Элис Гербер

Страна : Израиль

Меня зовут Кузьменко Алиса Георгиевна, пишу под псевдонимом Элис Гербер. По образованию экономист, а также инструктор верховой езды и иппотерапевт. Всю жизнь плотно окружена книгами, чтение всегда было для меня основным отдыхом и развлечением. Однажды у меня возникло желание прочитать что-то особенное, что я никак не могла отыскать. И тогда я написала такую книгу сама. Творю с детства, любимые жанры – фантастика и фэнтези разных направлений. Публиковалась в литературном журнале «Млечный путь», участвовала в нескольких сборниках, завсегдатай сайтов самиздата. Участница литературной студии и КЛФ «Зодиак».

Country : Israel

My name is Alisa Kuzmenko, I am writing under the pseudonym Alice Gerber. I have an economics degree, and I am also a riding instructor and hippotherapist. All my life I have been surrounded by books, reading has always been the main rest and entertainment for me. One day I wanted to read something special that I could not find. And then I wrote such a book myself. I have been creating since childhood, my favorite genres are science fiction and fantasy in different directions. She was published in the literary magazine “Milky Way”, participated in several literary collections, a frequenter of literary sites. Member of the literary studio and club “Zodiac”.

Отрывок из фантастики “Ничего кроме смерти”

 

Проехала машина, кто-то на улице что-то крикнул. Через секунду Майя поняла, что крик не прекращается. Пронзительный, надрывный крик Линды. Майя смотрела сон почти как посторонний наблюдатель. Она уже знала, что будет дальше, поэтому теперь ее больше интересовали детали. Она была здесь специально. Теперь она просто хотела узнать, что же именно произошло и не беспокоилась о том, что почувствует в следующую секунду.
Линда закричала. Майя увидела в ее глазах свое отражение, в стекле за ее спиной отражалась быстро приближающаяся машина. Майя почти оглянулась, когда чудовищной силы удар выбил ее ощущения за пределы понимания и даже восприятия. Осталась только боль. Боль заполнила все, от земли до неба. И тут же Майя поняла, что боли нет. Нет так, будто никогда и не было. Шум, рев, гул и раздирающий воздух крик. Огонь. Море пламени рвется в небо, словно чудовищная огненная тварь из преисподней.
Сначала неясными силуэтами, потом четче, на фоне огня бегают люди, в основном спасатели. Майя видит все смутно, шум огня перекрывает все звуки, однако, и он доносится словно издалека. Майя лежит на земле, но это понятно по положению, а не по ощущениям. Ощущений нет. Нет боли, дискомфорта, ничего не чувствуется, кроме тошноты. К Майе подбежал человек в белом халате. Он только что поговорил с тем, кто положил Майю на асфальт. Майя не разобрала слов их спешной беседы. На груди человека в халате висел бейдж. Майя увидела слово «доктор». Он говорит что-то ей. Рядом присел еще один. Майя сосредоточилась. «Ты меня слышишь?» – четко прочитала она по губам. Второй возится в стороне. Внезапно Майя поняла, что он делает что-то с ней, с ее телом. Но она совсем ничего не чувствует! Врач проверяет ее реакции. Но реакций нет. На Майю наползал страх. Ее могут принять за мертвую! Но нет, с ней же только что разговаривали. Первый врач положил что-то на землю. Майя поняла, что он держал ее за руку, наверное, мерял пульс. Он продолжает говорить с ней, на Майя не может ему ответить. Первый врач смотрит на второго, качает головой. Врачи встают и отходят.
Подъехали машины скорой помощи, другие отъезжают. Ага, Майю не определили в машину скорой помощи, потому что не было свободных. Сейчас подъехали. Тут прогремел новый взрыв. Вокруг снова поднимается паника. Люди бегают, горят, тушат друг друга. Мимо пронесли кого-то на носилках. Майя заметила, что кто-то обгорел до багрового мяса. Рука тонкая… Линда? Как такое возможно? А Майя все так и лежит на асфальте. Почему ее не увозят? Жертв много, больше, чем она думала. Машины скорой помощи приезжают и увозят новых пострадавших. В поле зрения снова появляются два врача. Майя внимательно следит за их губами. Вот оно – «перелом», потом тоже что-то с «о». Позвоночник? Конечно, ведь удар пришелся ей в спину. И следующие слова Майя увидела четко и страшнее ничего в ее жизни не было. «Безнадежно», «шансов нет» – произнесли губы врача. Майя едва не вскинулась, однако силой удержала сон. Майя лежала и смотрела. Врачи занимались другими, машины увозили других. Таких было много, им некогда было даже когда поднять голову. Много людей пронесли мимо, провели, обожженных, к врачам.
Кто-то подошел, хотел было накрыть Майю с головой, но тут взглянул в лицо. Мужчина буквально подпрыгнул и Майя увидела (теперь чтение по губам давалось ей намного легче), что он кричит «Еще жива». К ней подбежали люди с носилками. Когда ее поднимали, Майя слегка потерялась. Потом увидела потолок машины скорой помощи и капельницу слева от себя. Ей посветили в глаза фонариком, кто-то стоял рядом со шприцем в больших руках. Майя не почувствовала укола. Похоже, ей его и не сделали. Просто стало темно и спокойно…

Глава 14.
Майя открыла глаза. Безнадежна?! Ее оставили лежать на земле, занимались другими, потому что она была «безнадежна»?! Майя вскочила с кровати. Все! Спать не хотелось! Хотелось писать жалобы, подавать в суд! Письма в министерства, президенту! Убивать!
Майя оделась, схватила сумку и вышла из дома. Было едва семь утра, но сидеть на месте она не могла. Уж лучше прогуляться. Майя пошла в университет пешком. Едва она обошла дом, как увидела Бэт. Бэт медленно шла ей навстречу и оглядывалась по сторонам, словно любовалась окрестностями. Потом заметила Майю. Девушки подошли друг к другу.

 – Амес, привет.

 – Привет. Что ты здесь делаешь? Да еще и сейчас, – Майя была очень удивлена.

 – Тебя ищу.

 – Ну, я здесь. В такое время ты пошла ко мне в гости?
Бэт помялась и смущенно улыбнулась. Без косметики она выглядела слегка непривычно.

 – Как у тебя дела? Как ты?

 – Нормально. Немного взволнована, столько всего свалилось. Но ты не волнуйся.

 – Хорошо, – Бэт кивнула.

 – Я так по вам всем соскучилась, – призналась Майя. – Эрику передавай привет. Он трикветру потерял, да?

 – Да. Ты об этом знаешь? Он очень расстроился.

 – Мы ее нашли.

 – Мы?

 – Я и Сэйбл.

 – Сэйбл? – переспросила удивленная Бэт. – Как она?

 – Слегка хандрит. Не знаю, чем ее порадовать…

 – А… где она?

 – На кладбище нашем.

 – Нет… Там ее нет.

 – На днях с ней там гуляла. Ей надо помочь. Я не знаю, как…

 – Гуляла, – кивнула Бэт. – Надо помочь.

 – Ну ладно, мне пора. Ты куда сейчас?

 – Домой.

 – Давай. Не забудь передать привет.
Майя пошла по знакомой дорожке. Почему Бэт? Не так уж они с ней и дружны. Она не утерпела и оглянулась, но Бэт уже нигде не было.
Майя пришла в университет задолго до начала занятий. Вся ее голова была занята мыслями о Бэт. Так рано пошла в гости? Может, чтоб наверняка застать дома? Почему не позвонила? Майя сидела и сидела на подоконнике. Когда же уже откроют аудиторию? Мысли стаями роились в голове. Майя соскочила с подоконника. Все, она идет на кладбище. Почему ей туда надо, Майя еще не решила. Однако, уже шагала к остановке.
Оказавшись на кладбище, Майя внимательно осмотрелась. Она нашла место, где последний раз видела свою компанию. Майя обошла вокруг, остановилась у самой скамейки и закрыла глаза. Ничего. Как обычно, должна была появиться Сэйбл, но этого не произошло. Что еще можно сделать на кладбище? Сходить на могилу к родственникам? Майя уже шла по направлению к старым могилам на семейном участке, как услышала шум над головой. Через секунду на нее упали первые капли дождя. Майя резко сменила направление движения и побежала к остановке.
Маршрутка подошла сразу, Майя сразу заскочила в нее. Транспорт не проезжал мимо ее университета, ехал по другой улице, близко от ее дома. Майя вздохнула. Занятия она сегодня пропустила.
Дома никого не было. Майя сняла мокрую одежду и села на кровать. Можно заняться конспектами, которые Майя отложила на выходные. Майя расположилась у самого окна, под мягкий, мерный шум дождя, работа над конспектом заняла все утро. Сначала со школы вернулся Влад. Он очень удивился, застав Майю дома, смотрящей в окно на дождь. Наследив в коридоре, он удалился смотреть телевизор.


– Влад, ты помнишь что-нибудь про аварию? – Майя остановилась в дверях в гостиную.


– Не очень, местами.


– А после?


– Скорую помню. Больницу помню, – Влад кивнул.


– А я больницу не помню. Почему?


– Может. В шоке была? Может, тебе вкололи что-то в скорой?


– Похоже, что вкололи…
Майя вернулась в комнату. Скоро пришла Линда.


– Майя, давай пообедаем? – попросила она.


– Ну, пообедай.

– А… А нагрей мне?


– М?! Ты что, сама нагреть не можешь?
Майя, стоя возле окна, отвернулась от дождя и посмотрела на сестру.


– Ты меня сумасшедшей назовешь.


– Не исключено, – согласилась Майя.


– Я боюсь огня.
К этому, вопреки ожиданиям сестры, Майя отнеслась с пониманием. Она молча встала и пошла нагреть Линде обед. Обрадованная Линда пошла следом.


– Ты что-нибудь помнишь об аварии? – спросила ее Майя, когда поставила сковороду на огонь.


– Очень слабенько.


– Что помнишь?


– Помню, как машина в нас летит, как ты вся вот так, – Линда поводила руками по лицу, – вся в крови была. Помню, что везде огонь был, что все вокруг было горячее от огня. Такое горячее, что пипец просто. А тебя уже рядом не было, и Влада не было. Я одна была, и не знала, что будет. А потом чьи-то руки меня потащили. Больно было так, что просто вообще, а потом ничего не помню…
На глазах Линды дрожали слезы.


– Скорая? Больница?


– Нет. Нет, ничего.


– Значит, ты даже скорой не помнишь. Ладно, на, ешь.
Майя сняла сковороду с огня.


– А ты? Мама вечно ругается, что ты не ешь.


– Я не хочу. Она скоро придет?


– Я не знаю, – пожала плечами Линда. – Обычно в это время она уже дома.
Майя стояла и смотрела, как сестра ест.


– Ты не говорила, что боишься огня.


– Да, – кивнула Линда. – У нас проблемы с доверием в семье. Разве это не очевидно?
Майя молча погладила волосы сестры и пошла к себе в комнату. Линда раздраженно поправила укладку.
Тамара пришла ближе к вечеру. Она была задумчива и довольно рассеянно поздоровалась с детьми.


– Мам.
Майя практически зажала ее в угол кресла, где Тамара ужинала перед телевизором.


– Отойди, мешаешь смотреть.


– Не отойду. Там реклама. Что ты помнишь об аварии?
Тамара подняла холодные глаза на дочь.


– Может, не надо об этом говорить?


– Надо, – настояла Майя. – Мы слишком о многом молчим.


– Май, я все понимаю…


– Я не отстану. Мне надо знать.
Тамара поняла, что разговор все-таки будет.


– В нас врезалась машина. Потом мы врезались в цистерну. Цистерна загорелась. Нас вытащили. Что еще?


– Нет, что именно ты помнишь? Что именно помнишь?


– Ты хочешь, чтобы я прям рассказала?


– Да.
Тамара слегка задумалась.


– Помню, что мы ехали. Потом я услышала звук тормозов. Прямо визг. Линда закричала, завизжала. Папа ругнулся. Потом в нас врезалась машина. Прямо с твоей стороны. Стекло на тебя так и полетело, кусками. Потом мы врезались в цистерну. Прокрутило так машину, занесло, и врезало. Ударило с моей стороны, поэтому я, наверное, потеряла сознание. Потому что дальше помню только больницу. И это все.
Майя переварила информацию.


– Что ты помнишь в больнице?


– Операцию помню. Как на столе лежала, а вокруг меня врачи и медсестры, – Тамара начала раздражаться.


– Это все?


– Все. Реклама закончилась.
Майя отошла.


– Агитация, – объявил Влад.


– Как же они достали, эти политики! – взвыла Линда.
Минуту назад они внимательно слушали рассказ Тамары, сейчас уже смотрели телевизор.


– Что тебя так беспокоит? – спросила Тамара у Майи.


– Меня бросили лежать на асфальте, потому что решили, что я безнадежная.
Влад оторвался от телевизора и во все глаза смотрел на Майю. Линда даже приоткрыла рот. Тамара выглядела шокированной.


– Ты это помнишь? – спросила она. – Может, тебе показалось?


– Нет, не показалось. Мне это все время снится. Я хорошо это помню.


– Но ведь… Теперь все в порядке, – негромко сказала Линда.
Майя нервно дернула плечом и ушла к себе в комнату. Тамара сама принесла ей туда ужин. Она постояла минуту за спиной дочери, наблюдая, как она рисует.


– Поешь. Ладно?


– Через минуточку. Я отнесу тарелку.


– Хорошо.
Тамара ушла. Майя закончила рисунок и отложила карандаш. Хорошо получилось. Она осмотрела работу. Как всегда, немного не так, как задумывалось, но все еще хорошо. Майя спрятала рисунок и взяла в руки тарелку. Глядя на лежащий на столе самодельный календарь, в котором Майя вычеркивала сорок дней, она ела и размышляла. Завтра последний день. Сегодня предпоследний, завтра последний. Завтра призрак должен был уйти, и странности прекратятся.
Майя доела и понесла тарелку на кухню. Вымыв ее, она открыла сушку и увидела оранжевую чашку. Завтра все должно прекратиться. Майя определила Тамару в ванной. Воспользовавшись случаем, она убрала чашку в шкаф в гостиной.


– Опять? Ох ты ж, блин, – прокомментировал заметивший это Влад.
Майя вернулась в свою комнату. Завтра. Завтра она обещала вернуть тетрадь Сэйбл!
Майя села за стол и стала листать тетрадь. Это все она уже просматривала… Все чаще попадались темные изрисованные листы. А потом все они стали такими. На страницах попадались темные пятна. Рисунки были заштрихованы в сплошную, линии продавлены, кое-где бумага была почти прорвана. Наведенные надписи, строчки из песен, почти бессмысленные фразы. Эти фразы имели смысл только для тех, кто бывал в таком состоянии.
Под некоторыми рисунками стояли даты, под другими нет. Те, что были, многое сказали Майе. Эти даты приходились на время, когда Сэйбл пропала. Это был страшный период в жизни девушки. Жаль, что никого не было рядом, чтобы поддержать ее. Совсем никого не было рядом, чтобы помочь. Наверно, это очень тяжело и страшно. С этой мыслью Майя перевернула страницу. На следующей был рисунок. Вот этот рисунок неплохо было бы обработать в графическом редакторе. Майя захотела вспомнить, как именно Сэйбл обрабатывала свои рисунки. Майя взяла с кровати ноутбук и залезла на готический сайт. Быстро отыскала знакомые рисунки и стала их рассматривать. Да, Сэйбл выдерживал стиль даже в обработке.
Майя зашла на форум посмотреть обновления. Здесь можно было затеряться надолго, что Майя и сделала. В форуме она изредка находила ссылки на интересные работы, среди них попадались работы Сэйбл, которые Майя еще не видела. Сэйбл была художественной звездой местной неформальной тусовки. Тут ей даже заказывали эскизы для татуировок. Майе было чему у нее поучиться.
Сохранив работы Сэйбл в отдельную папку, далее Майя уже открывала все ссылки подряд. Часов в девять утра она наткнулась на пост со ссылкой на статью о жутком случае, произошедшем в городе Майи. Майя восприняла новость спокойно. Жуткие случаи происходили в их городе регулярно, это уже давно никого не удивляло. Чего только стоил повешенный прошлой зимой парень. Аж мурашки по коже. Майя открыла ссылку. Статья с фотографиями. На верхней фотографии был ее университет. Это вмиг заинтересовало девушку.
Статья сводилась к двум моментам. Парень летом решал какие-то вопросы в университете. Видимо, вопросы переросли во что-то серьезное. Потому что парень спрыгнул из окна верхнего этажа. По спине Майи пробежали мурашки, волосы пошевелились. Она вспомнила ощущение смерти на подоконнике в университете. Фотография окна была сделана снаружи и ничего не сказала ей.
Второй момент был действительно страшен. Окно выходило во внутренний двор, летом в университете почти никого нет, тело обнаружили только на второй день. Местные собаки нашли его раньше и всю ночь таскали его. Собак всех до единой усыпили. Изувеченное тело было сфотографировано только местами. Собаки явно приняли его за еду. Майя прокрутила до следующей фотографии, фотографии парня при жизни. Лицо было простое, будто знакомое слегка… Все-таки мир не переставал шокировать. С легкой дрожью закрыв статью, Майя взглянула на часы. Уже давно утро! Майя вернулась за стол, взяла тетрадь Сэйбл. Она обещала вернуть ее сегодня. Надо дочитать.

Глава 15.
Майя листала страницы, вглядывалась в линии.  Тут были темные отпечатки пальцев, смяты листы были так, будто их кто-то небрежно листал грязными руками. Последний разворот был сплошь перемазан кровью Майя не сомневалась в том, что это именно кровь. В конце концов, она не раз наблюдала такое. Каждая малолетка, по неразумности пытавшаяся прибиться к их готической стае, начертать что-нибудь символическое на листе с написанным на нем стихом.
Но тут было другое. Листы были выпачканы не специально. Их держали и листали окровавленными руками. Майя задержала дыхание. На последнем развороте была только очень длинная надпись. Почерк был неровным и чуть продавленным, словно рука была напряжена до предела. Майя прочитала и не сразу поняла. Перечитав еще раз, она разделила текст на логические цепочки и, наконец, поняла смысл. Это были прощальные слова. Сэйбл писала, что ни на кого не обижена и не сердита, что никто не виноват, просила у всех прощения. Она попросила отпеть ее по особому обряду, предназначенному для упокоения души самоубийцы. Глаза Майи остановились на словах «Прощайте, удачи вам». Удачи вам. 
Майя схватила ноутбук. Она знала, что это за парень! Она видела его! Она видела его на кладбище. Он испугался собаки, сказал, что ненавидит их.
Майя вскочила. Выбежав из дома, вскочила в маршрутку и едва поборола желание бежать внутри нее. Сэйбл отдала ей свою тетрадь. Прошлый раз Сэйбл не было на кладбище…
Выскочив на нужной остановке, Майя легко преодолела развороченную машинами сырую дорогу, пробежала по главной улице и остановилась возле привычного столика. Она в панике осмотрелась по сторонам, потом внимательно осмотрелась. Сэйбл обычно где-то поблизости, тихая и неожиданная, однако, сейчас вокруг не было никого.


– Сэйбл!
Никого.


– Сэйбл! Сэйбл!
Приди, пожалуйста! Появись.


– Сэйбл! Сэйбл!!!
Голос Майи чуть не сорвался. Между деревьев мелькнула фигура в черном. Через секунду появилась Сэйбл, тихая и неожиданная, как всегда. Она на секунду остановилась, потом подошла к Майе.


– Я думала, что мне показалось. Почему кричишь?
Майя достала тетрадь из сумки.


– Ты смеешься, что ли? Из-за этой чепухи так кричать? – Сэйбл взяла тетрадь и даже не взглянула на нее.


– Открой. В конце. Там, где перепачканы страницы.
Сэйбл молча открыла и посмотрела.


– Что это? – спросила наконец она.


– Это ты написала. Твои прощальные слова.
Сэйбл моргнула.


– Когда я их написала?


– Летом, судя по всему. Ты не помнишь?
Сэйбл молча покачала головой, глядя в тетрадь.


– Ты что, хотела покончить с собой?
Сэйбл подняла на глаза. Она была сбита с толку.


– Я бы запомнила такое. Хотя, летом я была в ужасном состоянии.
Майя развела руками. Сэйбл закрыла тетрадь, взяла ее обеими руками и уставилась в пейзаж.


– Если бы я хотела, я бы сделала. Еще и вечеринку бы закатила по этому поводу. Я закатывала вечеринку?

 – Нет. Не закатывала. Хочешь еще кое-что расскажу? Помнишь, ты говорила, что видела могилу молодого симпатичного парня?
Сэйбл кивнула.


– Я, кажется, знаю, кто он. Сможешь ее еще раз найти?
Сэйбл осмотрелась.


– Да, наверное.
Она пошла вглубь кладбища. Вскоре показались могилы и кресты нового кладбища. Сэйбл побродила между ними.


– Вот, нашла. Ой!
Майя подошла.


– Да, тот самый, – кивнула она.
– Мы же его видели. Он подходил к нам! – глаза Сэйбл округлились. – Но он же уже был давно мертв.
Майя рассказала о том, что прочитала.


– Сказал, что терпеть не может собак, – кивнула Сэйбл.


– Вот так и не знаешь, с живым говоришь, или с мертвым. На улице или в магазине встретила бы и ни за что не поняла бы.
Сэйбл оглянулась, видимо в поисках хозяина могилы. Майя тоже оглянулась. Ей на секунду показалось, что парень сейчас стоит за их спинами. Тут она заметила знакомое место.


– Мы совсем недалеко от моих родственников.


– Ты давно хотела сходить к ним, – напомнила Сэйбл.


– Со мной пойдешь?


– Да, почему нет? Мне здесь ходить не к кому. У меня все родственники похоронены в другом городе.
Майя пошла в знакомом направлении. В просветах кустарника показалось знакомое надгробие. Майя подошла. Здесь должно было быть пять памятников, а стоял только один.


– А где остальные?
Над остальными могилами стояли кресты.


– Смотри-ка! Что он здесь делает? – удивилась Майя.
Она наклонилась и взяла с чуть потрепанных цветов под крестом свой дневник.


– А я его так долго искала.
Разгибаясь, Майя почти провела носом по кресту. Она сделала шаг назад и увидела табличку. Фамилия, имя, отчество, дата рождения и смерти. Майя не могла отвести взгляд от имени. «Майя». На табличке было написано «Майя». Майя стояла и смотрела. Ее фамилия, ее имя, ее отчество. Ее дата рождения. И дата смерти. Сорок дней назад.


– Амес, тут… твоя мама и сестра, а тут написано «Владислав».


– Это мой брат, – отозвалась Майя.
Земля покачнулась у Майи под ногами. Но соображала она по-прежнему четко и ясно. Внутри нарастало что-то огромное. Она подошла к каждой могиле и осмотрела их. Вряд лежали Тамара, Линда и Владислав. Сэйбл удивленно осматривала могилы.


– А тут… ты.
Майя погладила дневник. «Сверху похоронили», – поняла она. Сверху прежних могил, с бабушками и дедушками.


– А почему здесь твой дневник? – спросила Сэйбл.


– Я спросила у него, нашел ли он мой дневник.


– У кого?


– У отца. И он его сюда принес.


– К тебе на могилу?
Майя кивнула.


– То есть, получается, что он…


– Это он видел мой призрак, а не я его…


– Если ты мертвая, у тебя есть могила, и тот парень мертв и у него есть могила… Это… Это значит… Значит, где-то есть и моя могила? – Сэйбл смотрела на Майю.
По ее рукам, от самых локтей до запястий потекла кровь. Сначала чуть-чуть, потом полосами-ручейками и закапала на траву. Сэйбл выронила свою тетрадь.


– Ты действительно порезала вены. Тут. На кладбище, – сказала Майя.


– Зачем же я это сделала?
Сегодня последний, сороковой день.


– Мне надо идти.


– Куда? – Сэйбл впервые не хотела, чтобы Майя уходила.


– Домой. Мне надо к семье. Надо сказать им.


– Не оставляй меня.


– Я тебя не оставлю.
Майя прошла мимо Сэйбл и подняла с земля ее тетрадь. Сэйбл только смотрела на свои руки.


– Зачем же я это сделала…
Майя побежала. Вернувшись в старую часть кладбища, она увидела огонек. Был день, пусть и пасмурный. Но огонек Майя увидела очень четко. Это был огонек для нее. Она поспешила к нему. Вокруг свечки стояли те, кто назывался ее друзьями. Это были действительно ее друзья. Майя постояла возле них несколько минут, борясь с желанием бежать домой, и поняла это.
 Одна из девушек читала посвященный ей стих. Бэт стояла молча, на глазах ее были слезы. Эрик был совсем тихий и бледный, не отрываясь смотрел на огонек свечи. Майя осторожно подошла к нему и коснулась губами щеки парня. Эрик вздрогнул и оторвал от свечи взгляд. Бэт заметила это движение, подняла голову и замерла. Она увидела Майю, удаляющуюся от компании в сторону выхода. Майя знала, что ее увидели, почувствовала взгляд. Она оглянулась через плечо и улыбнулась Бэт. Глаза Бэт были широко распахнуты, однако, губы дрогнули в ответ. Майя показала ей тетрадь Сэйбл, присела и положила ее на траву. Сверху положила трикветру Эрика и пошла домой. Эта подвеска не дала ей приблизиться к Эрику, значит, защитит и от злых сил. Пусть будет с ним, пусть бережет его. Майя знала, что Бэт легко найдет в траве и тетрадь и подвеску. Друзья поймут, как помочь Сэйбл. Сама Майя ей помочь уже не могла. Здесь она сделала все, что могла. Кладбище больше не держало ее. Майя спокойно покинула его.
Оставались родственники. Влада и Линду убедить будет проще. Как быть с Тамарой? Это могло стать настоящей проблемой. Тамара — непробиваемая стена. Ей не так просто было что-либо доказать. А научно обоснованных и логичных аргументов у Майи не было. «Делай, что должна, и будь, что будет» – решила Майя.
Она зашла домой. Из гостиной слышался тихий разговор. Майя не стала разуваться и зашла в комнату. Она оглянулась и увидела, что совсем не оставляет грязных следов. Она и не могла уже больше оставить здесь свои следы… На диване сидела Тамара и тихо разговаривала с мужчиной.


– Клим Сильвестрович? – узнала Майя соседа, друга семьи.
Давно покойного соседа.


– Здравствуй, Майя.
Открылись входные двери и в коридор зашли Влад и Линда. Судя по лицам, они только что ссорились. Майя зашла в комнату и села на подлокотник кресла напротив матери. Линда и Влад заглянули в гостиную и замерли на пороге молча.


– Я была на кладбище, – сказала Майя. – Он положил мой дневник на могилу.
Майя показала дневник.
Тамара кивнула.


– Ты поняла, да? – спросила Майя.
Тамара улыбнулась.


– Знаешь, что самое интересное? – сказала Майя.
Тамара молча улыбалась.


– Что действительно, теперь все в порядке.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (51 оценок, среднее: 4,57 из 5)

Загрузка…