Александра Таан

Страна: Россия

Член Союза писателей Санкт-Петербурга, прозаик, журналист, поэт. Автор нескольких книг поэзии и прозы. Всё книги презентованы в магазинах сети Буквоед, Книжной лавке писателей, библиотеках, Союзе писателей и т. Д. Член жюри фестиваля “Выборгская чайка” и Всероссийского конкурса юных чтецов “Живая классика”. Лауреат премии “Молодой Петербург” за прозаическую книгу “Гранатовые зерна” , лауреат фестивалей “Елагин остров”, организатор и ведущая фестивалей на Елагином острове, а также в арт-кафе”Бродячая собака” и т д. Делегат литературной конференции в Минске, финалист фестиваля “Осиянная Русь” в Москве, финалист поэтического фестиваля “Эмигрантская лира” , финалист международного фестиваля ” Open Eurasian Literature Festival”, награждена премией “Генералы мира за мир” (2019. Бельгия), организатор встреч членов гильдии в России, в Союзе писателей и Книжной лавке писателей г. Санкт-петербург

Country: Russia

Member of the Union of Writers of St. Petersburg, prose writer, journalist, poet. Author of several books of poetry and prose. All books are presented in the Bukvoed chain stores, the Writers’ Bookstore, libraries, the Writers’ Union, etc. Member of the jury of the Vyborg Seagull festival and the All-Russian Competition for Young Readers “Live Classics”. Laureate of the “Young Petersburg” award for the prose book “Pomegranate Seeds”, laureate of the festivals “Yelagin Island”, organizer and host of festivals on Elagin Island, as well as in the art cafe “Stray Dog”, etc. Delegate of the literary conference in Minsk, finalist festival “Shining Russia” in Moscow, finalist of the poetry festival “Emigrant Lyre”, finalist of the international festival “Open Eurasian Literature Festival”, awarded the prize “World Generals for Peace” (2019. Belgium), organizer of meetings of guild members in Russia, in the Union of Writers and the Bookstore of Writers in St. Petersburg

Отрывок из романа “Дети пережившие Холокост”

Тридцать четыре тысячи людей. Тащились к этому Бабьему яру… И цыгане — немцы же цыган ненавидели. Их расстреливали наравне. И…

  Немцы заставляли людей раздеваться, голыми людей укладывали друг на друга, на мёртвых и расстреливали.

Следующих укладывали и опять расстреливали.

 Девочки, когда мы делали фотоальбомы про эти два лагеря, думали, что с ума сойдём!

  А вот Вестерборг. Думаете, там концлагерь был? Нет. Там собирали евреев и отправляли. Перевалочный пункт. Мехиле, Дранси, — тоже перевалочные пункты. 

  Мы всё это собирали, рассказы очевидцев, фотографии, и делали альбомы, печатали тогда ещё на печатных машинках!

Про Анну Франк сколько написали, мы так её любим, нам так её жалко!

  Что она такая талантливая, что она была прекрасной писательницей. Ведь Отто Франк, отец, у неё жив остался, он был в рабочей команде. Он вернулся, ему отдали все её листочки, и он издал её.

Что немцы делали, что творили!!! Девочки фотографируйте всё!!!

Вот фотография — людей голых ведут на расстрел… Раздели всех.

И ещё один альбом я должна показать: я хочу всё показать!

Девочки — вы не простые, вы писательницы!

А вот Аушвиц, Бжезинка, то же лагеря. Виселицы. Всех вешают.

А вот помывочная. Там люди погибали от газа. Как происходило дело… (потом такие же евреи, только в рабочей команде, вытаскивали мёртвых крюками и бросали в печки. Железным крюком цепляли и бросали в печку).

Вот Бжезинка — земляные работы, на которых использовались узники.

Медицинские эксперименты над детьми — посмотрите, дети, бедные! Кровь у них забирали, делали им всякие уколы, вживляли в кожу гадость всякую…

А вот Александр Печерский, который возглавил восстание в Собиборе!

Вот — кремационные печи. Вот — женщина перед печью крематория. Вот массовые захоронения.

Как ещё кто-то выживал…

 Несчастные!

Это ужасные фотографии!

  А это интересная фотография — это голландец Альфонс Катан в Роттердаме. Сын Александра Катана, (карлика), и матери Джулии Софи Эльз, (тоже карлик). Альфонс же родился у них в 1930 году и был нормального роста. 

 Альфонс — один из многих жертв псевдомедицинских опытов в концентрационном лагере Маутхаузене. Он был взрослым, высоким человеком, ему делал уколы немецкий «врач» — старался уменьшить ему рост. А когда он сделал его маленьким таким, он взял его и скелетировал… При помощи укола в сердце был убит и скелетирован. И оставили его скелет. 

 А это тоже люди из концлагеря. Все они были казнены. Голыми, старались раздеть людей голыми, чтобы люди были беспомощны, и умерщвляли.

Вот оркестр самых лучших музыкантов, которые были потом уничтожены.

А вот Бухенвальд с надписью: «каждому — своё!».

Вот во что люди превращались! Вот узники… Страшно смотреть…

А это после освобождения лагеря.

Люди, которые выжили в лагере, некоторые, есть и долго прожили…

  А вот мальчик — подопытный кролик в немецком концлагере Нойенгамме — после того, как у него были все подмышечные лимфоузлы убраны специально. Вот его до того сфотографировали, а вот после. Таким он стал в сорок четвёртом году, после того, как ему все лимфоузлы убрали, а потом его повесили. 

  А это Клоога, а Клоога в тридцати восьми километрах к западу от Таллина. Это Прибалтика, они работали в лесах там, на вырубке леса. И они костры из людей устраивали — ставили брёвна, а наверх людей. Брёвна — опять людей. И так далее… Это Клоога.

 Страшный лагерь… Страшный костёр…

 Вот — красивый такой Терезин. Немцы там Терезиенштадт сделали. Всё покрасили. «Пражский журнал» вызвали. А потом людей вешали и на уничтожение отправляли.

  Вот и всё… Мы целый год потратили на создание всего!

А вот я у брата попросила, (он тоже в обществе), и он сказал: «накануне на Украине проживало два и семь десятых миллиона евреев, (по количеству проживающих евреев Украина занимала первое место в Европе), в пяти городах: Одесса, Киев, Львов, Харьков, Днепропетровск в середине тридцать первого года проживало двадцать пять процентов евреев всей Украины.

  Только на юге Украины погибло семьсот тысяч евреев, жертв Холокоста.

Особенно активной была деятельность нацистов на территории Молдавии, в Транснистрии.

Это я вам показывала концлагеря Транснистрии — там погибло триста тысяч человек.

Что творили немцы…

Вот еврейские священники роют себе могилу. Это — раз.

  А здесь у него, священника — священное покрывало и немцы выдёргивают… И выдергивают из головы волосы, раздевают его догола, устраивают порку, а потом расстреливают.

У нас в музее такое покрывало есть!

Немцы унижали людей!

Вот молитвенное покрывало! Оно называется талит!

А вот эти вот коробочки, девочки, это не просто коробочки! Вы думаете, у нас просто игрушки? 

Эти священные коробочки, «тфилин», элемент молитвенного облачения иудея, они же филактерии, в переводе с древнегреческого «амулет», но это скорее даже символ связи человека с создателем —  их надевают на голову, и на правую руку, а там — листочки из Торы, это для разговора с Всевышним.

Это всё у нас сохранилось из гетто! Кто-то сохранил в гетто.

Эта игрушка из гетто, и эта, и эта… И вот эти вот валенки тоже из гетто… Кукла…

Мы всё это храним. Даже цветы!

А это — это сидуры… Сидуры — священные еврейские книги. Еврейские молитвенники.

А вот, смотрите, мезуза — прикрепляемый к косяку двери в еврейском доме свиток пергамента с написанными на нём двумя отрывками из Торы, текстом молитвы «Шма». Евреи, когда входят в комнату, то притрагивается правой рукой к мезузе и целует… До мезузы надо обязательно дотронуться.

А из блюд, девочки, вкусная рыба Фиш…Фаршированная!!! Девочки напишите что-нибудь нашему музею… Сегодня у нас седьмое января…

  Людмила Фёдоровна и её необыкновенные друзья передо мной — живые свидетельства, легенды. Воплощения мужества и веры в добро и справедливость. Светлые. Стойкие.

 Мы находимся на втором этаже в ООО Ева, в «Северо-западном обществе евреев-инвалидов, бывших узников фашистских концлагерей и гетто», где каждый кусочек музея — реликвии из концлагерей; семейные фотографии — где люди любящие, счастливые, ещё не знающие про скорое умерщвление, смотрят со стен и как будто ждут чего-то. Молят нас. Живых. 

 Я смотрю на фотографию маленького мальчика. Кровь стынет от недетских, печальных, глубоких глаз. Потрясает жесткость этой фотографии — в последний миг перед расстрелом.

«Господи, неужели чёрное может заменить белое?»

«В каком мире мы будем жить завтра? Каким его увидят наши дети и внуки?»

«Чем будет пахнуть — цветами или смертью?»

Я держу в руках плюшевого медвежонка с печальными глазами, (он принадлежал девочке, убитой в концлагере). 

  У меня тоже дочь, сейчас ей два годика. Маленький светлый улыбающийся одуванчик с голубыми глазами. 

   Пройдёт три года, прежде чем я смогу снова вернуться к моему произведению. Дочке тогда станет пять и шесть лет, когда я стану дописывать книгу, пытаясь поменять чёрное на белое!

  Пытаясь сказать, что любовь, именно любовь была задумана изначально Богом на Земле! Это видно по каждому светлому одуванчику, тянущему навстречу каждому человеку своё солнечное, доброе сердце!

  Но, я люблю не только дочечку — я люблю нашу прекрасную Землю и всех людей на этой планете!

  Я знаю, что ненависть разрушительных войн с технологией нынешнего и грядущего времени может вторгнуться в саму природу и уничтожить нашу прекрасную Землю, вызвав глобальный катаклизм! 

  И тогда уже правительствам, которые в это не хотят верить, не нужны будут новые территории и ресурсы — потому что не будет ни Земли, ни людей на ней!

  У меня даже был сон про это, когда мне было десять лет — я видела инопланетян с огромными умными, синими глазами, они казались мне хранителями нашей Земли. Теми, кто подчиняется и служит высшему свету, огромному Богу-великану. 

  Во сне они умели говорить телепатически и делать так, чтобы я отвечала им, могли перемещать предметы и читать мысли. 

  Глаза хранителей, синие и бездонные, сразу же поразили меня своей неземной сущностью, вселенными ума в них, превышающих колоссально наш, человеческий, отчего я, бывшая на голову выше, показалась себе маленькой. 

  Я помню, как в тёмном, чистом поле ночью они говорили мне о том, что если будет война, значит, будет волна. Наверное, они имели в виду глобальную войну. Может быть, им проще потом снова создать людей, чем всю планету и её экосистему, это гораздо сложнее!

  Хранители гнали на меня, девочку, из голограммы экрана огромную страшную волну цунами. Гнали несколько раз, чтобы я запомнила это. Было очень страшно, и я закрывалась руками, думая, что сейчас огромные высокие волны обрушатся на меня и уничтожат!

 А потом возили во сне на своей тарелке на свою далёкую планету…

  Я тогда записала этот сон в тетрадку и никому не говорила о нём, боясь чего-то.

 Может быть, он про наше будущее, если мы не остановимся на войнах? Наша военная технология это смерть для планеты! А это поважнее богатства и новых территорий. Тогда ничего уже не понадобиться!

   Но я надеюсь, очень надеюсь на то, что добро победит зло! Что любовь и разум восторжествуют во всех странах нашего Божественного мира, созданного для добра, а не для разрушения!

  И сейчас, когда я обнимаю последнюю радость убитой в концлагере маленькой девочки — медведя с грустными глазами, мне хочется сказать ему, что никогда больше, никогда мы не допустим разрушительной войны и атомного взрыва ненависти и злости под названием Холокост!

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (29 оценок, среднее: 3,97 из 5)

Загрузка…