Александра Хоменок

Страна: Грузия

Прозаик, автор сказок, рассказов, повестей для детей и малой прозы взрослых. Родилась в 1984 году в Мстиславле в семье врачей. Выпускница Школы молодого писателя при Союзе беларусских писателей (2016), курса по креативному письму «Writing for young readers: opening the treasure chest» (2016), курсов Дарьи Доцук «Write Like A Girrrl:Young Adult» (2019) и Марины Степновой и Марии Карайчевой «Память, говори!» (2020); «Літаратурнай майстроўні» (2022). По образованию юрист, имею степень магистра права. Закончила юридический факультет Белорусского государственного университета, магистратуру Белорусского государственного экономического университета. В прошлом медицинский юрист, редактор и выпускающий редактор журнала для руководителей организаций здравоохранения, редактор роликов Youtube-канала «Психология.Что?». В 2018 вышла книга сказок «Приключения Эллис» (издательство «Народная асвета»). Описание книги можно посмотреть тут. В 2020 вышел сборник рассказов для подростков «Эскимосcкины истории». В 2021 году на белорусском языке издана повесть «Італьянскае падарожжа», в 2022 году вышло продолжение повести «Італьянскае падарожжа. Чао, лета!». В этом же году вышла еще одна сказка для самых маленьких «Как Панда Бо цвета искал». «Італьянскае падарожжа» и «Прыгоды Эліс» озвучены и размещены в приложении беларусских аудиокниг «Кніжны Воз». В 2022 году повесть «Итальянские каникулы» вышла на русском языке в издательстве «Пять Четвертей» (Россия). Серия рассказов “Клаша вошла в сборник рассказов для детей «Прочитай и раскрась!» издательства «Вверх» (2022) и лонг-лист конкурса Pradmova (2023). Самостоятельно издала 4 детские книги на английском языке с помощью платформы для независимых авторов KDP. Лауреат Международного творческого конкурса «Сон в руку» в номинации «Проза» (2016). Попала в шорт-лист «Корнейчуковской Премии» в номинации «Проза для детей старшего возраста и юношества. Иностранные авторы» (2018). Сборник рассказов о незрячей девочке «Клаша» получил третью премию «Корнейчуковской Премии» в номинации «Проза для детей старшего возраста и юношества. Иностранные авторы» (2021). Повесть «Итальянские каникулы» вошла в шорт-лист премии «Новая детская книга» (2020) г., в лонг-листы литературного конкурса им. Михалкова (2020) и литературной премии им. Крапивина (2020). Вошла в лонг-лист конкурса на лучшую книгу для детей и подростков по версии ЛитРес (2022), финалистка литературного конкурса сообщества «Mamadets» (2022), соавторка EBB Zine (2022). Финалистка конкурса Open Eurasia-2022 в номинации «Лучшее произведение для детей» (2022). На своей страничке в Инстаграме веду рубрику #носвкнигу_са, где рассказываю о книгах, провожу громкие чтения для детей 4-13 лет, читаю рукописи как бета-ридер, веду блог на Дзене “ПиСаша”, озвучиваю свои книги и верстаю аудиокниги, писала для блога ЛитРес. По-английски пиcала для Medium. Автор книжных обзоров в журналах «Волшебный» и «DOMIK». Отмечена специальным призом издательства «Самокат» на конкурсе читательских рецензий «Книжный штурман» (2019). Участник фестиваля короткого рассказа «Кора» (2020) с рассказом «Подоконник». Электронные книги можно найти в каталогах «Bookmate» и «ЛитРес». В 2021 году выступила стиль-редактором сборника рассказов Катерины Карпович «Паром до Анконы», изданном в издательстве «Голиафы» (Беларусь). Редактор книги Михаила Куницкого «Клубок по имени Солнце» (издана на английском языке издательством Hertfordshire Press) (2022). Редактор телеграм-каналов о домашнем насилии и социологии счастья (2022). В 2019 г. организовала книжно-социальный проект «Сказки вслух» по сбору средств на запись мультиязычных аудиокниг для незрячих детей. В рамках проекта создала краудфандинговый сбор, выйграв право защищать проект перед спонсорами, вести коммуникацию с поддерживающим сообществом. В 2021-2022 гг. приглашенный спикер в «Школе книги» Кати Залесской. Мама двух дочек и кота.

Country: Georgia

Prose writer, author of fairy tales, stories, novels for children and small prose for adults. Born in 1984 in Mstislavl in a family of doctors. Graduate of the Young Writer’s School at the Union of Belarusian Writers (2016), creative writing course “Writing for young readers: opening the treasure chest” (2016), Daria Dotsuk’s courses “Write Like A Girrrl:Young Adult” (2019) and Marina Stepnova and Maria Karaycheva “Memory, speak!” (2020); “Literary Maystroy” (2022). I am a lawyer, I have a master’s degree in law. Graduated from the Faculty of Law of the Belarusian State University, master’s degree from the Belarusian State Economic University. In the past, a medical lawyer, editor and editor-in-chief of the journal for heads of healthcare organizations, editor of the Youtube channel videos “Psychology. What?”. Long-listed for the best book for children and teenagers according to LitRes (2022), finalist of the community literary competition “Mamadets” (2022), co-author of EBB Zine (2022). Finalist of the Open Eurasia-2022 competition in the nomination “Best work for children” (2022). In 2021, she acted as a style editor for the collection of short stories by Katerina Karpovich “Ferry to Ancona”, published by the Goliath publishing house (Belarus). Editor of Mikhail Kunitsky’s “A Tangle Called the Sun” (published in English by Hertfordshire Press) (2022). Editor of telegram channels about domestic violence and the sociology of happiness (2022).

Отрывок из детской прозы “Итальянские каникулы. Чао, лето!

 

Чем ты старше,

тем больше вещей,

о которых ты можешь вспомнить

и радоваться этим воспоминаниям.

Кадзуми Юмото.

 

            Дни,

            в которых появилась музыка 

            В тринадцать лет ты знаешь о себе примерно все. Только из гороскопа. А так, возраст ни о чем. Среднее жизненное на всех фронтах. В самом расцвете только прыщики на лице. Со школой тоже все понятно: не высовывайся и учись себе тихонько. Кое-где опоздай, кое-что почитай. Хорошо, что с английским мы дружим – на него у меня большие надежды и предчувствие. Тем более Лёля сказала – учи язык и будет тебе летом Италия.

            А еще с музыкой у меня сложилось. Нет, на гитару меня Лёля не пустила.

            –  Я уже наигралась когда-то так, что ходила лунатиком по дому, – сказала она, – и вместо обычных – музыкальные диктанты в школе писала.

            Но Эдик тут проявился: притащил из гаража свою старую гитару, купил и натянул пластиковые струны, чтобы пальцы не так болели, настроил кое-как. Уж не знаю, чем он Лёлю задобрил, но гитару она в дом приняла и даже место ей обустроила, правда, за шкафом, подальше от своих глаз.

            Эдик как наоперируется за день, как придет домой весь такой вроде веселый, гитару достанет – и давай один и тот же мотив гонять по двадцать раз. Я всегда думала, что он это от хорошего настроения. Но Лёля его дольше знает и объяснила – что наоборот, поет, когда на работе плохо что-то, не ладится с больными питомцами или птичку жалко. Я поверить не могла – разве можно так самозабвенно играть и петь, если настроения нет? Оказалось, можно.

            Эдик наотрез отказался разучивать все песни кроме одной. Там про санитаров, которым я ни в коем случае не должна отдавать его гитару, когда они за ним придут. А когда это случится, я должна непременно спеть им всем песню про любовь. Вот такие там строчки. И так Эдик к этой песне прикипел, так жмурился, когда мы ее вместе пели, что я наконец согласилась – плохо ему, да. Когда человеку хорошо, не будет он так по струнам лобать и так неестественно хрипеть Вольским.
            Когда Лёли и Эдика не было дома, я потихоньку учила другие песни. И даже успела одну грустную и одну на английском. Один раз я в школе сыграла их, так для себя, на чужой гитаре, которую мне просто подержать дали. После этого меня в походы стали звать и я там играла и других учила.
            Но Лёля как-то раньше с работы вернулась и услышала, конечно, как я горлопаню, и вся застыдилась перед соседями, которые между прочим претензий не предъявляли.
            – Так значит! Теперь я для тебя тетя Лёля! – перекричала меня она и отвезла гитару бабе Маше.

            Но было уже поздно. Пальцы намертво запомнили аккорды, и я играла на невидимой гитаре не хуже, чем на настоящей. А вот Эдик еще угрюмее стал. Теперь ему не на чем было свое плохое настроение отыгрывать, и он записался на волейбол. Иногда мы с ним все же пели про санитаров, когда Лёля в свои туры ездила. Я мычала, создавая музыку, он пел. Получалось неплохо, даже соседи оценили, постукивая по батареям чем-то железным в ритм.
            Я даже нарисовала на картоне гриф в натуральную величину и на нем простым карандашом помечала аккорды – учила новые, повторяла старые. И до того заигралась, что меня в музыкальную группу взяли. Правда, в поп. И у всех там были сценические имена, как у «Spice Girls». А я себе никак придумать не могла. Пока это сочинение подвернулось.

 

           

 

           

            Майские дни,

            с дождями и новым именем

            Сочинения я плохо писать не умею. Всегда на «отлично» или около того. Особенно хорошо шли они в конце учебного года, когда правила заканчивались, а учебные дни – нет.
            – Катя, тут конкурс намечается, – подозвала меня после урока русского языка Алла Петровна. – Конкурс эпистолярного жанра, слышала о таком?
            – Это когда письма пишут?
            – Почти так. Это стиль речи, используемый при написании писем, открыток, телеграмм. А еще литературный прием в разных жанрах прозы. И тема… как раз твоя, – Алла Петровна протянула мне листок, который держала в руках.
            Жирным шрифтом было выделено
            «на тему: «Письмо человеку, которого мне не хватает»».
            – Угу, – сказала я и за секунды сгоняла куда-то в пятку, потом в мизинец, затем к правому уху и вернулась снова сюда, к себе, стоящей у учительского стола.
            – У тебя получится. Возьмешься? – и она обхватила пальцами мое запястье.
            – Попробую.
            – Вот и хорошо. Оценку я в любом случае тебе поставлю самую высокую.
            – До свидания, – промямлила я и потащила себя весом, наверное, с тонну из класса.
            Дома я сразу же достала бумажный гриф, несколько раз прогнала «Blondie», но легче не стала. Руки оставались тяжелыми, ноги гигантскими, голова чугунной. Я взялась на санитаров.

            ЧЕЛОВЕК

            КОТОРОГО МНЕ

            НЕ ХВАТАЕТ

             – варилось в чугунке.

            Человек, которого…
            После того, как я двадцать раз пропела про санитаров, вся стала пушинкой. Сняв зачем-то всю одежду, я залезла под одеяло и уснула. Повезло, что завтра был выходной – девятомай.

            Парад я, естественно, проспала. Зато к утру у меня было готово алиби: я писала сочинение. И это было сущей правдой. Все строчки – с первой до последней были точь-в-точь как спагетти, которые  я люблю – al dente.

            «Мама!» – крикнула маленькая девочка и побежала навстречу молодой женщине. Её пепельные волосы, наспех собранные в косу, совсем растрепались. И теперь в них беснуются полуденные лучи солнца. Её большие темные глаза блестят – дождалась. Молодая женщина ускоряет шаг. Их разделяют метры и нашпигованные ухабинами годы».

            Я писала так быстро, словно тренировала переборы самого Сантаны.
И когда к концу парада зарядил ливень, сочинение было готово. Я высунула уставшую руку в форточку, и она моментально намокла. Дождевая вода капала на пол, текла под мышку и ниже по животу, брызгала на лицо. Никому бы и в голову не пришло, что можно так промокнуть, стоя перед открытой форточкой. Но вода, казалось, лилась не снаружи, а изливалась изнутри.
            Человек, которого мне не хватает, это бы сразу понял. Теперь он жил в зеленой тетрадке. И пусть ко мне завалятся хоть все санитары мира, я все равно буду петь и писать про то, что я скучаю по нему.
           

            Когда Алла Петровна взяла у меня тетрадь, я выглядела сухой и довольной.
            – Вот только имя, – сказала я ей.
            – Имя?
            – Я не подписала.
            – Это обязательно. Как так – ты же автор.
            И она вернула мне тетрадь.
            Я села за первую парту, пстрикнула ручкой.
            Травина Кэт.
            Снова пстрикнула ручкой и протянула тетрадь обратно учительнице.
            – Кэт?
            – Да, теперь это мое имя. Типа псевдоним. Сочинительский и… сценический. Я в школьной музыкальной группе на гитаре играю.
            Она посмотрела в тетрадь, потом на меня, словно примеряла – в пору ли.
            – Допустимо… Кэт. Согласна, – улыбнулась она.
            – Теперь всегда буду Кэт, не по журналу, конечно, а по жизни и в музыке тоже. Я на гитаре играю.
            Алла Петровна приласкала тетрадь ладонями.
            – Договорились.
            Из школы в тот день я уходила человеком с новым именем.

            «You’ll nana see me complain m-m-m-m crying in the ra-i-i-in»[1],

            – напевала я, глотая буквы и весеннюю пыльцу. Мои волосы совсем растрепались, в них точно бесновались полуденные лучи солнца.

 

[1] Слова из песни «Crying in the rain» группы «A-ha».

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 4,80 из 5)

Загрузка…