Анна Федотова

Страна : Россия

Юрист по профессии и поэт по духу, автор трёх сборников стихотворений и рассказов, а также романа “Когда слышишь драконов” – первой книги трилогии “Хроники Альвои”. Дипломант литературной премии «Поэт года» 2016, дипломант учрежденной Российским союзом писателей совместно с Российским Императорским Домом ежегодной литературной премии «Наследие» 2017, Живу и работаю в Ленинградской области. Я всегда любила сочинять стихи. Всё, что не могла выразить словами, я могла изложить в стихах, закладывая в короткие строки самое сокровенное. Сейчас меня заинтересовала проза. В детстве я постоянно фантазировала и придумывала истории про вымышленных персонажей. Каждый день, когда я была одна, я возвращалась к одной из историй и прокручивала в голове следующий эпизод, переживала и радовалась со своими героями. К сожалению, мне не пришло в голову все это записывать. Писать прозу я попробовала в Инстаграм, где регулярно проводятся писательские конкурсы и марафоны для любителей магии слова. Там родилась на свет и моя неповторимая команда: бесшабашный Внутренний Творец, романтичный Муз, строгий Внутренний Критик и Внутренний Нытик, без которого иногда ну никак не обойтись. Недавно в команде появился Внутренний Пиарщик, он-то и настоял отправить произведение на конкурс. Вместе мы поднимаем паруса фантазии и постигаем литературные премудрости на творческом корабле, имя которому «Идущий вперёд».

Country : Russia

Отрывок из фэнтези “Когда слышишь драконов

 

Глава первая 

Я теребила уголки страниц, а Дмитрий Петрович брызгал слюной и кричал:

– Проиграть дело по ущербу! Плюнуть и растереть!

Не знаю, как на счёт растереть, но плюнуть у него получалось хорошо. Он ходил туда-сюда, наклонялся над столом и тыкал пальцем мне в лицо.

– Ну, какие у них моги быть доказательства? Показания пьяницы-соседа и выжившей из ума старухи?

– И участкового, – добавила я, уставившись на чёрное, как моя жизнь, слово «ДЕЛО».

– И что? – не успокаивался Дмитрий Петрович. – Если ты почуяла, что запахло жареным, почему не попыталась отложить?

– Вы сказали закончить его сегодня.

– Я сказал? Ну, знаете ли Мирослава Андреевна! Когда вы там, и рядом нет Дмитрия Петровича, вы должны принимать решения сами и нести ответственность за них.

Внезапный голос в голове заставил вздрогнуть. Это был явно не Дмитрий Петрович.

– Человек…, — прогремело как будто внутри. Похоже, шеф этого не слышал и продолжал ходить по кабинету, швыряясь бумажками.

– Выходи, я не причиню тебе вреда, — прогремело следом. Голос был низким, он раздавался эхом по всей голове.

– Не поняла, это мне? — я попыталась мысленно ответить. 

– Тебе, человек, — сказал голос.

– Кто ты? – я начинала понимать этот внутренний диалог. 

– Выходи, — зашипело в голове, – скорее, – обладатель громового голоса терял терпение. 

Я тут же забыла про Дмитрия Петровича и вышла в коридор, сбежала по ступенькам вниз, выскочила на крыльцо, но тут же попятилась назад. 

Дракон?

На улице, пригнувшись к земле, стояло чудовище и смотрело на меня не менее удивлённо, чем я на него. 

– О, нет, — прошипело в голове, — девчонка! Темноликий не предупредил. 

Я окаменела. 

– Садись, по дороге объясню. 

Дракон не раскрывал рта. Когда говорил, только смотрел жёлтыми глазами.
– Зачем? – спросила я. 

– Залезай по крылу, – пробасил дракон. 

Я понимала, что делаю глупость, но меня влекло это чёрное чудовище с жёлтыми глазами, каждый из которых был размером с теннисный мяч. Хвост простирался до забора детского сада. Хорошо хоть на улице не было детей. Меня, вообще, удивила редкая пустынность вокруг. В это время здесь обычно людно. Я подошла к чудовищу. Заглянув в его глаза, сбросила туфли, чтобы не поранить шпильками крыло, и взобралась по нему на спину. Тёплая и сухая, приятная на ощупь. Я взялась за шипы возле головы. Дракон сделал несколько шагов и легко начал взлетать. Мы поднялись над домами. Людей поблизости не было. Зато никто не показывал пальцем. 

– Держись крепко, человек! – скомандовало моё транспортное средство и поднялось выше.

Вот уже наш маленький город был у меня словно на ладони со своими домиками, деревьями, сквером, дворами. Зрелище не из самых красивых. Так себе городок, но ветер уже свистел у меня в ушах, а подо мной мерно стучало сердце загадочного существа. Тук-тук…тук-тук… тук-тук…тук-тук.

Я открыла глаза и поёрзала на полке, потому что спину жгло, будто её ошпарили  крапивой, наверное, аллергия. В купе было темно, и колёса размеренно стучали. Потянувшись под подушку, я достала телефон и посмотрела время. Половина шестого, можно поспать ещё пару часов. Убрав телефон, я вновь закрыла глаза. Приснится же такое! Но было здорово, вот бы продолжить полёт. Обожаю драконов. Однако эти два часа проспала, как убитая.

В правой руке зонт, в левой — портфель. Спрыгнув на платформу, я тут же промочила ноги. Город встретил не вполне радушно. Я ощутила себя автомобилем в автомойке. Потоки холодной воды падали с неба, мчались по улицам, заливая пешеходные переходы, тротуары, проезжую часть, вырываясь из-под колёс и обрызгивая прохожих.  

Обуви сразу пришлось несладко, не успела я добраться до первого перекрёстка. Хорошо хоть зонтик взяла. Теперь направо, а вот и суд – обычное, традиционное для таких заведений здание с флагом над входом. Внутри не современно, в общем, как обычно. Я за свои два года работы успела полюбоваться разными зданиями судов, но этот ничем особенным не выделялся. Разве что забавно одетый мужчина с бородкой привлёк моё внимание, когда я подходила к зданию, перескакивая через лужи. Он был одет в свободную рубаху и коричневые штаны, заправленные в высокие сапоги, и просто глазел по сторонам. Может, старовер какой-нибудь. Чего только не насмотришься в российской глубинке.

Показала охраннику содержимое сумки. Колющих, режущих предметов и оружия я сегодня с собой не захватила. Позволила сверить лицо с фотографией в паспорте и прошла на второй этаж к нужному залу.

В суде была задержка полтора часа. Шанс уехать на дневном поезде из залитого дождём города таял на глазах. Слушание дела затянулось. Судья, женщина лет пятидесяти с собранными в тугой пучок маслянистыми волосами, смотрела на меня поверх очков, не поднимая головы от документов.

– Представитель ответчика желает что-нибудь добавить? – спросила она тоном, который напрочь отбивал любые желания.

Со стороны истца донеслись перешёптывания, а в окно с новой силой ударили крупные капли дождя, точно в стекло швырнули горсть бусин. Я покрутила в пальцах ручку, глядя в бумаги и наблюдая, как расползаются в стороны чёрными муравьями буквы, как размываются строчки моих возражений, моргнула, загоняя незваные слёзы обратно, бросила взгляд на судью и прочла в нём единственно возможный вердикт. Она уже всё решила, и не было смысла подавать голос, искать выход, точки соприкосновения, приводить ещё какие-то доводы.

– Нет, – ответила я и откашлялась, чтобы повторить, потому что вышло сипло и невнятно.

Я проиграла. Наверное, зря не попросила отложиться и не предложила мировое соглашение, ведь чувствовала, что судья не на моей стороне, хотя бы по тому, как она поглядывала на меня исподлобья и принимала все доводы истца. 

Шеф меня убьёт. Я так явно представила его белое с густыми усами лицо, и как он кричит: “Проиграть такое дело, это же надо умудриться, Мирослава Андреевна!” Конечно, он будет прав, потому что я опять не сделала всё возможное, чтобы победить. Опять.

 Что бы сказал на это папа? Он, наверное, бился до конца, пока мог, поэтому я и выросла без него. А если бы он был рядом, может, и дочь не стала бы такой никудышной, проявила бы себя храбрым и целеустремлённым человеком. Замкнутый круг какой-то. Так я раздумывала, идя в сторону вокзала, уже не выбирая дорогу. Идти не было разницы где – всё одинаково заливали бегущие реки. 

– Девочка, постой! — раздалось у меня за спиной. 

Я обернулась, отшатнувшись, потому что почти вплотную ко мне стоял парень, которого я видела перед входом в суд. Золотистые волосы облепили лицо, а с бороды стекал целый водопад. «Девочка» … это он мне? В мои-то двадцать один?

– Пойдём со мной, — махнул он куда-то в сторону кустов.

Я сразу подумала, что у него не всё в порядке. Опасения подтвердились. Только ненормального мне сегодня и не хватало! 

– Куда? — спросила я вслух, приподняв зонт. 

Он замялся и снова махнул рукой, говоря что-то невнятное. Сиреневое облачко возникло перед глазами, и я почувствовала приторный цветочный запах. Лицо незнакомца поплыло.

Альвоя. Земля Предков

 

Звёзды. Как они близко и какие нереально красивые! Голубые, сиреневые, бледно-жёлтые. Тёмное небо, как фиолетовая гуашь. Я секунды три любовалась небом и только потом поняла, что лежу, и так резко села, что перед глазами замельтешили чёрные мушки. 

Пламя костра освещало фигуру напротив. Никаких следов ливня не было и в помине. Мысли в голове начали беспорядочное движение, выныривая на поверхность одна за другой: человек в суде, он же под моим зонтом, облачко и запах. Получалось, что я на время отключилась. Но почему? Где я? 

Повертев головой, я ничего, кроме слегка освещённой фигуры, не увидела. Присмотрелась, размышляя, пора звать на помощь или нет. У костра сидел парень примерно моего возраста или чуть моложе, широкий в плечах с большими глазами и курчавыми волосами.  Он рассматривал меня, чуть приоткрыв рот, как будто не решался заговорить. И это был не тот парень, что подходил ко мне днём. Но почему же было так темно? И только тогда до меня дошло, что мне надо на поезд. Жар мгновенно охватил спину и растёкся по телу, вот только на пальцы рук его не хватило, они словно онемели и не слушались, пока я пыталась справиться с молнией на сумке и достать телефон.

У меня поезд. Мне надо домой. А если я опоздала? Мама же оборвёт все телефоны и не ляжет спать, пока не убедится, что я в порядке. Засада. Связи не было. Ни одной чёрточки. 

– Что происходит? – ничего лучше в голову не пришло. Прежде, чем звать на помощь, надо было хоть немного прояснить ситуацию.

Фигура напротив оживилась. 

– Приветствую тебя! Я Гиилюс и хотел бы узнать твоё имя. 

Он заговорил доброжелательно и мягко, что вызывало на откровенность. 

– Мира, — ответила я. – Не поняла твоего имени. Ты откуда?

– Ги-и-люс – произнёс он медленно, — Я дома. Мы в Альвое. Ты попала к нам через Мерцающие врата.

– Чего? Что со мной произошло? – допытывалась я, потому что услышанное было для меня набором непонятных слов. — Какая ещё Альвоя? Я хочу объяснений сейчас. 

Бесполезно подёргавшись по мессенджерам, я сунула телефон в карман и поковыляла по траве в противоположную от костра сторону. Лес, берег, песок. Ни малейшего намёка на цивилизацию. Снова достав телефон, я взглянула на часы, и меня затрясло ещё сильнее, когда я увидела, что они стоят.

– Который час? – спросила я, резко повернувшись к парню, что теперь стоял за моей спиной с видом брошенного перед ЗАГСом жениха. – Мне надо позвонить маме. И вообще, утром на работу, — сердце уже стучало так, что отдавало в уши, и я почти не слышала саму себя. 

Новый странный знакомый улыбнулся, и мне показалось, стало светлее.
– Ты задаёшь так много вопросов. Темноликий всё объяснит. Прошу тебя, потерпи ещё немного и всё узнаешь. К тому же, только он может вернуть тебя обратно.

– Я могу узнать, сколько времени? – рявкнула я на него, и тут моё горло свело от жажды, и мне едва удалось выговорить, – Темноликий? Я слышала это имя во сне. 

– Неудивительно, — ответил парень, медленно приближаясь, — Происходило соприкосновение миров, какие-то образы могли проникнуть из нашего мира в твой. Голос его звенел нежным колокольчиком, что никак не сочеталось с набатом в моей груди. 

– Из какого «вашего» мира? Ты о чём? 

– Мы в Альвое, — ответил он радостно, как будто я всю жизнь только этого и ждала, — На земле эльфов, как нас называют люди. 

Я прыснула. Второй сумасшедший за один день. Может, магнитные бури? Пытаясь восстановить дыхание, я неторопливо огляделась.

Мы стояли на склоне холма, вдалеке внизу лежало озеро, сливающееся с небом, хотя оно больше походило на море, а по склону тянулась неширокая тропка. Может, это реалити-шоу? Вдруг это розыгрыш, а я позорюсь тут с глупым видом, и где-то в кустах прячется камера? Господи, только не это. Я протёрла ладонью лицо и убрала руки в карманы, съёживаясь не от холода, а от внутренней дрожи. Оставалось два пути: продолжить панику или начать игру по их правилам. 

– Стало быть, ты эльф? — попробовала я подыграть, хоть и чувствовала себя неуютно, как в дорогом ресторане, — Не вижу острых ушей, – заявила с видом, будто каждый мой второй знакомый – чистокровный эльф. 

Парень засмеялся так искренне, что ввёл меня в ступор. 

– Ты начиталась человеческих книжек. У нас острый слух, а не уши.

«Может, я сплю?» — подумала я. Это просто не могло быть правдой. Но костёр горел, парень улыбался, а звёзды были нереально большими.

— О! Вот и Эз.

– Будем знакомы, – раздался тихий мерный голос.  Я повернулась и увидела мужчину с яблоком в руке. Он словно вырастал из-под земли, приближаясь совершенно неслышно. Широкие штаны, высокие сапоги, рубаха, перевязанная тонким кушаком. Выглядел он, как представитель древних славян, по крайней мере, я себе их так представляла. И никаких торчащих из волос ушей. Его аккуратная золотистая бородка не сочеталась с тёмным встревоженным взглядом. – Я Эз, – сказал он и улыбнулся, при этом смотрел на меня так, будто ему подарили автомобиль, но, выйдя во двор, он увидел «Калину», а не Роллс-Ройс. 

– Привет. Мира. Мы встречались, я так понимаю? 

Эз кивнул и протянул мне ароматное пунцовое яблоко. 

– Держи, – сказал он, кивнув в сторону тропинки, – Здесь не стоит задерживаться. Он оценил обстановку и жестом предложил мне идти вперёд. “Забавный”, – подумала я, делая шаг, и чуть не полетела носом в песок, споткнувшись об камень. Эз подхватил меня под локоть и с недоверием взглянул на мои запылившиеся туфли. 

– Можешь держаться за меня. 

– Спасибо, – посмеялась я и взялась за протянутую руку. 

Он снова улыбнулся одними губами, а я вспомнила про яблоко и откусила. 

– Тьфу, – сплюнула я в траву. Из-под тонкого слоя белой мякоти с розовыми прожилками на меня смотрела серая плесень. 

Я подняла на Эза глаза.

Гиилюс засмеялся, а Эз только развёл руками.

– Никогда не знаешь, что может скрываться под красивой оболочкой, прости, – сказал он, – идём же.

– Куда мы должны идти? – бросив яблоко, возразила я. Вы не понимаете, я в командировке, и у меня поезд. 

Друзья переглянулись, будто я изъяснялась с ними на китайском. 

– В замок, — пояснил Гиилюс, показывая рукой вдоль берега, — Темноликий ждёт. Ты должна его выслушать. Поверь, мы тоже хотим вернуть тебя домой как можно быстрее.

– Прости, что не взяли лошадей, нам надо быть как можно незаметнее.

Лошадей? О, Господи, точно средневековье какое-то. А со средневековьем у меня ассоциировались не только лошади и рыцари, но и вши, антисанитария, болезни. Ладно хоть парни не выглядели запущенными. Ещё раз окинув их взглядом, я робко зашагала.

Пройдя недалеко по тропинке, оглянулась и хотела сказать, чтобы потушили костёр, и уже открыла рот, но увидела, что костра не было, лишь на его месте ровным кружком лежали камешки с тлеющими угольками посередине. Что это? Магия? «Эльфы», «мерцающие врата», «из нашего мира в твой»… как он там сказал… «альвоя». Бред сумасшедшего. Как бы мне не хотелось верить, но другие миры – это чересчур.

 

Из летописи Альвои. Легенда о Драконьей Тени

 

 «Когда между мирами существовала прочная связь жил в мире драконов Доогелдарк. Благодаря могущественному оружию, превращающему в пепел всё на своём пути, его раса могла бы завоевать Вселенную со всеми мирами.

Люди, эльфы и другие ничтожные расы стали бы их рабами, строили бы для них замки, уходящие крышами в небо. Но драконы, этого не хотели. Большинство довольствовалось малым: летать над морем, откладывать яйца, воспитывать детёнышей, охотиться в густых лесах и на берегах рек, обрушивающихся водопадами в море.

Только не он, Доогелдарк, как называли его эльфы, Чёрная Буря, как прозвали его люди. Пусть не много, но он нашёл единомышленников. Связь между мирами была настолько прочна, а разделяющая их пространственно-временная преграда тонкая, как паутинка, что путешествие из одного мира в другой могло сравниться с перелётом между двумя утёсами.

Мгновенно сгорали человеческие жилища, а вереницы пленных людей потянулись в Мерцающие врата, ведущие прямо в подземелье, где обосновался Чёрная Буря.

Изумрудные леса не могли укрыть и селения эльфов от крылатых захватчиков, но у них была магия. Стихия встала на защиту избранников самой природы. Она препятствовала проникновению в Альвою и распространению губительного огня. Да, с эльфами было куда сложнее.

Но Доогелдарк бы справился, если бы король драконов не встал на защиту миров от сородича-убийцы. Битва, в которой драконы убивали драконов, принесла огромный урон драконьему миру, но подземелья были освобождены, и пленники отправлены домой. Доогелдарк сражался упорно, отстаивая своё право на господство во Вселенной, но не мог мериться силами с королём.

В древнем драконьем городе огнедышащие мудрецы составили послание для эльфов и людей. Драконы не могли быть поняты иначе, ведь общались на уровне мысли.

Послание было зашифровано с помощью рун и защитных символов и отправлено к эльфам и людям, чтобы навсегда закрыть проход между их мирами и землями драконов. Пусть никто больше не пострадает от жаждущего власти представителя огнедышащей расы.

Маги Альвои сумели прочесть руны, хоть это и потребовало много времени и трудов. В тот момент, когда они читали заклинание у последних Мерцающих врат в драконий мир, Доогелдарк, не пожелавший остаться на суд Короля и заточение в темницу или смерть, прежде чем невидимая дверь захлопнулась навсегда, проскочил в неё, бросив соратников.

Эльфы подняли луки. Но что такое эльфийские луки против смертоносного пламени? Доогелдарк взмыл в небо. Теперь он единственный в мире дракон. Его родная земля навсегда осталась в прошлом за опечатанной магией дверью.

Мир, что он увидел, был прекрасен и мог принадлежать ему. Однако Вселенная безгранична, и нет радости довольствоваться одним миром.

Дракон пулей метнулся вниз и схватил одного из стоящих вокруг закрытого портала магов. Никто не должен был знать тайну драконьих рун, поэтому жадное пламя поглотило остальных колдунов. Эльфы не выпустили стрел, чтобы не убить оставшегося в живых, уносимого драконом заклинателя.

Доогелдарк знал, где ему поселиться. Самое высокое место во всей Альвое — невероятная скала, острой стрелой пронзающая облака. Оттуда он будет видеть всё. Ни один эльф не приблизится без его ведома. В пещерах у подножия «стрелы» было достаточно простора, чтобы разворачивать крылья во всю ширину, выпускать пламя и не подпустить врагов. А ведь они будут. Жалкие лесные букашки придут уничтожить его, так бесцеремонно ворвавшегося на земли и навсегда лишившего их спокойствия. Нужно было научиться с ними общаться и донести главную мысль: Доогелдарк — король Альвои, а эльфы — армия короля.

Из захваченных миров он вырастит войско, какого по величине не знала Вселенная, и заставит всех магов крепко поработать над открытием Мерцающих врат к драконам. Доогелдарк поведёт войско и сразится с королём крылатых змеев.

С воплощением своей идеи дракон не медлил. Он бросил мага в ущелье, куда приносил ему пищу, книги, бумагу — всё, что могло понадобиться для работы эльфа над способом общения с драконом. Маг, сумевший прочесть драконьи руны, сумел составить и азбуку.

Чёрная буря нападал на эльфийские селения, похищая женщин и детей. Пленников он держал в пещерах и ждал, когда за ними соберётся войско. Войско собралось. По приказу, понятному только ему, эльфийский маг оформил предложение: дракон предложил эльфам обменять одного пленника на человеческого мужчину. Ему нужны были люди — изобретатели, строители и воины.

Это противоречило эльфийской природе, но желание спасти своих детей, матерей и любимых пересилило природное миролюбие, и эльфы пошли на человеческую землю. Пошли войной, чтобы как можно больше захватить и перевести в Альвою людей. Человеческой и эльфийские крови пролилось при этом немало. Дракон держал слово и отпускал пленников в обмен на людей.

Тогда люди пошли на эльфов, желая разобраться с захватчиками. Им не нужны были пленные, они пришли убивать и грабить, мстить лесным существам за бесцеремонное вторжение. Альвоя превратилась из зелёного мира в багряно-красный.

И тут всемогущий Доогелдарк предложил эльфам свою защиту в обмен на вступление в его войско и провозглашение его королём Альвои. Лесной народ оказался загнанным в угол, и он пошёл.

Но пошёл не к дракону. Он пошёл к человеку. К тому, что однажды, когда люди ворвались в селение, и шла битва, где смешалось пространство и время, спас эльфийскую девушку, закрыв её собой и приняв в грудь копьё, предназначенное ей.   Девушка вернулась за ним, он истекал кровью, хоть и всё еще сжимал в руке своё страшное чёрное оружие, а в серых глазах теплился огонёк жизни. Она сама дотащила его до дома, скрывала от всех и помогала бороться со смертью. Мужчина выжил, но не мог ещё двигаться. Эльфийка, звали её Олилия, выхаживала своего спасителя, колдовала над ним, шурша страницами старой книги магии, и учила своему языку. Он, в свою очередь, учил её своему.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 4,71 из 5)

Загрузка…