,

тем непреклонней плоть –

и камня в том числе.

Хочу окаменеть,

чтобы и в смертном сне

воспоминать не сметь.                    

                СТИХИ, НАПИСАННЫЕ В САМОЛЁТЕ.

           1.

Нет ничего глупее,

чем плакать в самолёте,

летящем на родину.

Уехать от неё невозможно.

Вернутся к ней невозможно.

Как же было возможно

родится на белый свет?!

           2.

Я негативна?

Зато – безхитростна.

Вы позитивны,

но: говорите одно, думаете о другом,

делаете – третье.

Я – производитель проблем, говорите?

А вы – производители исключительно

сиюминутных удобств

для себя.

Удобств, отнятых у других.

                ТЕЛЕФОННЫЙ РАЗГОВОР

Голландия –  хорошая страна.

В ней есть для счастья всё – поля и реки.

Универсамы, полные навеки

еды, питья и прочего добра.

Есть люди, европейские вполне,

гуляющие с хондами* своими,

по тротуарам в хондовом говне

(наверное, демократии во имя).

Ты знаешь, я не верю больше в СМИ

и не хочу писать о негативе,

о том, как эти люди навредили

сами себе, а виноваты – мы.

Как в их глазах любой приезжий тут

есть недоумок или недоучка.

А потому заслуживает взбучки,

коль пол не трёт, а хочет в институт.

Да  и вообще, сия страна в миру –

так вышло, что имеет мало места.

Куда уж нам! И без того здесь тесно.

Ты не такой (такая). Точка. ру.

Здесь надо перманентно делать вид,

что всё отлично, всё, как есть – в  ажуре,

не то локальный прозорливый люд

на всю страну ославит, глаз не щуря.

Но я держусь. Всему своя пора.

Так надо сердцу, сжатому от горя:

ПОКОЯ. И спокойного пера,

уюта в доме, отдыха у моря.

И мне не стыдно своего хотеть!

Так просто было умереть когда-то.

Мы, перестройские бумажные солдаты,

жить не желая, принимали смерть.

                 Российский ад на ихний скучный «рай»

я, выбравшись из ада, не сменяла.

я просто выжила, а впрочем ты всё знала.

Теперь ты знаешь, что тут вовсе и не рай,

а край земли, окраина Европы.

Лоскут, распаханный до края, до конца.

Застроенный, закаканый, засса…

«читатель ждёт уж верно рифмы»: …

Прости за грубость. Чем-нибудь помочь

мне трудно. Мне не дашь, увы, совета,

как мне прогнать о прошлом мысли прочь.

И на вопрос: за что? – не дашь ответа.

…Голландия. Такая же страна,

как прочие, не лучше и не хуже.

Когда сидишь в отечественной луже,

все страны кажутся получше, чем она.

Голландия. Европа. Материк.

Планета. Боже, неужели так же

везде? В подушку спрячем крик

и на троих помянем водкой павших.

Я – в Зэйсте. Ты в Москве нальёшь стакан.

В обледенелости российской душ не чуя,

нам любо, что одна поймёт другую.

А третья наша – русская тоска.

                *хонд = собака (по-нидерл.)   

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 2,00 из 5)

Загрузка...