Григорий Тамар

Страна : Израиль

Литературным творчеством занимаюсь последние 30 лет. Автор текстов многих песен, соавтор приключенческого романа “Рыцари Иерусалима”, офицер запаса Армии обороны Израиля, продюсер фестиваля “Рыцари Иерусалима”, увлекаюсь историческим фехтованием.

 

Country : Israel

I have been doing literary work for the last 30 years.I am the author of many poems, co-author of the adventure novel “Knights of Jerusalem”, a reserve officer of the Israel Defense Forces, producer of the “Knights of Jerusalem” festival, I am fond of historical fencing.

Отрывок из фэнтези “Огненный Гиен  

 

«На юге Израиля зоологи обнаружили уникальный случай сотрудничества хищников различных видов. Было замечено, что полосатые гиены ищут добычу вместе со стаей волков, о чем сообщается в журнале Zoology in the Middle East. Обычно гиены ведут уединенный образ жизни и охотятся только вместе с детенышами. Волки же никогда „не сотрудничают“ с представителями других хищников. В пустыне Негев в 1994 г. ученые обнаружили следы обоих видов животных в одном месте — на влажном песке, после сильного паводка. Самих животных не нашли. Однако через четыре года зоологи повстречали стаю волков, одним из членов которой оказалась гиена. Ученые попытались объяснить это странное сотрудничество. По всей видимости, волки быстро бегают и легко убивают крупных животных, трупы которых потом подъедает гиена-падальщик. Зато гиена лучше чует на расстоянии запах отбросов, лучше выкапывает их, а также способна открывать консервные банки. Таким образом, союзу двух хищников могли способствовать люди, замусорившие пустыню Негев». Мой фордик легко несся по недавно построенной четырехполосной трассе. Вовсю работал кондиционер, но даже сквозь стекла чувствовался зной весенней пустыни Негев, самой большой в Израиле. 

Солнце клонилось к закату, и я знал, что, когда оно утонет в водах Средиземного моря, то пустынный зной сменится пронизывающим до костей холодом. Днем здесь могло быть +40, а но6 чью +15. Сильный порывистый ветер усугублял контраст температур. В салоне машины разместились мои клиенты. Высокий и грузный Владимир Петрович неуютно ерзал на тесном для него сидении рядом со мной. Понятное дело, в Москве он привык ездить на просторном японском внедорожнике. Его жена Ольга Николаевна и четырнадцатилетняя дочка Любочка чувствовали себя сзади тоже не очень уютно. Я попросил пристегнуть ремни безопасности, и это их явно раздражало. Ольга Николаевна, эффектная блондинка лет сорока, была директором московской гимназии. Она привыкла всеми руководить и даже мужу, полковнику МЧС, от нее доставалось. Любочка — тихий затюканный подросток, и ее присутствие почти не ощущалось. Я включил свою шарманку профессионального гида и, наверное, рисковал начать клевать носом, если бы мой рассказ не превратился в бурный диалог. Автомобиль на крейсерской скорости несся к Эйлату, где задерганные непростой жизнью гигантского мегаполиса москвичи намеревались понежиться под южным солнцем. Говорили «за жизнь», о ценах на гречку и бензин, о детской наркомании, дороговизне жилья, беспринципных американцах и исламском терроре. Неожиданно я дал по тормозам и мои спутники не пожалели, что были пристегнуты. Наперерез автомобилю неспешно, вразвалочку шла огромная гиена. Не сбрось я скорость, при столкновении с таким крупным животным мой форд мог разлететься на куски. Визг тормозов ничуть не смутил хищника, и гиена не изменила свой неторопливый шаг. За секунду до того, как она скрылась в придорожных кустах, обернулась, пристально посмотрела на меня и… уголовно подмигнула. «Пора в отпуск», — подумал я. Дальше разговор не клеился. Вскоре Любочка сказала, что ей нужно в туалет, а Владимир Петрович захотел покурить. Я решил заодно заправить машину и заехал на ближайшую бензоколонку. Мы довольно далеко отъехали от центра страны, и я поймал себя на мысли, что попал в другой Израиль. Казалось, бензоколонка находится на краю света. Порывистый пустынный ветер пропитался песком и гнал по асфальту мусор. Мы купили кое-что перекусить, и я отошел в сторону, чтобы позвонить домой. Торопливо закончил разговор, и в эту секунду из-за ближайшей сопки, поросшей чахлым кустарником, неторопливо вышла гиена. Готов поклясться, что эта была та самая гиена, которая получасом ранее перебежала нам дорогу. Хищник остановился метрах в пяти от меня и посмотрел оценивающе. Я без суеты достал пистолет и передернул затвор. — Стрелять не советую, — внятно произнесла гиена. За сопками притаилась стая моих друзей. От удивления я чуть не выронил пистолет. «Да, — подумал я, — отпуск уже не поможет… пора на больничный…» Гиена продолжала: 

— Не делай глупостей, и мы разойдемся с миром. 

— Ты гиена? — нерешительно спросил я. 

— Нет, мамонт, — ответил зверь. 

— Вообще-то я не гиена, я гиен, я мужик. 

— Чего тебе нужно, гиен? 

— Мне нужны консервы. Ящик. Лучше мясные, можно рыбные.

 — А кабачковая икра тебе не подойдет? — попробовал пошутить я. 

— Меня бы устроило, но мои друзья нас не поймут. 

— Твои друзья тоже гиены… или мамонты? 

— Мои друзья — это стая волков. Я понимающе кивнул.

 — Слушай, гиен, я покупаю тебе все консервы, которые только найдутся в этом магазине, а ты оставляешь нас в покое. У меня важные клиенты, и нет времени на разборки с тобой, договорились? Гиен кивнул. Я быстро заскочил в минимаркет. Мой вопрос удивил продавца-бедуина, однако он достал из кладовки небольшую картонную коробку с ворованным армейским тунцом с военной маркировкой. Я молча протянул ему половину от запрошенной суммы, заговорщицки подмигнул и показал офицерское удостоверение. Бедуин решил не спорить, и я вышел на улицу. 

— Слышь, гиен, а как ты будешь их открывать? 

Гиен самодовольно хмыкнул и ловким движением лап и клыков быстро вскрыл консервную банку. Вскоре я вместе со своими пассажирами опять мчался по ночной пустыне. Далеко отъехать нам не удалось. Я налетел на доску, утыканную гвоздями, колесо жалобно зашипело. Гости вышли из машины. Я достал запаску и, согнувшись в три погибели, стал прилаживать домкрат. Владимир Петрович, кряхтя, взялся мне помогать. Мы увлеклись этим «мужским» занятием, как вдруг раздался истерический визг Любочки. Ей вторила Ольга Николаевна с паническим криком: «Волки!!!» Я вскочил, выхватывая пистолет. Нас окружила стая из десятка хищников. Они медленно начали приближаться. Я выстрелил под лапы самого крупного, надеясь, что резкий звук их отпугнет. Волки не отреагировали. У меня оставалось семь патронов, была еще запасная обойма. Решив стрелять на поражение, я прицелился. В этот момент из-за бархана раздался знакомый голос и из темноты показался мой старый знакомый гиен. 

— Погоди, земляк, щас разберемся. 

Ольга Николаевна устало вздохнула и упала в обморок. Дородный Владимир Петрович едва успел ее подхватить. В повисшей тишине громко икала от страха Любочка. Я уже ничему не удивлялся. Гиен двинулся навстречу волкам. Раздались звуки, напоминающие рыканье, хрюканье и чавканье — хищники общались. Через полминуты волки ушли. Гиен обернулся ко мне: 

 — Извини, земляк, накладка вышла. Это другая стая. Я им сказал, что ты уже заплатил. Я тебя в Эйлате найду — пообщаемся. 

Гиен опять подмигнул и скрылся в темноте. 

— Что это было? — севшим фальцетом спросила Ольга Николаевна. 

— Акклиматизация, — смущенно улыбаясь, ответил я. 

— Нам все это показалось? — с надеждой спросила Любочка. 

— Конечно, — уже уверенней кивнул я, — сейчас вот колесо поменяем, и скоро будем в Эйлате. 

До Эйлата мы ехали молча.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)

Загрузка…