Диана Беребицкая

Страна : Израиль

Родилась на Украине. Окончила Харьковский институт искусств, работала в Харьковском лицее искусств, а с 1992-го года в Израиле: пианисткой, педагогом, организатором и дирижёром оркестра, руководителем детской театральной студии. Стихи сопровождают меня всю жизнь. Печаталась и выступала в России, Украине, Германии, Чехии, Израиле.

Country : Israel

 

Отрывок из цикла рассказов “Этюды”

 

Этюд 

— инструментальная пьеса для отработки какого-либо приёма исполнения и усовершенствования технического мастерства исполнителя;

— подготовительный набросок —в изобразительном искусстве;

— один из видов композиции — в шахматах;

— ролевая игра —в театральной педагогике и при обучении языкам.

 

И, пожалуй, здесь уместно каждое из этих определений.



  1. Имя-отчество

 

  Алинка рыдает. Глаза превратились в щёлочки, нос — в небольшую редиску.

 

—Что случилось? Она давно плачет?

—Как отыграла, так и…,— разводит руками её мама, извиняясь за то, что не сумела успокоить дочь или научить её прилично себя вести. Она вообще все время будто извиняется: за то что родила дочку в тридцать семь и воспитывает одна; что часто не успевает даже поговорить с ней, потому что тянет 3 работы; что отдала её в школу при музучилище: здесь преподают студенты, и легче осилить платежи за учёбу. Алинка — моя педпрактика. У нас с ней первый академконцерт.

 

 Обсуждение окончилось только что. Учеников зовут, чтобы объявить оценки. Я успеваю крепко обнять Алинку и шепнуть ей на ушко, что она умничка. Она недоверчиво смотрит на меня и, ещё продолжая всхлипывать, входит в зал. 

Не ожидала, что она так перенервничает. Алинка — первоклашка, лёгкая, весёлая и звонкая, как её имя. Она, и в самом деле, умница. Как-то на утреннике во время танца у неё отстегнулся беличий хвост, и она: «Вспомнила, что Тамарочка говорит, если что-то случилось, не останавливаться. И не остановилась!» «Тамарочка» — это я, потому что вместо «Тамара Робертовна» у неё получается только «Роботовна», сопровождающееся бубечиками смеха. За весь учебный год я не видела на её мордашке даже тени печали.

 

И сегодня тоже печалиться, вроде бы, нечему. Мы хорошо потрудились и получили «четвёрку». Если бы меньше хохотали на уроке и трудились на отлично, получили бы «пятёрку». Но я вижу, что зарёванную, но в общем довольную Алинку беспокоит что-то ещё:

— А Вы? А Вам?

— Что мне?

— Поставили оценку?

— Да, «пятёрку».

— Слава Богу! Мы за Вас так переживали! Алинка вышла — и говорит…

— Да-да! — перебивает она, — Мне показалось, что я играю слишком медленно, и я стала ускорять. А потом поняла, что быстро — и замедлила. А потом опять… А потом я испугалась: что же делать? Теперь из-за меня Тамарочка получит плохую оценку!

 

И, поправляя себя, впервые выговаривает верно и без смеха:

— Тамара Робертовна!



  1. Влюблена

 

Он азартен и умён. Хорош собой: осанка, плечи. А глаза! 

Играет в театре. Увлекается плаваньем, бальными танцами, фортепиано. Сегодня вдруг подошёл и попросил у меня ноты: Чайковского. И обещал напомнить вечером, чтобы я не забыла положить в сумку. 

 

Спешу домой с работы. С порога слышу, как моя мама говорит с кем-то по телефону: 

—Вышел в финал? Поздравляю! Приглашаете весь первый «А» и учителей тоже? Передам. И Чайковского захватит… Знаю, знаю, конечно: моя дочь влюблена в Вашего сына!



  1. Четыре урока демократии

 

 Возмездие настигло меня неожиданно. До этого мне удавалось как-то ускользать от него. Да, и провинность была небольшой. Ну, кто, в самом деле, не капризничал в детстве из-за причуд взрослых? Если, например, ты играешь на пианино, не всё ли равно, каким пальцем какую клавишу нажимать? Так нет. Пронумеруют пальцы, разведут в нотах муравейник мелких циферок так, чтобы играть стало невозможно.

  И вообще, какая же это игра? Игра — это свобода заниматься, чем хочешь в своё удовольствие и полная безответственность. А тут ты, как сороконожка: пока отсчитаешь палец с нужным номером, уже хочется попить водички, конфету, поиграть с котом, и вообще, мультики начинаются. И никакой музыки не выйдет, даже, если написать номера прямо на пальцах шариковой ручкой… 

  Согласна, тогда я пошла в своём упрямстве дальше простых капризов, припечатав: 

—Композитор пальцы в нотах не пишет, это делает редактор, который играть не умеет и вообще дурак… 

 Но зачем же наказывать меня так жестоко?

 

 Ведь в итоге я посвятила свою жизнь именно тому, чтобы сделать человечной эту помесь математики с макраме, показать своим ученикам, что умные пальцы высвобождают ладонь для полёта, что есть в этом что-то от работы фокусника и немножко — от колдовства. Для фанаток индийского кино я находила связь между движениями рук в танце и на клавиатуре; любительницам вязания «лечила» зажим в кистях рук; с мечтающими о карьере пилота работала над координацией; юным балеринкам внушала, что легкие пальцы ходят по клавишам на пуантах; эзотериикам намекала, что пальцы в нотах расставляют полубоги, провидящие невзгоды на пути и уберегающие от них… Вобщем, умудрялась перехитрить учеников, чтобы они могли именно играть, не маясь стойким отвращением к аппликатуре*, клавиатуре и прочей физкультуре.

 

                ***

 Итак, о возмездии.

 Ученик был взрослый, в энергичном возрасте чуть за 30. В какой-то вечер после работы он пришел записаться в музыкальную школу и сразу же поднялся ко мне в класс на первый урок. Ничего неожиданного: у нас немало взрослых учеников. Он внимательно слушал, живо реагировал и вдруг твердо заявил мне, что будет играть… без пальцев. Я вздрогнула, представив эту картину. Но он пояснил:

—Какой палец попадётся, таким и буду нажимать на клавишу.

 Это звучало оптимистичнее, но ненамного. 

 Заметив, что в этом случае он вряд ли сможет расчитывать на мировое турне, я решила отвлечь его, как младенца погремушками: нотной записью, ритмическими упражнениями, просьбой напеть знакомую мелодию…

 

 Второй урок дался мне ещё тяжелее. Оказалось, что в планах моего ученика было научиться играть на фортепиано одной рукой. Моё предложение сначала попробовать научиться ходить одной ногой он проигнорировал.

 

 На этом креатив не окончился. На третьем уроке мне был предложен новый формат: я буду рассказывать и играть на камеру телефона, а он —уже дома — слушать и заниматься сам.

—Давайте попробуем. А на следующем уроке Вы покажете мне, что у Вас получилось.

—Нет, зачем? Будем записывать дальше: так мы больше успеем.

 

 Молодой человек выглядел абсолютно позитивным, целеустремлённым, глаз блестел. Эта фантасмагория неожиданно напомнила мне «Репетицию оркестра» Феллини, где музыканты, планомерно отказываясь от всех форм организации, пускаются вразнос и разваливают-таки прекрасный храм Музыки… 

—Но Вы же понимаете, что если будут трудности, я не смогу Вам помочь. Это совершенно непрофессионально и невозможно. Я жду Вас на следующий урок, только если Вы готовы учиться по-настоящему.

 Он ушёл, унося с собой запись урока на смартфоне, а у меня закралось подозрение, что это был стёб. Но он не шутил.

 

 Парень оказался музыкальным, и поэтому я обрадовалась, когда он появился в четвёртый раз. Воодушевленный, он протянул мне фирменный бланк нашей школы. 

— Вот!

— Что это?

— Я был у директора… Я ведь понимаю: Вы боитесь неприятностей, если будете заниматься со мной не так, как принято. Но он разрешил!

 У меня в руках была официальная справка, разрешающая учащемуся имярек воспользоваться при обучении любой методикой по своему выбору. Они еще забыли написать: «…включая изобретённую им самим». Это как же надо было давить на нашего консервативного шефа! И так жаль было повредить лучезарную радость моего ви-за-ви, что я по-наполеоновски решила: «Ладно, ввяжемся в бой, а там посмотрим: постараюсь незаметно переубедить его, и тогда у него всё получится, я же вижу!»

 

                ***

 Очень хотелось бы окончить рассказ тем, что он выучился играть, но увы. Через некоторое время он просто растворился, оставив мне на память эту историю, которую я панически начинаю рассказывать ученикам всякий раз, как вижу, что наступает час «икс» борьбы за демократию и свободу аппликатуры*.

 

———————

 *Аппликатура — порядок чередования пальцев при игре на музыкальном инструменте, указанный в нотах с помощью цифр.



  1. Дары

 

— Это нужно играть глубоко, доверчиво, так, будто ты этот звук даришь. Понимаешь? И тебе не нужна благодарность или восхищение тобой… Просто даришь и отходишь в сторону. 

 

  Ага, «не нужно восхищение». Эта двенадцатилетняя красотка поминутно поглядывает на своё отражение в зеркальной стенке пианино. Она и играть-то учится только потому, что это, по её мнению, придаёт ей эдакой изысканности, и мне больших усилий стоит убедить её не оттопыривать мизинцы, как это делают принцессы на картинках…  

 

— Ну, как тебе объяснить… Вот так, слышишь? 

Играю в надежде, что она хотя бы скопирует прикосновение, но в ответ:

— А давай сфоткаемся? Сыграй ещё раз, а я встану вот тут, как будто я пою.

Палка для селфи валяется тут же, на диване. Безнадёга…

 

Вдруг меня осеняет. Надеюсь, эта тема увлечёт её больше, чем селфи:

— Есть такая история. Жили как-то двое влюблённых, очень бедных. Наступал праздник, а денег на подарки у них не было. И вот девушка решила продать свои волосы, такие же прекрасные, как твои, так ей хотелось купить подарок своему любимому…

 Далее следуют «Дары волхвов» О’Генри в моём вольном пересказе. 

— Он её разлюбил?

— Почему, разлюбил?

— Она же стала уродиной!

 

  Да, Песталоцци из меня не выйдет. Ещё одно трепыхание — вялая попытка моей ученицы проинтонировать злосчастную музыкальную фразу, и я завершаю урок.

 

               ***

  Когда я появляюсь на пороге этого дома через неделю, двери мне открывает юная леди в шляпе с полями. О’кей, у нас очередной приступ нарциссизма. Она начинает играть, но вдруг резко встряхивает головой, и шляпа летит на пол, открывая коротенькие остриженные кудряшки. Из-под чёлки настороженно блестят глаза.

— Вот и я стала уродиной.

— Конечно, нет! Почему ты вдруг так решила?

— Мы с девочками решили отдать волосы на парики для детей, больных раком, и теперь я стала…

— Знаешь, я тебя никогда не видела такой красивой, как сегодня.

 

Бог с ней, с музыкой.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (10 оценок, среднее: 4,60 из 5)

Загрузка…