Владимир Лидский

Страна: Кыргызстан
Родился в Москве в 1957 году. Окончил ВГИК. Поэт, прозаик, драматург, историк кино. Автор романов «Русский садизм», «Избиение младенцев», «Сказки нашей крови», повестей, рассказов, сборников стихов, нескольких киноведческих книг. Лауреат Русской премии (2014 и 2016 гг.), а также премий «Вольный стрелок: Серебряная пуля» (США), Премии им. Алданова (2014 и 2015 гг., США), «Арча» (Киргизия), премий журналов “Знамя” и “Дружба народов”, Премий им. Бабеля, “Антоновка. 40+”, премии нижегородского литературного фестиваля “Данко”, конкурса им. Короленко, драматургических конкурсов «Баденвайлер» (Германия) и “Действующие лица”, финалист «Национального бестселлера», Премии Андрея Белого, Бунинской премии, Волошинского конкурса, лонг-листер “Русского Букера”, премии «НОС» и др.
Член Союза кинематографистов Кыргызской Республики.

Country: Kyrgyzstan

Vladimir Lidsky was born in Moscow in 1957. The author is a graduate of the Russian State University of Cinematography (VGIK). Vladimir is a poet, novelist, playwright and cinematography historian. He is the author of the novels “Russian Sadism”, “Massacre of the Innocents “, “Tales of our Blood”, novels, short stories, collections of poems, several books on the history of cinematography. Winner of the Russkaya Premiya (Russian prize) in (2014 and 2016), as well as the “The Franc-tireur Silver Bullet” award (USA), the Aldanov Literary Prize (2014 and 2015, USA), “Archa” (Kyrgyzstan), awards of the magazines “Znamya” and “Druzhba Narodov”, Babel Awards, “Antonovka. 40+”, “Danko” award under the Nizhny Novgorod literary festival, Korolenko literary competition, drama competitions “Badenweiler” (Germany) and “Deistvujuchie Litsa (Actors)”, short-lister of the “National Bestseller”, the Andrei Bely Prize, the Bunin Prize, the Voloshinsky Literary Competition, the long-lister of the “Russian Booker”, the “NOS” prize, etc.
Member of the Union of Cinematographers of the Kyrgyz Republic.

Отрывок из роуд-муви Россия от Европы до Азии. Прокудин-Горский и его путешествия.”

Сергей Михайлович Прокудин-Горский был редким энтузиастом своего дела, уникальным учёным, художником, путешественником. Его достижения, остроумные изобретения и творчество в целом оказали существенное влияние на изобразительное искусство всего двадцатого века и, разумеется, на развитие фотоискусства — не только в России, но и во всём мире.

Сохранившийся архив мастера огромен и насчитывает несколько тысяч фотографий. Только на сайте Библиотеки Конгресса США представлено 2600 снимков. В Библиотеку Конгресса наследие Прокудина-Горского попало после его смерти, когда потомки фотографа решили продать обширную коллекцию. Сделано это было не столько ради денег, сколько ради её сохранения, ведь обеспечить целостность и сохранность альбомов и негативов можно было только в библиотечно-музейных условиях. Как автору снимков удалось переправить свои фотографические сокровища через границу после революции, вообще непонятно. Потому что это были не бумажные карточки, а стеклянные негативы, при этом тысячи стёкол занимали большой объём и изрядно весили. Так или иначе, Россия потеряла бесценный исторический материал, хотя для исследователей всего мира он, разумеется, открыт в виртуальном пространстве.

Специалисты считают, что к 1917-му году в коллекции Прокудина-Горского насчитывалось около 3500 снимков, причём в это количество не входило около 300 фотографий российских городов. Известны они только по выпущенным в 1906-1907 годах открыткам. Негативы же этих снимков до сих пор не найдены.

Спустя некоторое время после революции коллекция оставалась в СССР. Сам маэстро покинул родину в 1918-ом, но архив свой вывезти тогда не рискнул. Кто и как впоследствии занимался переправкой коллекции за границу — неизвестно. Позже Прокудин-Горский писал: «… благодаря удачно сложившимся обстоятельствам, мне удалось получить разрешение на вывоз наиболее интересной её части». Оставшаяся часть включала в себя снимки неудачные и невыразительные, плюс те, которые не вписывались в общую концепцию, а главное, фотографии, запечатлевшие стратегические объекты и секретные сооружения. Их общее количество специалисты оценивают в 1200 единиц. Первое послереволюционное упоминание о коллекции появилось в 1931-ом году, когда во Франции начались её публичные демонстрации. Долгие годы негативы хранились в ненадлежащих условиях, портились и приходили в негодность, часть из них к тому же была утрачена при перемещениях, и безвозвратные потери спустя 17 лет (к моменту передачи коллекции в Библиотеку Конгресса США) составили около 400 пластинок. На сегодняшний день Библиотека Конгресса США является монопольным владельцем негативов Прокудина-Горского. Копии снимков, тем не менее, хранятся в некоторых российских музеях, а репродукции время от времени находят в разных источниках — в книгах, журналах и на открытках.

               Коллекция мастера создавалась на протяжении примерно полутора десятилетий. К 1913-му году было составлено четырнадцать альбомов, к которым спустя три года был добавлен ещё один, последний — со снимками Мурманской железной дороги. Все они известны, кроме одного, считающегося утерянным. Специалисты полагают, что это альбом, посвящённый царской семье, тот самый, который Прокудин-Горский, опасаясь непредвиденных обстоятельств, решил оставить в России. По свидетельству автора снимков, альбом был спрятан в одном из российских городов. В воспоминаниях автора, хранящихся в семейном архиве, есть перечень объектов, которые он снимал. Это Мариинский водный путь, Туркестан, старая Бухара, промыслы Урала, река Чусовая, Волга от истока до Нижнего-Новгорода, памятники, связанные с 300-летием Дома Романовых, Кавказ и Дагестанская область, Мунгальская степь, местности, связанные с воспоминаниями об Отечественной войне 1812 года, Мурманский железнодорожный путь, а также множество снимков Финляндии, Малороссии и «красивых эффектов природы».

               В самих альбомах есть некоторые отличия от авторского перечня. Поскольку фотографии делались в разные годы, альбомы составлены не по хронологическому принципу, а по географическому, то есть снимки, сделанные в разное время, но в тех же местах, оказались рядом. Охват территорий в коллекции просто фантастический, представлена вся Россия и некоторые области Восточной Европы.

               Мы в своей экскурсии по виртуальному музею Прокудина-Горского будем двигаться с запада на восток, юго-восток и юг, руководствуясь его обобщённым гипотетическим маршрутом, который условно назовём «Россия от Европы до Азии».

Первые цветные снимки Прокудина-Горского, относятся, очевидно, к 1903-му году, когда маэстро посетил Финляндию, входившую в то время в состав Российской империи. Спустя тринадцать лет, в 1916-ом году фотограф вновь вернулся в северный регион, чтобы запечатлеть Мурманскую железную дорогу. Эта поездка оказалась последней для Прокудина-Горского. Известные события 1917-го года полностью прекратили его экспедиционную деятельность.

               Мурманская железная дорога, запечатлённая Прокудиным-Горским, уже к моменту его посещения имела интереснейшую историю. Ещё в конце ХIХ века эта дорога была мечтой архангельского губернатора  А.П. Энгельгардта, человека передового и дальновидного, считавшего, что внутренние области России всенепременно должны быть связаны с Северным Ледовитым океаном. Такая дорога, по мнению губернатора, могла бы дать колоссальный импульс развитию русского севера, став катализатором самых широких работ по строительству новых городов и посёлков, увеличению добычи рыбы, пушного зверя, а главное, страна получила бы безраздельную власть над  северными морями в течение всего года, потому что воды Мурманских берегов никогда не замерзают. Таким образом, строительство железной дороги, соединяющей центр с севером, приобретало стратегическое значение.

               Однако у этого строительства имелось много противников, и все они были могущественными царскими сановниками, считавшими новую дорогу излишней и обременительной для казны, потому что существовавшие к тому времени иные дороги в достаточной степени обслуживали нужды отсталой и не требующей больших затрат Архангельской губернии. Кроме того, для сообщения с внутренней Россией и торговой Европой имелся кружной морской путь, но в этом как раз и была главная проблема внешних коммуникаций, состоявшая в том, что акватории Белого моря и Северной Двины были закрыты для судоходства шесть месяцев в году. Вполне возможно, правительство смотрело на эти проблемы сквозь пальцы в мирное время, но государственные прозорливцы уже предвидели новые глобальные потрясения, когда из Европы потянуло подозрительным дымком. Многие уже понимали, что мировая война неизбежна, а дорога, о которой ещё два десятилетия назад твердил Энгельгардт в новых — военных — условиях окажется просто необходима. Выход к океану через Мурманские земли давал возможность манёвра не только русскому флоту, он давал свободу в действиях, связанных с перевозкой людей, продовольствия, стратегических грузов, оружия и техники.

               После долгих прений в самых высоких общественных сферах было получено соизволение Императора о скорейшей постройке дороги: “Считаю безусловно необходимым в будущем продолжение этой линии на север, до одной из лучших бухт Мурманского побережья”. После принятия окончательного решения дело пошло очень быстро. В кратчайшие сроки были проведены изыскательские работы и решено множество технических, юридических и финансовых вопросов.

               Для ускорения работ дорогу строили участками, предполагая на финальной стадии объединить их. Такая практика была впервые применена в отечественном железнодорожном строительстве. Изначально будущая трасса была разделена на северный и южный участки, которые в свою очередь делились на более мелкие отрезки. В процессе работы проектировщиков и строителей ожидали колоссальные трудности, — тяжелейшие климатические условия Заполярья, крайне неудобный ландшафт, огромное количество водных преград и скальных выносов.

               Война уже шла и в связи с этим необходимо было предельно ускорить ход всех работ. Проектировщики постарались максимально упростить сооружение вспомогательных зданий, необходимых для обслуживания дороги, — вокзалов, пакгаузов, технических помещений, домов для служащих и рабочих.

               Большую проблему для проектировщиков и строителей представляли северные реки, своенравные и мощные, имевшие большие уровни сезонного подъёма воды. Тут не годились типовые проекты железнодорожных мостов, необходимы были принципиально новые решения, которые предложил талантливый инженер А.А. Боровик. Для облегчения пролётных конструкций он предложил отказаться от металла, а взамен использовать мощный лес-кругляк, что позволило экономить время возведения и, естественно, средства.

               Летом 1916 года Прокудин-Горский получил госзадание: проехать по готовым и строящимся отрезкам северных дорог и предоставить фотоотчёт о поездке. Фотограф проехал сначала по Олонецкой дороге от Званки до Петрозаводска, а затем — по только что отстроенному участку Мурманского железнодорожного пути — от Петрозаводска до Кеми.

               В этом путешествии им было сделано большое количество снимков, иллюстрирующих как ход строительства, так и готовые объекты, в частности, упомянутые мосты инженера Боровика. Хорошее представление о состоянии дел на дороге дают фотографии Прокудина-Горского «Закругление пути у Петрозаводска» и «Станция Петрозаводск Мурманской железной дороги». Фотографии лаконичные и строгие, несущие минимум информации, но отражающие истинное положение стройки. Видно, что станция Петрозаводск едва заложена, однако на фото уже имеются многочисленные пристанционные сооружения, строящаяся водонапорная башня, большое количество стройматериалов. И — характерная художественная деталь: маленькая человеческая фигурка в белом кителе на краю песчаной насыпи. В этом весь Прокудин-Горский, — даже технический, казалось бы, снимок он прекращает в художественное явление, потому что человек на фотографии оживляет её, даёт дополнительное содержание и смысл всему сюжету. В этом же ряду знаменитый снимок, называющийся «На дрезине у Петрозаводска по Мурманской железной дороге». Здесь мы видим дрезину, на которой стоя едут рабочие, а впереди на почётных местах — некий чин в белом кителе и сам Прокудин-Горский в костюме, шляпе и хромовых сапогах. Снимок весьма характерный, отражающий и эпоху, и социальные отношения, рисующий ландшафт и местную природу. Фотографию делал, очевидно, кто-то из помощников Прокудина-Горского. 

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 3,00 из 5)

Загрузка…