Вайри

Страна : Россия

Люблю литературу, рисование и языки; пишу фэнтези и сказки. Мне нравятся музыка, книги и природа. Что еще? Еще надеюсь, что меня можно считать творческим человеком.

 

Country : Russia

I found of literature, art and languages; write fantasy and fairy tales. Also love music, books and nature. What else? Hope that I am the creative person.

 

Отрывок из сказки “Унесенные с Доброй поляны”

  На одной из тихих маленьких полянок живут люди ростом чуть больше лесного муравья. Они строят дома в стеблях растений и едят пыльцу цветов; зимой они засыпают вместе со всем миром, а весной первые теплые лучи солнца будят их. Поляну свою народ называл Доброй.

  Там много лет правила королева Листиада, а после нее сели на трон ее дети. Никогда не были они друзьями, а теперь уж совсем перессорились: вот как им править-то хотелось в одиночку!

   Новые правители дрались каждый день. Юный король обзывал сестру дурой, а молодая королева в ответ показывала язык; брат тогда дергал ее за волосы, а она пребольно кусалась.

  Наконец, день на четвертый, придворным это надоело, и они предложили разделить страну на две части. Теперь король стал жить в стебле чертополоха, а королева поселилась в стебле крапивы.

  Короля звали Мелкий. Конечно, в лицо его звали Мелкиардиан Мудрейший, Двухтысячный этого имени, Король Юга Доброй поляны.

  А Королеву звали Малявка. Но, естественно, в глаза ее называли Малявкаида Прекраснейшая, Тысячная этого имени, Королева Севера Доброй поляны.

  Первые приказы каждого правителя был одинаковы: Слова «Король» (или «Королева») писать и говорить только с большой буквы!». Говорят, некоторых даже ругали за то, что те говорили эти слова с маленькой буквы.

  Но Мелкиардиан и Малявкаида на этом не остановились.

  До сих пор неясно, что случилось. То ли Король подумал, что владения его сестры обширнее его собственных, то ли Королеве показалось, что Южная часть страны больше Северной, но в один день, один час и даже в одну минуту объявили они друг другу войну.

  Полем битвы стал огромный лист лопуха. Войска под предводительством самых знатных генералов (которые никогда до этого момента не видели настоящего оружия, зато говорили своим повелителям много любезностей) встали друг напротив друга.

  Битвы у маленького народа проходили так: люди брали самые маленькие палочки и дрались. Только никогда никого не убивали, а только сбрасывали с листа. Упавшие не имели права подниматься на лист и шли домой до следующего боя. Война заканчивалась тем, что одному из правителей, более умному, в конце концов надоедало сражаться.

  Но в этот раз война длилась три месяца, и это была самая долгая битва в истории. Ни Королю, ни Королеве не приходило в голову, что можно было бы уже и закончить ее.

  Обычные люди устают от войны, так что в один прекрасный день солдаты просто не вышли, а заперлись в домах. На каждой двери красовались таблички: «Нам надоело воевать!»

  Король Мелкиардиан угрожал казнью, Королева Малявкаида кричала и топала — ничего не помогало. Люди все твердили свое: «Нам надоело воевать!»

  И тогда те же придворные, которые предложили разделить страну, подсказали устроить совет, а чтобы Король и Королева снова из-за чего-нибудь не поссорились, место встречи тоже определили их слуги: большой одуванчик в самом сердце поляны.

  Мелкиардиан явился в сопровождении целого взвода солдат. Король нацепил множество орденов, изготовленных специально для него, и надел корону, которая то и дело падала с головы.

  Малявкаиду сопровождали фрейлины. Длинный шлейф Королевы волочился за ней хвостом, а тиара совсем запуталась в волосах.

  В тот день дул сильный ветер, и одуванчик сильно раскачивался.

  — Король, давайте перенесем совещание! — сказал один генерал.

  — Да вот еще! — воскликнул Мелкиардин. — А будешь так говорить — я посажу тебя в темницу!

  — Королева, давайте перенесем совещание! — предложила одна придворная девушка.

  Да только Малявкаида лишь ножкой топнула.

  И вот два правителя поднимаются на одуванчик; они садятся на алмазные троны между семенами, а над ними качаются белые парашютики.

  — Малявка, я должен править! — сказал Король Мелкиардиан, даже не поздоровавшись.

  — Это еще почему? — сразу заныла та. — Я же девочка, а девочкам уступать надо!

  — Да потому, что я смогу управлять вообще всем лучше, чем ты!

  Королева по обыкновению топнула и показала язык.

  — Да сама такая! — рассердился Мелкиардиан, готовый уже начать драку. — Да ты… Да ты даже на верхушку этого одуванчика не залезешь! Какое тебе королевство?

  Королева очень обиделась и полезла — хотя, сами понимаете, в платье да с распущенными волосами ей было очень неудобно. Ее брат решил показать, что он может еще быстрее, и полез на соседний парашютик. Корона то и дело норовила упасть, но Мелкиардиана это не останавливало.

  А ветер все усиливался. Одуванчик так раскачивался, что, казалось, Король и Королева сейчас грохнутся. Придворные там, далеко внизу, кричали что-то, но правители не слышали их.

  Мелкиардиан первым залез на самый верх и начал дразнить сестру. Та хотела снова топнуть, однако вовремя поняла, что это плохая идея.

  А ветру было все равно, что происходит на одуванчике. Он слышал, что парашютики просят его о путешествии, и он выполнил их просьбу. На всяких Королей и Королев ветер внимания совершенно не обращал.

  Не успели правители ничего сообразить, а они уже летели.

  Малявка, повисшая на парашютике, закричала от ужаса, умоляя спасти ее, но свита внизу, конечно, не могла ничего поделать. Сестру спас Мелкий, вытянув ее на самый верх.

  Невольные путешественники поднялись уже выше деревьев. Они вдруг увидели, что мир вовсе не заканчивается за Доброй поляной. Более того — она казалась такой крошечной! Да что уж там — огромные деревья, у которых с земли не было видно верхушек, тоже вдруг стали маленькими-маленькими!

  Парашютик плясал и кружился — так радовался он, что наконец отправился в странствие — и люди едва не падали с него. Он поднимался все выше и выше, уносился все дальше и дальше, и скоро Добрая поляна совсем затерялась среди этого гигантского мира. 

 

  Малявка плакала все время их полета. Она очень хотела домой.

  Сначала Мелкий пытался утешить сестру, но потом понял, что это бесполезно, и стал смотреть вниз. Казалось, что они пролетают над зеленым ковром, которому нет конца. Парашютик устал танцевать и вертеться и теперь неспешно плыл по небу.

  Но вдруг что-то странное показалось вдали: посреди мира блестел голубой рубец, будто кто-то разрезал землю на две половины.

  Тут парашютик стал спускаться: может, он летел именно сюда и теперь хотел отдохнуть. Сверкающая полоса все приближалась, а зеленый ковер медленно превращался в кроны деревьев; затем стала видна трава; наконец, путешественник опустился на белые камни и уснул. Сухие листья шуршали, напевая ему колыбельную.

  Бывшие правители оглянулись и увидели воду. С трудом поняли они, что это и есть тот рубец: отсюда казалось, что даже нет другого берега, что это конец мира и дальше лишь волны серебрятся под солнцем.

  С другой стороны стояли горы. Они протянулись цепью, ограждая людей от хоть немного привычного мира. Ветер доносил шелест травы и шепот листвы, да никак нельзя было попасть к ним.

  Но вдруг Мелкий увидел пещеру. Дорожка вилась к ней, но не было похоже, чтобы это был выход наверх. Неужели кто-то жил здесь?

  — Эй, Малявка! Смотри, чей-то дом!

  Бывшая Королева только хотела подойти поближе к странной норе, но неожиданно из темноты раздалось шипение.

  — Как это «чей-то»? У меня ессть имя!

  Это был Змей. Правда, совсем маленький, чуть больше земляного червяка. Но он помнил то, что должен помнить каждый из его народа: во всех случаях змея должна оставаться змеей — хитрым, коварным созданием.

  — Кто вы такие? Я не видел васс раньшше…

  Мелкий и Малявка не успели шагу сделать, а злодей уже свернулся кольцом вокруг них.

  — Откуда вы? — он сверкнул серым глазом.

  Малявкаида хотела было ответить, но ее брат зажал ей рот и прошептал:

  — Со змеями нельзя разговаривать!

  — Ну чего жже ты боишшься? Как тебя ззовут? — спросил Змей, уставившись на бывшую Королеву.

  И Малявка назвала свое имя; это змеиное колдовство подействовало. Да-да, все змеи умеют колдовать; это искусство досталось им от древних драконов.

  — Ну что жж. Идем ко мне, Малявкаида…

  Мелкого Змею зачаровать не удалось: бывший Король крепко зажмурился и даже на всякий случай заткнул уши.

  Как только злодей завел Малявку в свою нору, где было ужасно грязно и неуютно, он загородил выход и сказал:

  — Ссвяжи мне ковер! — и указал на ворох ниток в углу. Несчастной, однако, они показались канатами.

  — Я же не умею! — сразу заныла бывшая Королева.

  — Пока не свяжжешшь, не выпущу! — пригрозил Змей.

  И тогда Малявка горько-горько заплакала, но и это не смягчило змеиное сердце; ведь если змея задумает что-нибудь, то она никогда не откажется от этого — хоть плачь, ей будет все равно.

  Вдруг в злодея прилетел камешек. Конечно, Змею это показалось песчинкой, но для Мелкиардиана (а это, конечно, он кинулся на помощь сестре) это был настоящий камень.

  — Отдай мою сестру, дракон! — закричал Мелкий.

  Когда змею называют не змеей, она не откликается, и поэтому похититель сохранил гордое молчание.

  Мелкиардиан звал злодея то червяком, то живой палкой, но тот не обращал на храбреца никакого внимания. Наконец бывший Король назвал врага по имени, и Змей откликнулся, однако Малявку тот отпустить так и не согласился.

  И тогда Мелкий вызвал Змея на поединок, как это делали древние рыцари. Змей принял вызов, как это делали древние драконы.

  Хотя Мелкиардиан был ростом чуть меньше головы злодея, он совсем не испугался (ну, или совсем чуточку!). Он набрал камней и начал кидать их в Змея, да так быстро, что тот даже подползти ближе не мог.

  — Отпусти мою сестру! — все приговаривал герой. — Отпусти ее!

  Но злодей ни за что бы не отпустил Малявку, пока она не сошьет ему ковер. Не то чтобы ему этот ковер был так сильно нужен, просто похититель был змеей — и это был единственный повод.

  А Малявкаида, как только увидела, что выход свободен, рванула на улицу. Змей не заметил побега.

  Мелкий устал нагибаться за камнями и начал кидать во врага свои награды, а затем швырнул и корону. Она, правда, пролетела мимо цели, со звоном покатилась по камням да и затерялась где-то.

  Малявкаида схватила самый маленький желтый листочек и потащила его к воде. Иногда на Доброй поляне — такой далекой и родной Доброй поляне! — появлялись озера, и Малявка любила кататься на лодке (однако сама плавать не умела). Она запрыгнула на свой корабль и поплыла. Только отчалив, вспомнила она про брата.

  — Мелкий! Мелкий, я уплываю!

  — Стой, дура! — закричал тот, кинул в Змея свой камзол, оставшись в белой рубахе, и побежал к сестре.

  Злодей был в ярости, а разъяренные змеи теряют голову от злобы и бросаются на все живое. Он кинулся догонять свою добычу.

  Бегущий Мелкий еще толком не понял, что произошло, а его ноги сами оттолкнулись от камней. Через секунду он был уже на листе, который, крутясь, отдалялся от берега. Змей потерял свою добычу: воды он боялся.

  — Глупая трусишка! — закричал Мелкиардиан. — Я же мог погибнуть! Сама бы со Змеем сражалась!

  — Ну и сражусь! — Малявка так топнула, что их корабль покачнулся.

  — Ну и сразись! — воскликнул ее брат и со всей силы толкнул сестру. Та бултыхнулась в воду. Сверкнула, словно рыбка, упавшая с головы золотая тиара и ушла на дно.

  — Дура, выныривай давай!

  Тут Мелкий вспомнил, что никто из них не умеет плавать. Ужас сковал его сердце.

  — Малявка! — он попытался разглядеть хоть что-нибудь в мутной зеленоватой воде.

  Показалось светлое пятно. Когда оно уже почти выплыло, Мелкиардиан схватил его и вытащил. Его сестра была спасена!..

  Нет. Это было платье Малявки. Всплыл длинный шлейф.

  Река уносила лист. Земля все отдалялась, и Мелкому наконец стало казаться, что его одинокая крошечная лодка плывет по безбрежному океану.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Загрузка…